Гарпии, стр. 83

— Разве ты на её месте не уехала бы? Хотя бы для того, чтобы наконец её оставили в покое.

— А зачем ей этот покой? Чем ей здесь плохо? Издеваются над ней, что ли?

Последние фразы услышала возвратившаяся домой Доротка. День стоял солнечный, тёплый, окно гостиной оставили приоткрытым, и громкие голоса тёток отчётливо были слышны снаружи, поскольку девушка оказалась под самым окном. Издали ей бросился в глаза помятый кустик жасмина. Неизвестно, полиция ли его помяла или убийца, надо было привести в порядок. И тут девушка услышала беседу тёток.

Столь раннее возвращение домой объяснялось тем, что они с Яцеком на сегодня запланировали два чрезвычайно важных мероприятия: отпраздновать вдвоём наконец настоящее обручение, ибо вчера твёрдо решили пожениться, а потом намечен был визит к родителям Яцека. И ещё они решили купить не квартиру, а целый особняк. Наконец-то дошло, что Доротка теперь в состоянии купить даже замок, если бы пришла охота.

— И он будет твоим! — твёрдо заявил Яцек. — Никакого совместного имущества! Молчи, так я решил. А если у нас будут дети, кстати, я люблю детей, так вот, пусть они знают, чьё имущество унаследуют.

Счастливая Доротка с блаженной улыбкой соглашалась на все, что бы Яцек не предлагал, даже не совсем понимая смысл его слов. Почему-то за эти дни он стал для неё главным человеком в мире, пупом Вселенной, она видела в парне сплошные достоинства и не способна была критически воспринимать его высказывания. Например о путешествии.

Нет, не свадебном, правильнее его назвать предсвадебным. Это была идея Яцека. Ведь они так мало знакомы, почти не знают друг друга, а вдруг Доротка откроет в нем какие-то черты, неприятные или даже отталкивающие, что тогда подумает? Что он поторопился окрутить богатую наследницу, не давая ей времени опомниться. Ну так вот, пусть опомнится, приглядится к нему, ведь сейчас видит в нем сплошные достоинства. Он-то в ней наверняка никаких недостатков не найдёт, уж в этом он был уверен. Но надо и невесте дать шанс. Отсутствие финансовых проблем существенно облегчало задачу.

— Знаешь, все случившееся я считаю чудом и никак до конца не могу поверить в наше счастье, — с тем же блаженным выражением лица признавалась Доротка жениху. — Ведь такие вещи только в сказках происходят! Или в исторических романах. Я имею в виду не только богатство, но и нашу любовь. Неужели с нами и вправду такое случилось?

— Статистически имело право случиться, — подумав, рассудил Яцек. — На всю страну один такой случай. Выигрывают же люди в лотерею.

И вот теперь, пригнувшись к жасмину и боясь распрямиться, Доротка с ужасом слушала, как тётки решают её судьбу. Случись ей услышать их планы хоть несколько дней назад, она бы с гневным возмущением восстала против них, хотя бы для того, чтобы поступить назло им, даже от собственной свадьбы бы отказалось, но теперь:

— Учтите, никаких других районов Варшавы, никаких Жодибожей или там Ломянок, пусть покупают квартиру в нашем районе, поблизости от нас. Я желаю Доротку всегда иметь под рукой и не спускать с неё глаз, а то непременно отколет какие-нибудь глупости. Да и Яцек нам в хозяйстве пригодится, — рассуждала Сильвия.

— Особенно в отсутствие Мартинека, — иронически добавила Меланья.

— А тебе самой хочется бегать в магазины, выносить мусор и возиться с мойкой? — одёрнула сестру Фелиция. — Я лично этим заниматься не в силах, да если бы и хватило сил, не вижу причин, по которым этим не может заняться молодое поколение. Надо бы им как-нибудь пересечься с Мартинеком, чтобы сменить друг друга.

— А ведь Доротка получила больше нас всех! — напомнила Сильвия. — Глупая эта Ванда, да упокоит Господь её душу, надо было все нам оставить, а уж мы бы по справедливости разделили. Тогда могли бы ещё немножко её повоспитывать.

— Уж я бы занялась её замужеством! — размечталась Меланья. — Вот если бы она не была совершеннолетней… а то нашла сопляка.

— Но она совершеннолетняя, и тут уж ничего не поделаешь.

— Во всяком случае надо потребовать от неё доверенности распоряжаться всеми её счетами в банке, ведь непременно все разбазарит.

— Не она, так её муженёк.

— Не думаю, что согласится. Что-то в последнее время она стала задирать нос.

— Вот и дадим ей по этому носу!

— Уверена, станет сопротивляться, когтями и зубами вцепится в свои денежки. Нет, не уверена, что нам удастся её приструнить.

«Господи, ну сущие гарпии!» — в панике подумала Доротка.

Хищно и злобно звучали голоса тёток. Вроде бы и забота в них проскальзывала, но какая-то тоже хищная, не было в ней сострадания для племянницы, все мысли только о себе. Как она боялась такой заботливости тёток!

Первой мыслью было развернуться и бежать куда глаза глядят, сейчас же, немедленно навсегда покинуть этот дом. Могла бы поселиться в какой-нибудь гостинице. Езус-Мария, что было бы с ней, если бы не вернулась из Америки крёстная бабуля, если бы не оформила завещания на неё и не позволила задушить себя! Ведь тогда Доротке пришлось бы оставаться под одной крышей с этими ужасными тётками или скитаться по Варшаве, снимая жалкие углы, на оплату комнаты вряд ли хватило бы денег. А потом вместе с Яцеком они бы много лет вкалывали, чтобы заработать на квартиру. Хотя, вряд ли тогда она вообще познакомилась бы с Яцеком, ведь до приезда бабули на такси не ездила. Меланья вскоре лишилась бы своего Павла и вконец осатанела. А закончилось бы все тем, что она, Доротка, стала такой же, как и они, ведь вот же, даже теперь уже ощущает в себе какую-то гарпиеватость… Кошмарная перспектива! Да нет, ни за какие сокровища мира не станет она таким чудовищем, не будет третировать своих детей!

Дойдя до детей, Доротка опомнилась и немного остыла. Стоп, куда? И зачем? Ведь все эти ужасы она напридумывала, «что было бы если». Ничего такого ей не придётся испытывать, все в порядке. И сразу вернулось хорошее настроение. Ведь теперь она не должна больше… Девушка не стала уточнять, чего именно она не должна больше бояться, или делать, зато с удовлетворением подумала о том, что теперь она может делать. Ну, например, может, и в самом деле поселиться где-нибудь поблизости, пусть эти гарпии тоже радуются.

Доротка вдруг ощутила себя переполненной счастьем настолько, что оно переливалось через край, его хватило бы на то, чтобы было осчастливить весь свет. Плевать ей на заговор тёток. Не подслушивая больше, девушка решительно шагнула к входной двери. Прежде чем позвонить, толкнула дверь. Она оказалась незапертой. Все правильно. Раз заперли одну дверь, про вторую уже забыли, как можно помнить сразу о двух дверях? Господи, как это похоже на её тёток!

Весело улыбаясь, Доротка вошла в дом и остановилась в дверях гостиной. При виде племянницы гарпии сразу смолкли.

— Ладно, так и быть, — ласково сказала девушка. — Дом мы купим недалеко отсюда, в Секерках. А в путешествие отправимся с таким расчётом, чтобы пересечься с поганцем Мартинеком. И выдам я вам доверенность на один из моих счётов, делайте с ним, что хотите…

×