Австралийская дикарка, стр. 2

Она уволилась, оставила Сидней и поступила ветеринаром на Королевский конезавод Дюбаров. Это был лучший и самый крупный конезавод в Австралии. Он принадлежал арабскому принцу, так что дело было поставлено на широкую ногу: лучших племенных жеребцов-производителей привозили на ранчо со всего света и занимались ими лучшие специалисты.

Честно говоря, Саманта не была уверена, что хочет заниматься этим всю жизнь. Но в тот момент она просто решила держаться подальше от греха. И от Пола.

Еще ей хотелось пожить на лоне природы. Втайне она надеялась, что сельские жители не так разборчивы, как городские парни, и их не отпугнёт ее манера поведения, а деревенские не щеголяют искусным макияжем и не выглядят так, будто только минуту назад вышли парикмахерской.

Саманта вздохнула, выруливая на главную улицу маленького городка.

К сожалению, ее личная жизнь после переезда ни капли не изменилась. Сельских парней она пугала еще сильнее, чем городских. Большинство мужчин на конезаводе боялись даже посмотреть на неё, не то что заговорить.

Саманта пару раз видела Али Дюбара, но тут уж она сама едва могла открыть рот. Она его побаивалась. И его жену тоже. Потрясающе красивая Шарман раньше была топ-моделью. У них двое детей: очаровательная крошка Аманда и годовалый сын Бандар, крестник лучшего друга Али. Этот друг был арабским нефтяным королем, но жил в Лондоне, тоже страстно увлекался лошадьми и не менее страстно – женщинами. Репутация в этом смысле у него была еще хуже, чем у Али до женитьбы.

Все это Саманте рассказала Клео – экономка Али и нянька его детей. Клео вовсе не была сплетницей, она просто любила поболтать. Когда Али с семьей уезжали в Сидней на уикенд, Клео приглашала Саманту пообедать в особняк и они разговаривали обо всем на свете. Несмотря на то что Клео было под пятьдесят, женщины очень подружились.

Если бы не Клео, Саманта давно бы уволилась и сбежала отсюда. В любом случае срок ее контракта истекал в июне, и она не собиралась его продлевать. Она скучала по Сиднею, по городской жизни. Тихая, мирная жизнь на лоне природы очень хороша в теории, но на практике Саманта на стенку лезла от скуки и одиночества.

Только потому она и согласилась на предложение Клео съездить на побережье. Хотя должна была сразу догадаться, что это будет напрасной тратой времени. И денег.

Но смысл в этой поездке все-таки был. Саманта поняла, что в принципе она нравится мужчинам. Конечно, новая прическа, одежда и уроки макияжа, преподанные ей Клео, сыграли свою роль. Теперь девушке нужно было научиться поддерживать первоначальное впечатление – кокетничать, флиртовать, строить глазки. Саманта совершенно не представляла, как и у кого этому учиться, но одно было очевидно: если она собиралась замуж, ей надо было срочно что-то с собой делать.

Она выехала на автостраду и начала серьезно обдумывать, есть ли в Сиднее какие-нибудь курсы, где учат очаровывать мужчин. Если нет, то ей нужен учитель.

Ей нужен взрослый, опытный мужчина, который разбирался бы в сексе.

Холостой, уточнила она, вспомнив о Поле.

– Черт! – выругалась Саманта, заметив, что проскочила поворот к усадьбе.

Она притормозила, развернулась и через некоторое время быстро двигалась по гравийной дороге, упиравшейся в кованые ворота, такие же большие и роскошные, как все в этом поместье.

От ворот уже был виден белый одноэтажный особняк, стоявший на холме.

Саманте всегда казалось, что особняк с его марокканскими арками похож на древний храм из волшебной страны. Или на дворец богатого принца из арабской сказки. Чем он, собственно, и был.

В полукилометре от дома располагалась площадкадля вертолета, на котором Али каждый уикенд летал в Сидней. Это была огромная черная военная машина, оснащенная системами безопасности не хуже президентской.

Сейчас вертолет стоял на площадке и его черный силуэт зловеще выступал на фоне ясного синего неба.

Саманта задалась вопросом, что он там делал понедельник. Обычно вертолет привозил Али с семьей в воскресенье вечером, а потом возвращался обратно в Сидней.

