Лес на небеси, стр. 2

Десятки клапанов открылись, как по команде, и тут же по округе разнеслось громкое шипенье. Ярко раскрашенные пластиковые пузыри со свистящим звуком расправлялись, наполняясь газом, за плечами дипломатов с Земли. Господин посол выполнил прыжок на месте и взмыл в воздух высоко над головами своих коллег. На землю он уже не опустился, а остался висеть, поддерживаемый надувшимся за его спиной баллоном. Небольшие батарее реактивного движка, закрепленного на поясе, весело запыхтели. Полковник Смартфингер, широкий в кости человек, подскочил вверх вполсилы, стал падать обратно, но едва носки его ботинок коснулись травы, как его захлестнул порыв ветра и потащил по земле, как перекати-поле. Маньян, который был легче всех остальных по весу, несмело подпрыгнул и тут же оказался в воздухе рядом с руководителем миссии. Ретиф предусмотрительно ознакомился с выданным ему аппаратом, установил главный рычаг в среднем положении и легко взмыл в воздух, пока некоторые дипломаты еще возились с надуванием своих баллонов. Ретиф не хотел быть последним.

— Великолепно, джентльмены! — воскликнул Олдтрик, победно вскинув руки, когда увидел, что все члены миссии с Земли висят в воздухе на высоте пяти футов, привязанные друг к другу веревками, словно альпинисты. — Полагаю, все вы уже чувствуете то особое ощущение восторга, которое возникает, когда перед человеком открываются новые просторы для освоения!

— Лишь бы старые не закрылись, — пробормотал тихо Маньян, с ностальгией глядя вниз, на лужайку с выходящими то тут то там на поверхность скальными породами.

Их сносило ветром все дальше. Зеленый газон, на котором их высадил космический бот, резко уплывал к горизонту. Этот дымчато-зеленый ковер разрывался в некоторых местах скальными породами, будто водная гладь коралловыми рифами, будто Дэлиэскианская пустыня одинокими замками-крепостями.

— А теперь — вперед! К тому, что, как я надеюсь, скоро назовут «новым подъемом дипломатии»! — радостно вскрикнул Олдтрик.

Он передвинул контрольный рычаг своего движка на несколько делений и понесся ввысь, сопровождаемый нестройной стайкой своих подчиненных.

2

На высоте пятисот футов Маньяну наконец-то удалось схватить Ретифа за руку и занять свое место рядом с ним.

— Бот улетает! — Он указал в направлении противоположном тому, в котором они летели, и Ретиф увидел взбирающуюся к дальним облакам, искрящуюся на солнце стрекозу — космический корабль Корпуса, на котором они прибыли на эту планету. — Он покидает нас здесь!

— Это знак уверенности господина посла в том, что мы найдем здесь теплый прием и дружеское расположение со стороны цунеров, — высказал предположение Ретиф.

— Если честно, то мне до сих пор не совсем понятно, к чему Сектору понадобилось посылать в этот пустынный мир дипломатическую миссию, — крикнул Маньян, стараясь перекрыть своим голосом свистящий ветер, резко бьющий в грудь быстро летящим дипломатам. — Ретиф, у вас всегда имеется дополнительная информация по любому вопросу. Скажите, что может стоять за этим решением нашего начальства?

— Если верить нашим источникам информации, — ответил тот. — То на Цун покушаются пятиглазые гроасцы. Уже хотя бы поэтому. Корпус должен срочно заинтересоваться планетой и обойти гроасцев на первом же удобном повороте!

— Ага! — Маньян хитро прищурился. — Они знают что-то такое, чего мы не знаем об этой планете. Кстати, — он не мог понизить голос, потому что тогда Ретиф его не услышал бы, но подвинулся к нему ближе, — кто сказал вам об этом? Господин посол? Господин заместитель министра?

— Берите выше! Бармен в кафе нашего департамента.

— Ну что ж, полагаю, наших пятиглазых друзей постигнет большое удивление, когда они, заявившись на эту планету, найдут на ней нас, уже стоящих на короткой ноге с местными разумными. Какой бы чудаковатой не казалась нам техника господина посла Олдтрика, я считаю, что у нас не было другого способа добраться до цунеров, — сказал Маньян и, вытянув вперед шею, стал вглядываться в причудливую формацию скал, мимо которых они поднимались во все новые высоты. — Странно, что никто из них не выходит нас встречать.

