Охотник из тени, стр. 61

— Дарта? — уточнил Т'мор, на что хорг только пожал плечами, мол, его не интересуют имена прихвостней эйре.

— Если бы я его убил, ты должен был бы вызвать меня на поединок… но после сегодняшнего… когда ты плеснул в эйре Тьмой… В общем, я увидел результат того несостоявшегося поединка, так что ты спас меня дважды, Т'мор. Да и не встречал я еще существ, так близко стоящих к Ночи. Согласись, такого незазорно принять в личный круг? — чуть запинаясь от выпитого, пояснил Арролд.

— А то, что я вхожу в один из Домов риссов…

— Хм. Прибудем в Хороген, поймешь, что не все хорги считают котов заклятыми врагами.

— Однако, — покачал зашумевшей головой Т'мор и, наткнувшись на чуть хмельной, но цепкий взгляд белогривого, протянул ему руку: — Плевать я хотел на политику риссов и хоргов. Кто я такой, чтобы отказываться, когда мне предлагают дружбу?

Хорг и человек пожали руки и, чуть покачиваясь, пошли на поиски следующей бутылки вина. По пути они умудрились чуть не снести теплую компанию из двух капитанов и одного посла, но вовремя сориентировались и успели затормозить. Полных бутылок поблизости не нашлось, зато рядом с капитанами обнаружилось с пяток бочонков, вино из которых им наливал пастар «Ищущего». Провожаемые сполохами удивления белогривых, Т'мор и Арролд переглянулись, схватили один из бочонков и моментально смылись к облюбованной ими надстройке.

— Слушшай, Арролд… А как к такому финту отнесется Лоннер? — проговорил Т'мор, наливая вино.

— Во-первых, это не его ума дело. А во-вторых, он и так в курсе.

— И?

— Что «и»? Будь ты Светлым, нас обоих уже утопили бы. Но ты-то дитя Хаоса побольше, чем некоторые хорги! А такие вещи во многом определяют статус клана в обществе. Чем больше сильных магов, тем выше авторитет. Так что от нашей дружбы еще и немалая польза, — фыркнул Арролд. И Т'мор почувствовал, как от хорга покатилась волна довольства. — Так-то.

— Предусм-мотрительн-ный, — тяжело кивнул человек.

— Точно. А я все думал, что же я забыл-ик… — протянул хорг, нашарил в кармане какой-то предмет и отдал его Т'мору. — Я его сразу-ик после боя пр… пердысмотрительно взял в своей каюте. Знак клана Хаш. Носить-ик на руке, не снимая. Тебе защита-ик, клану ув-важение…

— Погоди-погоди. То есть принятие в личный круг… — Т'мор почувствовал, что хмель начал стремительно покидать его изрядно затуманенную голову, и присосался к кружке, после чего уставился на тяжелый витой браслет, переданный ему хоргом.

— Любое-ик существо, принятое в личный круг одного-ик из старших членов клана, входит в клан на правах фамиль-ик-яра, — кивнул Арролд.

— Советовал мне Гор обзавестись хобби, заняться коллекции-циц… а-а. Но собирать родню — это прребор, по-моему, — промычал Т'мор, старательно собирая глазки в кучку.

Услышавший бормотание человека хорг тихо хрюкнул, и пространство вокруг моментально наполнилось его бурлящим весельем, так что Т'мор и сам не сдержал смеха.

— Да уж, — ни разу не икнув, выдал Арролд. — Не удивлюсь, если ты и со Светлыми породнишься. Вот уж воистину дитя Хаоса!

Браслеты на запястьях двух ужравшихся в хлам темных сверкнули в лучах закатного солнца, когда их хозяева в очередной раз «сдвинули чары».

— Эй, Т'мор! Родственник, шах твою эрре! Ты живой? — В каюту вломился Арролд, распространявший вокруг себя волны полного довольства жизнью, и недоуменно огляделся. Пусто! В этот момент порыв ветра всколыхнул тяжелую штору, и из-за нее донесся слабый стон страдающего человека.

— Лучше морская болезнь, чем похмелье, — промычал вытащенный из окна Т'мор, падая на койку. — Арролд, ты выглядишь возмутительно довольным. Делись лекарством.

— Запросто, — хмыкнул хорг и, одним движением сформировав короткую вязь, направил ее на человека. Несколько мгновений ничего не происходило… Внезапно Т'мор посерел и, схватив таз, стоявший у изголовья кровати, скрылся за дверью в ванную комнату.

— Предусмотрительно, — хмыкнул хорг и, довольный шуткой, слинял. Слабительное и рвотное… в малых дозах полезны, а при абстинентном синдроме — просто незаменимы. Головная боль? Не смешите. Когда не знаешь, какой стороной повернуться к унитазу, такие мелочи уже не беспокоят.

На палубу Т'мор выбрался лишь спустя четверть часа. И сейчас, назови его какой-нибудь эйре воплощением зла, бледный человек с полыхающей в глазах тьмой даже не стал бы возражать…

Т'мор бросил взгляд на бухту, в которую величаво входили их корабли, и вся жажда мести куда-то испарилась. Перед человеком открылся потрясающий вид. В глубине бухты, обрамленной неприступными скалами, лишенными какой бы то ни было растительности, раскинулся огромный город, пронизывающий небо шпилями высоких башен. Мощные зубчатые стены, серые громады бастионов, все эти укрепления словно вырастали из скального массива так, что не сразу и разберешь, где здесь поработала природа, а где приложили руку разумные.

В том, что над созданием этой крепости, точнее нескольких соединенных меж собой крепостей, постарались не люди, Т'мор был почти уверен. Видел он изображения людских крепостей. Суровые, неприступные, но не сумели бы люди ТАК вписать эту громадину в окружающий пейзаж. А вот хорги вполне. Недаром же они считаются морским и горным народом одновременно.

Т'мор вынырнул из омута собственных мыслей от свиста пастарской дудки, и тотчас до него донеслись крики команд, топот ног матросов, хлопки потерявших ветер, убираемых парусов и всплеск брошенных в воду якорей. «Ищущий» встал на внешнем рейде Меельса, основного порта Хорогена.

×