Лик в бездне (сборник), стр. 81

– И тут, в то мгновение, когда копье должно было ударить, между нами возник туман! Радужный туман, и он был… брошен. Как будто чья–то рука бросила сеть. Я услышал, как крылатый зверь разочарованно взвыл, Санту крепче схватила меня за руку. Мы побежали сквозь туман.

– Перед нами было ущелье меж двумя скалами. Снова и снова устремлялись мы к нему, и снова и снова прекрасный сияющий ужас обрушивался на нас – и каждый раз возникал сбивающий его с толку туман. Это была игра. Один раз я услышал смех и знал, кто мой охотник. Хозяин зверя. Тот, кто бросает туман. Человек с желтыми глазами… и он играет мной… играет, как ребенок играет с котенком, когда снова и снова бросает ему кусочек мяса и выхватывает его из голодных челюстей!

– Туман после последнего броска рассеялся, и вход в ущелье оказался прямо перед нами. Снова зверь устремился вниз – на этот раз никакого тумана не было. Игра надоела игроку! Зверь ударил, и Санту бросилась передо мной. Зверь отвернул, и лапа, которая должна была разорвать меня от горла до пояса, нанесла скользящий удар. Я упал… и падал сквозь лиги и лиги зеленой пустоты.

– Когда я пришел в себя, я оказался в постели, окруженный докторами, и с этим… – Он указал на забинтованную грудь.

– В ту же ночь, когда сестра уснула, я встал, посмотрел в драконье стекло и увидел… лапу, как ты и сказал. Зверь там. Он ждет меня!

Херндон немного помолчал.

– Если он устанет меня ждать, то может послать зверя за мной, – сказал он. – Я говорю о человеке с желтыми глазами. Хочу попробовать одно из этих ружей. Они реальны, эти звери, а таким ружьем я останавливал слона.

– Но кто он, человек с желтыми глазами? – прошептал я.

– Как кто? – спросил Херндон. – Конечно, сам Чудотворец!

– Ты не можешь в это верить! – воскликнул я. – Это… это безумие! Какая–то дьявольская иллюзия в этом стекле. Как будто… хрустальный шар тебя гипнотизирует, и ты думаешь, что видения, созданные твоим мозгом, реальны. Разбей его! Это дьявольское стекло, Джим. Разбей его!

– Разбить его? – недоверчиво переспросил он. – Разбить его? Нет даже за десять тысяч жизней – дар Рака! Не реальны? А разве эти раны не реальны? Разве Санту не реальна? Разбить его! Милостивый Боже, вы не знаете, о чем говорите! Да ведь это же единственная дорога к ней! Если этот желтоглазый дьявол так же умен, как выглядит, то он должен знать, что ему не нужно держать тут зверя на страже. Я хочу идти, Уорд, хочу идти и привести ее назад со мной. Мне кажется, что он… ну, не полностью все контролирует. Мне кажется, что Великий Чудотворец не мог полностью отдать в руки Рака души всех тех, кто пройдет через множество ворот в его царство. Должен быть выход, Уорд, должен быть путь к бегству. Я ушел от него один раз, Уорд. Я в этом уверен. Но я оставил там Санту. Мне нужно вернуться за ней. Поэтому я и нашел узкий коридор за тронным залом. И он тоже знает это. Поэтому и спустил на меня своего зверя.

– Я пойду туда снова, Уорд. И вернусь – вместе с Санту!

Но он не вернулся. Прошло шесть месяцев с его второго исчезновения. Он опять исчез из спальни, как и в первый раз. По завещанию – в нем говорилось, что если он исчезнет и не вернется в течение недели, обладание домом и всем его имуществом переходит ко мне, – я оказался владельцем драконьего стекла. Драконы снова закружились для Херндона, и он снова прошел через Врата. Я нашел только одно слоновье ружье и понял, что второе он унес с собой.

Ночь за ночью сижу я перед стеклом, жду, что он вернется – с Санту. Рано или поздно они вернутся. Я знаю это.

×