Сила страсти (Сборник), стр. 3

Тут уж Зак не удержался и чихнул так, что седая борода его чуть не оторвалась и не улетела в сторону. Надо было срочно убираться из магазинчика.

— Сколько за все? — бросил он, выразительно шмыгнув носом.

Если продавец и удивился, то виду не подал.

— Вот уж не думал, что мне удастся продать их, спустя, столько времени! За все будет двадцать долларов.

Это было больше половины оставшихся денег, но Зак решил, что такое капиталовложение необходимо, и протянул продавцу две купюры.

— У вас большие планы, мистер? — поинтересовался тот.

— Да, надо кое‑что залатать… в старом домишке, — бросил Закери через плечо, направляясь к выходу (глаза уже чесались нестерпимо).

— Здесь, на острове? — не унимался продавец.

Проклятие! Только подобных расспросов ему не хватало. Зак уже готов был соврать что‑нибудь правдоподобное, но вовремя опомнился. Он может еще не раз вернуться сюда за материалами. Кивнув, он снова чихнул.

— Да вы простужены, как я погляжу. В такую‑то жару! Знаю дельное средство от насморка! Вот послушайте: кружка горячего грога на ночь и пара таблеток аскорбинки. Простуду как рукой снимет.

Зак невнятно пробормотал благодарность и буквально вывалился на улицу.

Проводя большую часть времени в мегаполисах, он уже успел забыть, что такое жизнь в маленьком городке. В таких местах люди дружелюбны и открыты, а значит, суют свой нос во все дела. Похоже, у него появилась еще одна проблема.

Остаток времени Зак изучал остров, на котором решил отсидеться. В одной из бесчисленных лавочек центра он приобрел карту и теперь разъезжал на своем пикапе по раскаленным мостовым. Он уже обследовал немудреную сеть улочек и поглазел на разморенных туристов, загоравших на прибрежном песке. Почти каждое здание было таким типичным для юга Штатов, словно все они выстроены по книгам Хемингуэя.

Если суждено задержаться в этих местах надолго, можно заглянуть в местные бары, когда станет совсем уж скучно. Через открытое окно машины Зак рассматривал беспечных и неторопливых прохожих. Как отличались они от вечно спешащих, словно обезумевших, обитателей Бостона!

Плутая по улицам Ки‑Уэст, наугад сворачивая в проулки, Зак пытался выбросить из головы мысли о том, что заставило его скрываться, переезжать с места на место, и привело наконец сюда. Пытался, но не мог.

Он был в бегах целый месяц, менял город за городом вдоль всего восточного побережья, чтобы попасть в самый центр паутины. Что с того, что преследователь пока не знал о его местонахождении, — он сам загнал себя в угол, с дурацкой идеей наняться на работу. Окажись Линн Шепард врачом или библиотекарем, его имя было бы для нее пустым звуком. Только «счастливчик» вроде него мог наткнуться на консультанта по инвестициям! Возможно, она слышала об Э.З. Раше и видела его фотографии в газетах, читала скандальные статьи о его взлете, падении и последующем исчезновении. И в этом случае она наверняка считала его виновным.

По иронии судьбы у него нет другого выбора, кроме как остаться и продолжать свой маленький спектакль. Он слишком устал, да и деньги на исходе, надо на время прекратить эту гонку, набраться сил и составить план действий. Нужно было срочно наладить связь с Долорес и Бостоном. Несмотря на риск, оставалась надежда, что все наладится и прояснится.

Зак вновь взвесил все «за» и «против». Одним из его многочисленных талантов было умение пудрить мозги хорошеньким женщинам. Неужели он не сумеет обманывать Линн Шепард какую‑то пару недель?!

Глава 2

На часах было ровно пять, когда Зак подъехал по указанному адресу. Вообще‑то он нашел нужную улицу еще раньше, плутая по острову, но так и не повернул на нее, занятый мыслями. И даже сейчас он не сразу взглянул на дом, вцепившись в руль обеими руками: подъездная аллея была такой разбитой, что грузовичок нырял из одной ямы в другую.

Зак посмотрел на здание. С самого начала он был готов к трудностям, но к таким!.. Увиденное превзошло все ожидания.

