Дочь моего врага, стр. 2

Девушка кивнула, и Артур медленно выпустил ее из объятий. Незнакомка тотчас же повернулась к нему лицом. В лунном свете и под покровом деревьев ему удалось разглядеть ее глаза.

— Навлечь на нас беду? Кто вы?

Ее голос был нежным, и сладостным и, к счастью, негромким.

Взгляд скользнул по его фигуре. Сегодня ночью он был легко одет, как и всегда, когда ему предстояла работа. На нем была только черненая кольчуга без рукавов, наголовник и узкие кожаные штаны. Шлем, закрывавший лицо, и оружие изобличали в нем рыцаря.

— Вы не повстанец, — заметила она, подтверждая его догадку о том, что ее симпатии не на стороне Брюса.

— Ответьте леди, — сказал ее спутник, — а иначе узнаете вкус моего меча.

Артур с трудом подавил желание рассмеяться. Рыцарь был весь грубая сила и двигался с такой же ловкостью, как баржа. Но, сознавая, каково их положение, Артур решил не тратить время на споры. Ему нужно было как можно скорее вывести девушку и ее телохранителя из опасного места. Как можно скорее.

— Я друг, миледи, — сказал он. — Я рыцарь на службе короля Эдуарда.

По крайней мере сейчас.

Внезапно он замер. Что-то изменилось. Он не мог бы сказать, как узнал это, возникла ли тревога в его сознании или он почувствовал какое-то движение в воздухе.

Сюда направлялись люди Брюса, и они их вот-вот обнаружат.

Артур выругался. Времени на то, чтобы убеждать ее любезно, не оставалось.

— Вы должны немедленно уйти отсюда, — сказал Артур голосом, в котором прозвенела сталь, голосом, не допускающим возражений.

И тотчас же заметил тревогу в ее взгляде. Должно быть, она тоже почувствовала опасность.

Но было уже слишком поздно. Поздно для них всех.

Он грубо толкнул ее за ближайшее дерево, и в тот же миг ночной воздух прорезал тихий свист стрелы. Стрела, предназначенная для девушки, с глухим стуком вонзилась в дерево. Однако следующая попала в цель — телохранитель застонал и схватился за живот.

Артур успел уклониться, но другая стрела пронзила его плечо. Скрежеща зубами, он схватил ее за древко и обломил его. Он не думал, что наконечник проник глубоко, но опасался рисковать и извлекать его прямо сейчас.

Люди Брюса сочли его одним из курьеров. Их ошибка была понятна, но для него ужасна, потому что создала затруднительное положение и вынуждала вступить в битву со своими соратниками. Выбор был невелик: защищаться или раскрыть свое инкогнито.

У него все еще была возможность скрыться.

Может, они поймут, что перед ними девица? Хотя на это надежды мало.

Если бы он скрылся, она бы погибла.

Артур едва успел подумать об этом, как разверзлась преисподняя: люди Брюса налетели на них, выскочив из тьмы, как стая демонов ада. Телохранитель леди, все еще шатаясь от раны, был сражен еще и копьем, угодившим в бок.

Артур услышал испуганный крик за спиной и тотчас загородил своим телом девушку, предотвратив ее попытку броситься на помощь к поверженному воину. Однако ему уже нельзя было помочь.

— Спрячьтесь за дерево! — выкрикнул Артур и тотчас же повернулся, чтобы отразить удар меча, последовавший справа.

Нападавший воин предоставил ему возможность нанести удар, но Артур этим не воспользовался.

И тотчас же ему пришлось отражать новый удар меча. Он выругался. Что, черт побери, ему оставалось делать? Раскрыть свою тайну? Поверят ли ему? Он мог бы проложить себе дорогу к свободе и безопасности мечом, но оставалась девушка…

Минутой позже от него ускользнула возможность принимать решения.

Из-за деревьев послышался громкий мужской голос:

— Стойте!

Похоже было, что воины смешались, однако привычка подчиняться взяла верх, потому что они послушались и остановились. Несколькими секундами позже из-за кустов выступила знакомая фигура.

— Рейнджер, что, черт возьми, ты здесь делаешь?

Не веря своим глазам и качая головой, Артур сделал несколько шагов вперед, чтобы приветствовать появившегося из-за кустов воина в черном. Грегор Магрегор! Он был лучшим лучником на Северо-Шотландском нагорье и потому получил воинское прозвище Стрела, выбранное самим Брюсом, чтобы скрыть его подлинное имя как члена Хайлендской гвардии.