Ретиф тоже туда посмотрел.

— Нам еще нужно пролететь шесть тысяч футов, — сказал он. — Надеюсь, на вершине горы нас уже ожидают с оркестром и местными экзотическими фруктами.

Спустя полчаса вся группа дипломатов с послом Олдтриком во главе поднялась над последним препятствием и получила возможность взглянуть вниз, на страну чудес из розового и фиолетового кораллов, на лабиринты улиц, шпили зданий, туннели, мосты, гроты, башни, пещеры. Все было так сложно и одновременно так хрупко, что походило на причудливый стеклянный узор.

— Теперь осторожнее, джентльмены, — распорядился Олдтрик, повернул контрольный рычаг и совершил плавную посадку на восхитительную арку, перекрывавшую расселину, наполненную живым мерцанием от света, проникавшего сквозь полупрозрачные коралловые скалы. Приземлились рядом с послом и остальные дипломаты. Все застыли в восторженном молчании и с восхищением оглядывались вокруг.

Посол первым пришел в себя. Он открыл клапан, чтобы выпустить газ из баллона, расстегнул ремни крепления, стягивавшие грудь и все больше хмурился, видя окружающую их всех мертвую тишину.

— Интересно, куда запропастились жители города? — спросил он и тут же все взгляды обернулись на него.

— Очевидно, джентльмены, аборигены немного пугливы, — заявил он. — Походите, погуляйте вокруг. Выражение на лицах — дружеское, приветливое. Постарайтесь избегать заходить в какие-либо священные или запрещенные места. Например, в храмы, усыпальницы и прочее.

Скинув сдутые газовые мешки в кучу рядом с местом своего приземления, земляне разбрелись по пещерам, кто-то пошел гулять по аллеям, стелющимся между коралловыми дворцами, которые были погружены в тишину. Ретиф проследовал узкой тропинкой, взбиравшейся на гребень горы, изгибающийся выше всех остальных точек. Маньян заспешил ему вслед, утирая лицо надушенным носовым платком.

— Очевидно, никого нет дома, — выдохнул он, добравшись до небольшой площадки, на которой стоял и обозревал раскинувшиеся внизу просторы Ретиф.

— Это даже как-то смущает. Интересно, какие меры были ими приняты для того, чтобы накормить и приютить нас?

— Еще одна интересная вещь, — не отвечая на риторический вопрос Маньяна, проговорил Ретиф. Он был задумчив. — Ни тебе пустых пивных бутылок, ни консервных банок, ни фруктовой кожуры. Словом, вообще никаких признаков жилья.

— Да уж, подвели нас ребята, — раздраженно поговорил подошедший сзади сотрудник экономического отдела. — Какая наглость! И, главное, со стороны кого?! Со стороны одушевленных и маленьких дирижаблей-невидимок!

— Я так думаю, что город эвакуировался! — крикнул издали сотрудник политического отдела тоном аналитика, серьезно изучающего важную проблему.

— Мы также можем уйти.

— Чепуха! — рявкнул Олдтрик. — Вы что же, предлагаете мне взять обратный курс на Сектор и заявить там, что не смог отыскать правительство, при котором я был аккредитован?!

— Батюшки! — воскликнул Маньян, заметив одинокую темную тучу, угрожающе быстро приближавшуюся к городу. Эта туча плыла гораздо ниже облачного слоя. — У меня какие-то нехорошие предчувствия! О, господин посол… — вскрикнул он вдруг и быстро побежал вниз по тропинке.

В ту же секунду из ближайшей пещеры до всех донесся дикий вопль. Все повернули туда головы и увидели появившегося у выхода из пещеры военного атташе, в руках которого находился какой-то небольшой предмет, походивший издали на кусочек просмоленного каната, обугленного на одном конце.

— Признаки жизни, Ваше Превосходительство! — объявил радостно полковник. — Я нашел окурок дурманной палочки! — Он на миг поднес свою находку к лицу и тут же добавил: — Курили совсем недавно!

— Дурманные палочки?! Невозможная чепуха! — воскликнул и отшатнулся от полковника, который совал свою находку ему прямо в лицо. — Я уверен, что цунеры слишком утонченны, чтобы предаваться таким примитивным порокам!

×