Внутреннее дело, стр. 6

10

— Ретиф, это фантастика! — сказал Маньян, как только Слунч вышел из контакта с ними. — Как мог Раф Фокс исчезнуть без всяких следов? Он имеет прекрасную аппаратуру, радиоактивные датчики, проектор гамма-лучей и прочая, прочая, прочая…

— Если только Слунч не лжет телепатически, он удивлен не меньше нашего, — сказал Ретиф.

Маньян вытер лоб платочком.

— Боже, меня что-то лихорадит. Господи, у меня, кажется, начинается жар. Интересно, может ли Его Верховность изготовить антибиотики?..

— Это не жар, — ответил Ретиф, — Действительно, становится теплей. Сейчас около девятнадцати градусов.

Праздничная толпа вокруг, которая до сих пор держались дипломатически, на некотором расстоянии, выказывала знаки отчаяния. Они буквально дрожали под своими квазичеловеческими формами, облеченные в странные костюмы.

— У вас есть какой-нибудь план, как нам спастись с этой раскалённой сковородки? — задыхаясь спросил Маньян, обмахиваясь руками, как веером.

— Я думаю, они и сами не имеют представления, как им спастись, — заметил Ретиф. — Они приняли форму максимально излучающей поверхности.

Слунч пробрался к ним через буквально расползающуюся, аморфную толпу. Только его фигура оставалась по-прежнему нормальной.

— Что здесь происходит, Слунч? — спросил Маньян тоном настолько официальным, насколько мог себе позволить. — Это напоминает мне духовку.

— Температура поднялась до необычно высокого уровня, — категорически ответил Слунч. — Его Верховности, по-видимому, стало хуже. Его лихорадит. И будет чудом для нас, если мы все не погибнем следующим же утром.

Маньян схватил Ретифа за руку.

— Мы должны немедленно уходить отсюда!..

— Нет! Ничего не изменилось, — быстро сказал Слунч. — Я не могу позволить вам уйти. Впрочем, это уже неважно, — слабо телепатировал он, — поймав взгляды землян. — Я уже ни на что не надеюсь. Его Верховность достиг температуры 110 градусов и она продолжает повышаться… Это конец для всех нас…

11

— Может быть и нет, — сказал Ретиф. — Где здесь ближайший выход наружу?

— Бесполезно. Его Верховность закрыл все выходы. Мы заперты.

— И вы собираетесь спокойно ожидать своей участи?! — с негодованием воскликнул Маньян.

— Но мы ничего не можем поделать, — упадническим голосом ответил Слунч.

— Вы говорите, Его Верховность обречён? — спросил Ретиф. — Можно ли предложить какие-нибудь экстремальные меры для его спасения?

— Что вы предлагаете?

— У вас есть здесь где-нибудь носовые отверстия?

— Я думаю, но…

— Время не ждёт, — сказал Ретиф. — Ведите нас туда.

Слунч устремился вперёд.

— Я думаю, это бесполезно. Носовые отверстия закрыты. Это безусловно. Я говорю вам, его мысли полностью перепутались… — дальше он продвигался молча по покрытому буграми полу. Повсюду лежали бессознательные квахоги. Некоторые судорожно дергались. Их цвет напоминал цвет необжаренных голубиных тушек.

Группа оказалась в пустом носовом проходе и, свернув налево, очутились в плохо освещённом коридоре, украшенном табличками «Не курить!» и увеличенными фотографиями, вырезанными из разных журналов.

— Здесь немного прохладнее, — промямлил Слунч. — Но нет никакой разницы. Все закрыто.

Они находились в помещении с высокими сводами, полностью заполненном какими-то кожаными занавесками, которые висели, слегка покачиваясь.

— Носовые мембраны? — спросил Ретиф.

— Да. Вы видите, все плотно закрыто. Все противопыльное, противоветреное…

— Можете ли вы попытаться уговорить Его Верховность открыть их?

— Я пытался, — сказал Слунч, собираясь в кучу. — Но он не внемлет моим просьбам. Может быть, вам удастся? Он по вашей просьбе может превратиться в какой-нибудь продукт.

— Да-да, для продажи в посольстве Земли, — простонал Маньян. — Поторопитесь, Ретиф. — Проделайте дыру в этой тряпке и вопрос будет исчерпан.