Они сжали друг друга в объятиях, и вопреки своим первоначальным колебаниям Артур осознал, что широко улыбается. Черт возьми! Как приятно было его видеть!

— Рад, что пока еще никто не испортил твоего хорошенького личика, — сказал он, зная, как Магрегора тревожит и раздражает молва о его красоте.

Магрегор рассмеялся:

— Они стараются это исправить. Чертовски приятно тебя видеть. Но что ты здесь делаешь?

Однажды Артур спас жизнь Магрегора точно таким же образом. И это было не так трудно, как выглядело, если преодолеть страх.

— Сожалею о стреле, — сказал Магрегор, указывая на плечо Артура.

Артур мотнул головой:

— Все в порядке.

Он бывал в передрягах и похуже.

— Вам знаком этот предатель, капитан? — спросил один из его людей.

— Да, — ответил Магрегор, прежде чем Артур успел его предостеречь. — Он не предатель. Он один из нас.

Черт возьми! А где девушка? Он совсем забыл о ней. Она могла расслышать Магрегора.

А тот уловил шорох за деревом и потянулся к луку, но Артур остановил его.

— Все в порядке, — сказал он, обращаясь к незнакомке. — Можете выйти из укрытия.

Она выступила вперед, и Артур взял ее за локоть. Девушка замерла, будто ее могло оскорбить его прикосновение. Ну конечно, она все слышала.

В этой потасовке капюшон ее плаща соскользнул назад, открыв длинные блестящие золотисто-каштановые локоны, ниспадающие на спину густыми тяжелыми волнами. Ее пронзительная красота на мгновение ошеломила Артура. А когда лунный луч упал ей на лицо, его сердце сделало яростный скачок.

Господи, как она хороша! Ее маленькое личико казалось еще меньше из-за огромных глаз, опушенных длинными густыми ресницами. Носик был маленький и слегка вздернутый, подбородок острый, а брови образовывали две четко очерченные дуги. Губы ее имели форму лука Купидона и были нежно-розовыми, а кожа… ее кожа была гладкой и бархатистой, как сливки. Она походила на нежного уязвимого пушистого зверька, котенка или крольчонка.

Увидеть в разгар войны невинное дыхание женственности было очень неожиданно.

Артур мог только пялиться на нее в изумленном молчании, в то время как этот сукин сын Магрегор выступил вперед, снял с головы шлем с наносником и галантно склонился над ее рукой.

— Прошу прощения, миледи, — сказал он с улыбкой, сразившей наповал половину женских сердец в горах, а другой половине еще предстояло испытать ту же участь. — Мы ожидали кое-кого другого.

Артур расслышал предсказуемый вздох девушки, когда перед ней предстал человек, мужчина, известный как самый красивый на Северо-Шотландском нагорье. Но, к его удивлению, она быстро овладела собой и теперь казалась безмятежно спокойной. Большинство женщин на ее месте способны были бы только невнятно что-то бормотать.

— Судя по всему, это так. Правда ли, что ваш король-разбойник охотится теперь на женщин? — спросила девушка презрительно. Она бросила взгляд на церковь впереди. — Или он предпочитает воевать со священниками?

Для девицы, окруженной врагами, она обнаружила поразительную отвагу. Богатый плащ, подбитый горностаем, выдавал ее высокое происхождение, а гордость и манера держаться говорили о том, что она отпрыск благородного рода.

— Как я уже сказал, произошла ошибка, — объяснил Магрегор. — Король Роберт ведет войну только с теми, кто не признает его законных прав.

— Можно ли привести сюда священника? — спросила девушка, и ее взгляд обратился к убитому телохранителю. — Для моего человека все кончено, но, возможно, священник еще сможет дать отпущение тем, кто ожидает его в замке.

Отпущение грехов в соответствии с ритуалом, подумал Артур. Вероятно, речь идет о раненных на прошлой неделе в битве при Глен-Трул.

Хотя лицо его было закрыто шлемом, он старался понизить голос, чтобы не выдать себя. И так уже его инкогнито было под угрозой, и он не хотел, чтобы оставалась хоть слабая возможность узнать его. Должно быть, девушка находилась в родстве с одним из дворян, призванных в Эйр выслеживать Брюса.

×