Никогда прежде Заку не приходилось встречать столь безнадежно старых построек. Дом мрачно нависал над запущенным садом, вперив в гостя пустые глазницы окон. Он мог быть местом действия страшных событий.

Двор был беспорядочно завален хламом, среди которого Зак разглядел треснувшие оконные рамы, битое стекло и сухие ветки, засыпанные прелой листвой. Сад густо зарос сорняками и имел плачевный вид. Старые апельсиновые деревья клонились к земле под тяжестью плодов, корни их кряжистых замшелых стволов были завалены сушняком, в ветвях запутался оторванный ветром провод громоотвода. Должно быть, он долго болтался в воздухе, прежде, чем нашел за что зацепиться. Было понятно, что дом едва ли переживет хороший ливень с грозой.

Фасад оставлял желать лучшего: деревянные планки растрескались и прогнили, краска на карнизах облупилась и пошла волдырями от солнца и влаги, не хватало стекол в окнах, да и рамы покосились. Дом словно щурился, злобно ухмыляясь. Зак заметил движение за темными слуховыми окошками — должно быть, звук подъехавшей машины спугнул гнездившихся там летучих мышей. На огромном чердаке их могли быть тысячи.

Подойдя к крыльцу, Закери отметил, что в нем не хватает доброй половины ступеней, перила покосились, три из пяти подпорок валялись поодаль. Только входная дверь, массивная и крепкая, не поддалась времени, даже витражное оконце над ней сохранилось в первозданном виде. Зак не мог не залюбоваться подобным контрастом. Возможно, лет сто назад, когда дом знавал лучшие времена, он был великолепен, как и изящный витраж над дверью, но теперь об этом можно было только догадываться. Нужны, целая армия строителей, и прорва денег, чтобы привести его в приличный вид!

Выходит, он поступил опрометчиво, пойдя на эту авансу. Если бы только можно было воспользоваться одним из банковских счетов, не обнаружив себя! Тогда он ни за что не переступил бы порог этого дома!

Зак шел к двери, как осужденный на казнь. Интересно, не рухнет ли дом, если хорошенько постучать? Он поднял руку, но дверь неожиданно отворилась.

— Привет! — Линн Шепард улыбнулась гостю.

Закери с трудом подавил тяжкий вздох и принужденно улыбнулся в ответ. Весь день он пытался убедить себя, что красота и обаяние Линн — всего лишь плод его воображения, и немало в этом преуспел, но теперь понял, что обманывал себя. То, как легко она смогла очаровать его, не было результатом усталости или нервного напряжения. Просто это была самая чудесная женщина из всех, кого он встречал.

— Добро пожаловать в имение Шепардов, сэр, — промолвила хозяйка, пропуская его в холл. — Если бы я сказала, что дом не так плох, как кажется, то покривила бы душой. Он ведь в ужасном состоянии, правда?

— Почему тогда не сровнять с землей, эту развалюху?

— Потому, что эта развалюха мне нравится, мистер. И я бы очень хотела вернуть ей величие и красоту.

Заку приходилось слышать, что любовь слепа, но слепота Линн была просто нелепой! Он прошелся взглядом по прихожей, ее стенам с пожелтевшими ветхими обоями, облупленному потолку. Старинный столик мог заинтересовать антиквара, если бы его крышку не уродовала змеистая трещина, вешалка у входа тоже была старинной, но витые деревянные крючки откололись или совсем отсутствовали.

Взгляд Закери вернулся к девушке. Она так же не вписывалась в унылую обстановку, как и витраж над входом. Куда более уместно она смотрелась бы в его ультрасовременной бостонской квартире в пентхаусе, особенно в роскошной спальне — в этих узких джинсиках и кофточке‑стрейч…

Заку пришлось мысленно остановить себя. Именно таких видений ему следовало избегать. И что же? Едва переступив порог дома Шепардов, он тотчас в них погрузился. Не хватало только забыться и начать флиртовать с этой девчонкой! Так он окончательно все испортит.

— Э… леди… а вы не думали водить сюда экскурсии? Мотаясь по острову, я заметил, пару древних домишек, хозяева которых промышляют этим делом и, похоже, поднакопили деньжат на ремонт. — Зак выругал себя за глупую фразу, но ничего умнее не пришло в голову.

×