Саманта свернула на небольшую дорогу, идущую вдоль конюшен и тренировочного трека, к дому, где она жила. Проезжая мимо трека, она нахмурилась и притормозила. Высокий темноволосый человек в джинсах и белой рубашке вел под уздцы большого серого коня.

Саманта не знала этого человека, зато коня чала хорошо. Серебряный Вихрь был элитным призовым жеребцом, привезенным из Англии. Его владелец – тот самый плейбой-шейх, в честь которого назвали маленького Бандара. Али предупредил весь штат, что они головой отвечают за этого коня.

Саманта недоумевала, кто этот человек, которого подпустили к Серебряному Вихрю и который так уверенно с ним обходится. Когда мужчина прыжком вскочил в седло, Саманту чуть удар не хватил. Вдруг наездник повредит коню спину? Он держался в седле очень хорошо, но что будет, если жеребец понесет? Он все еще не привык к новому месту и все время нервничал. Что, если он чего-нибудь испугается? Он может оступиться, сбиться с хода, налететь на забор!

Саманта обеспокоенно оглянулась, но не увидела никого, кто наблюдал бы за дорогущей лошадью. Ни единой души.

Это было очень странно.

Саманта не на шутку встревожилась. Вряд ли Али разрешил новому человеку ездить на Серебряном Вихре. То есть этот человек вывел жеребца из стойла самовольно. Если Али узнает, он поувольняет всех.

Саманта ударила по тормозам и выскочила из машины. Но прежде, чем она успела что-то сказать, всадник вдруг пришпорил коня. Жеребец заржал и пустился вскачь. Он несся по кругу, а Саманта не знала, как его остановить. Если она начнет кричать и размахивать руками, то может напугать коня и спровоцировать тот самый несчастный случай, которого так опасалась. Придется дождаться, пока этот идиот наскачется, но уж потом она выскажет ему все.

Серебряный Вихрь пошел на третий круг. Саманта вся кипела от страха и злобы. Когда жеребец перешел на шаг, морда у него была вся в пене. Саманта пулей подлетела к всаднику.

– Вы понимаете, что вы делаете? – Голос у неё срывался. – Принц Али знает, что вы вывели Серебряного Вихря из стойла?

– Простите, вы кто? – Аристократическое британское произношение не смягчало грубости этого вопроса.

Хотя Саманта была в бешенстве, она отмерла удивительную сексуальность этого человека. Какие глаза! Какая кожа! Какая фигура!

Эти мысли разозлили ее еще больше.

Я Саманта Нельсон, – ответила она. – Я слежу за здоровьем лошадей. Вы понимаете, что могли покалечить дорогого жеребца-производителя? Я вас спрашиваю: вы спросили у принца разрешение?

Нет. – Его тон был таким снисходительным, что Саманта задохнулась от гнева. – Мне не нужно его разрешение, – добавил он, глядя на неёсверху вниз, как король на нищенку.

Только тут до Саманты дошло, что человек, которого она пыталась отчитать, вряд ли новый работник конюшни. Он был похож на Али, хотя и не так картинно красив, как ее работодатель. Но он показался ей гораздо более интересным и мужественным, чем принц.

– Али уехал в Дюбар на коронацию брата, – сказал незнакомец. – И оставил конюшни на меня.

Саманта был смущена таким неожиданным поворотом событий. Наконец она пришла в себя настолько, чтобы собрать все детали воедино. Отец Али, король Халид, должно быть, умер, пока она была в отъезде. Еще она решила, что незнакомец не член королевской семьи, раз он не поехал вместе с Али.

Саманта не могла не заметить его физическую привлекательность, но его манера поведения ей не понравилась. И она не собиралась позволить ему взять над ней верх.

– Я думаю, ему стоило оставить их на кого-то более ответственного.

Его тонко очерченные ноздри вздрогнули, как у породистого коня.

– Вы очень дерзкая женщина.

– Мне это уже говорили тысячу раз, – небрежно ответила она, тряхнув осветленными волосами. Саманта подумала: он не привык, чтобы женщина бросала ему вызов. – Но я настаиваю на своих словах. То, что вы вытворяете с Серебряным Вихрем, крайне безответственно. Посмотрите на него. Вы его загнали.

×