— Ретиф, вы не должны этого делать! — Слунч сделал попытку схватить землянина, который отступил в сторону.

— Но что же нам остается делать?

— Вы обманули меня! — взвыл Слунч, — Увы мне, несчастному! Я окажусь причиной мучений Его Верховности в последние мгновения его жизни!

— Послушайте, Слунч, мне нужна ваша помощь, — перебил его Ретиф. — Как глубоко под землей мы сейчас находимся?

— Около тридцати футов, я думаю.

— Можете ли вы вытянуться на эту длину?

— Очень просто, но…

— Вам потребуется какой-нибудь якорь. Ну-ка, обхватите этот выступ. По-видимому, он является каким-то сенсорным окончанием.

— Но зачем?

— Потому что, если вы не сделаете этого, я прожгу дыру в Его Верховности!!

Слунч последовал инструкциям, свернувшись вокруг сенсорного окончания и закрепившись на нем.

— Цепляйтесь за него, мистер Маньян, — сказал Ретиф своему начальнику, устраивайтесь верхом на квахоге.

— Что вы собираетесь сделать?

— Проверить рефлексы, — сказал Ретиф, — Ну-ка, зажмите нос!

Он вытащил коробочку с коричневым аллергическим порошком гроуси, открыл ее и высыпал содержимое на ближайшую чувствительную мембрану.

Результат был потрясающим. Мембрана дёрнулась, подобно шторам, сделалась огненно-красной и сморщилась, отбросив во все стороны облако порошка. Он осел на других ближайших мембранах, они тоже задёргались и изменили цвет. И вдруг впереди образовалась сорокафутовая щель, открывая вид ослепительного дневного света и пропуская волну холодного, свежего воздуха.

— Это только «А», — объяснил Ретиф, — Ну, сейчас держитесь крепче!

Второе, третье судорожное втягивание воздуха.

— Слунч, приготовиться!..

Стены разомкнулись.

— Вперёд! — скомандовал Ретиф. Подобно чудовищному удаву, квахог быстро скользнул вперёд и вылетел наружу.

— Ну, держитесь покрепче, — сказал Ретиф Маньяну. И через мгновение со страшным, подобным землетрясению, чиханием они оказались на свободе, среди резиновых колец министра внутренних дел.

12

— Ну, вот мы и снаружи, — простонал Слунч, медленно принимая обычные для суперслага формы. — Но что же случилось? Его Верховность ушел в небытие… Мы, выжившие, будем обречены карабкаться по скалам, подумайте об этом. Миллионы лет эволюции пошли насмарку…

— Ну, не так горестно, Слунч, — сказал Ретиф. — Вы можете нас привести на то место, где вы нас нашли?

— Покинув место последней агонии Его Верховности?

— Ретиф, вы говорили что-то о том, что его можно спасти?

— Да, но я не гарантирую успеха. Однако можно попробовать кое-какие меры. Пойдёмте!

Полчаса ушло у маленькой партии на то, чтобы добраться до места, где были расположены посадочные боты и грузовое судно с медикаментами. Под управлением Ретифа Слунч превратился в большую бульбообразную бочку с тонким носиком на конце.

Ретиф открыл один из двенадцати контейнеров.

— Отлично, Слунч, накачивайтесь! — скомандовал он.

Неуклюжий Министр внутренних дел поместил свой тонкий носик в ближайшую бочку и заметными мускулистыми сокращениями начал втягивать в себя её содержимое. Он быстро повторил то же самое и с другими оставшимися контейнерами. После чего он превратился в огромную бочкообразную башню.

— Ретиф, — слабо телепатировал он, — А вы твердо уверены в том, что собираетесь делать?

— Совершенно. Пошли обратно.

Это было очень трудное передвижение.

Нагруженный подобно громадному грузовому катеру, Слунч передвигался тяжело и неуклюже, с трудом переваливаясь через каждый холмик и издавая телепатические стоны и всхлипывания.

Наконец показалась кромка холмов, под которыми страдал Его Верховность.

— Ну, а сейчас последний фокус, — сказал Ретиф. — Можно ли каким-нибудь образом заставить Его Верховность открыть свою глотательную полость?

— Невозможно, — заявил Слунч. — Это же защита против сильнейших ураганов.

×