Сила страсти (Сборник), стр. 2

Элвуд Закери Гиббоне Раш, для знакомых Зак и Э.З. для всех прочих, не спеша, направился к своему пикапу. Он шел нарочито медленно, чуть подволакивая ноги. Его злила необходимость изображать из себя молодящегося старика, но иного выхода не было.

Садясь в машину, он сердито хлопнул дверцей. Почему ему так не везет в последнее время? Как он радовался, наткнувшись в местной газете на объявление о найме! Это полностью решало основную задачу: найти безопасное место, где он сможет укрыться, которое ничего ему не будет стоить. Работа в пустом доме, с проживанием и пансионом, позволяла на время забыть о маскировке. Даже если бы этой Линн показали фото Э.З. Раша, она никогда не признала бы в нем седовласого старика, каким он предстал перед ней сегодня. Мечта была слишком хороша, чтобы сбыться. Хотя чему тут удивляться? Его проклятая удача давным‑давно впала в спячку. Чего ради, ей просыпаться именно сегодня?

Первой же проблемой стало то, что хозяйка будет жить с ним в одном доме. Со своим общительным характером она непременно сунет нос в его жизнь, и ее вряд ли удастся постоянно избегать. Это означает только одно: ему никак нельзя расставаться со своим маскарадом.

Интересно, как это удастся в тропической жаре? Ему пришлось выбрать самую мешковатую и плотную одежду, чтобы скрыть телосложение. И все же маскарад вышел не вполне убедительным. Оставалось надеяться, что за время короткой беседы у Линн Шепард не возникло подозрений.

Можно было лишь поздравить себя с удачной находкой насчет слабого зрения, но как позднее объяснить то, что он не расстается не только с очками, но и со шляпой? Раз уж борода держится на обыкновенной резинке за ушами, а волосы намертво приделаны к шляпе, придется оставаться при этих жалких атрибутах старости целыми сутками. Проклятие! На парик не хватило денег, а ведь он значительно упростил бы дело. Ладно, как‑нибудь обойдется.

Это была не единственная проблема. Закери всегда был честен с самим собой и потому признал, что загвоздка не только в необходимости носить жаркую и неудобную бороду. При одной мысли о Линн Шепард, о ее короткой облегающей маячке, так выгодно подчеркивающей грудь, Зак почувствовал, как тело его откликнулось. Почему, черт возьми, она не оказалась уродливой старой каргой, или на худой конец, простушкой?

Зак десятки раз отвечал себе на вопрос, почему он до сих пор холостяк. Просто женщина, которая могла бы стать ему парой, пока не появлялась в поле зрения. Да что там появлялась! Возможно, такой, вообще не было на свете.

Зак сознавал, что слишком многого хочет, но ничего не мог с этим поделать: его никогда не привлекала синица в руках. Чтобы заинтересовать его хоть ненадолго, нужна была женщина независимая и амбициозная, посвятившая жизнь тому, к чему лежит сердце, и сумевшая добиться успеха, умная и образованная, великодушная и внимательная к другим, страстная и одновременно нежная в любви. Она должна быть привлекательной и изящной, с бесконечно женственной грацией и мягким голосом. Среднего роста, подходящая по возрасту, к его тридцати трем. Светлые, пшеничного оттенка волосы до плеч, глаза цвета морской волны, длинные ресницы… м‑м… полные губы… Зак мечтал о такой всю жизнь, с тех самых пор, когда впервые по‑настоящему оценил разницу между полами, но ему не приходилось встречать женщины, хотя бы отдаленно напоминающей его идеал. И вдруг это случилось. Но почему именно сейчас?!

Зак усмехнулся. Как, однако, судьба играет человеком, думал он. Почему женщина, образ которой он лепил и шлифовал в своем воображении столько лет, должна была появиться в его жизни именно сейчас, когда он вынужден решать совсем иные проблемы?!

Линн Шепард была настолько близка к идеалу, что казалось, будто он выдумал и ее, и сегодняшнюю встречу. Только цвет глаз у нее был неподходящий. Ну, не то, чтобы неподходящий, а просто другой. Увидев, как выглядит его мечта с карими глазами, Зак решил пересмотреть этот пункт. И вот теперь ему придется жить под одной крышей с такой удивительной женщиной, не имея возможности открыться и запретив себе даже думать о ней.

Зак горько усмехнулся. В конце концов, он всегда считал себя человеком стойким, неужели он не сможет направить свои мысли в безопасное русло? У него, есть проблемы и посерьезнее. И главная из них в том, что никогда раньше ему не доводилось заниматься ремонтом.

Зак покопался в памяти. Он вспомнил, как однажды, еще в колледже, законопатил трещины в стене и сменил замок на двери. Но даже в этом случае сосед зачитывал ему вслух подробную инструкцию, а потом они вдвоем смазали дверные петли, потому что те скрипели душераздирающе. Пожалуй, этим его опыт строительных работ и исчерпывался.

Откуда было знать, что он угодит в такую передрягу? Если бы обстоятельства не повернулись против него, он бы никогда не столкнулся с этой стороной жизни. Когда в квартире что‑то выходило из строя, он вызывал бригаду рабочих, которые чинили проводку или меняли трубы. Сам он, в это время в офисе занимался вещами поважнее. Так, по крайней мере, ему тогда казалось. А теперь, когда судьба так нелепо поменяла все местами, он самоуверенно взялся за дело, в котором ничего не смыслил. С какой легкостью он ответил, что для него «нет проблем» отремонтировать старый дом! Зак чувствовал, что ему еще придется расплатиться за свое легкомыслие.

Что ж, пускай, удача спит, зато ему всегда легко давались новые знания. Не может быть, чтобы эта наука оказалась не по плечу. В свое время, едва окончив школу, он изучил специфику товарооборота и разобрался в деятельности фондовых бирж по специальной литературе. Надо только найти хорошее пособие по строительным работам, и дело в шляпе. А для начала он будет делать то, что умеет — латать трещины и смазывать дверные петли. У Зака отлегло от сердца: по здравом размышлении выясняется, что нет ничего невозможного. Остается только найти книжный магазин.

Это не составило особого труда. На таком, небольшом островке, как Ки‑Уэст, трудно заблудиться. Книжный магазин оказался совсем маленьким и безумно душным. Зак порылся на полках с путеводителями и незатейливым чтивом для отдыхающих, но не нашел ничего подходящего. Пришлось отправиться в магазин стройматериалов, как посоветовал ему продавец лавки. Там повезло немного больше.

Стоило войти в темноватую лавку, и Закери словно очутился в прошлом веке. Проходы между полками были очень узкими, прилавки, заставленные банками с краской, шпателями, малярными кистями и прочим инструментом, теснились у стен. Заку пришло в голову, что только на маленьком островке мог выжить подобный бизнес. На большой земле он был бы мгновенно раздавлен конкурентами — большими современными супермаркетами. Скорее всего, здесь не было даже компьютера.

— Я могу вам чем‑нибудь помочь?

Зак обернулся на голос. За одним из прилавков стояли два продавца. Один был занят огромным кассовым аппаратом (знавшим лучшие годы, если судить по надрывному скрежету), другой приветливо смотрел на Закери. По выгоревшим на солнце волосам можно было понять, что он провел всю жизнь на острове. Сквозь светлые пряди явственно просвечивала седина.

— Ищете что‑то конкретное, мистер?

— Есть книги по ремонтным работам?

Заку не хотелось проводить в лавке много времени — здесь было пыльно и душно, а запах краски и растворителя стоял невыносимый. Он с детства страдал аллергией на пыль и уже ощущал, как чешется в носу и на глазах выступают слезы.

— Смею заметить, не самый ходовой товар, — хмыкнул продавец. — Хотя кое‑что найдется.

Он направился куда‑то в темную глубь магазина, покопался на одной из полок и снова появился, держа в руках толстую книгу в тяжелом переплете и несколько тонких брошюр. Он встряхнул их, сдул слой пыли и вдобавок протер рукавом. У Зака снова защекотало в носу.

— Сейчас уже не вспомню, но, кажется, они лежат здесь почти два года. Кто‑то заказал их, но так и не забрал заказ. Вот, — он ткнул пальцем в большую книгу, — «Основы ремонта помещений», а это — отдельные пособия по различным видам работ. Эта — по сантехнике… — Он встряхнул брошюрой, подняв очередное облако пыли.

×