Ева. Однажды в сказке (СИ), стр. 2

- Ну... - поскребла в затылке я и аккуратно, чтобы ничего случайно не растоптать, шагнула в спальню. Зря я, кстати, на пол смотрела. Надо было коситься вверх. Потому что внезапно потолок разверзся в третий раз, и рядом со мной с глухим стуком упала булава. Нормальная такая, гетманская булава времен Запорожской Сечи, весом килограмма в два, если не больше. Шипастая регалия с треском пробила дыру в паркете и произвела такой же эффект, как свалившийся с неба рояль: неожиданно, громко и страшно. Взвизгнув, я отпрыгнула обратно к двери, прижалась спиной к Шурику и хрипло ответила, - смотря в чьи руки попадут...

Похоже, когда мама говорила, что меня еще час не должно быть дома, она не спрашивала, как дела в школе, а тонко намекала, сколько еще времени в комнате мне лучше не появляться.

- Думаю, сейчас туда лучше не заходить... - пролепетала я.

- Да ладно?! - ехидно скривился парень.

"БАМ!" - словно в подтверждение наших слов, из "черной дыры" на потолке вывалилась тонкая книжка в ярком переплете и шмякнулась на пол у самого порога. Я вздрогнула и на всякий случай попятилась. А вот Шурик, наоборот, вытянул шею, пытаясь рассмотреть томик получше. Его не испугало, даже когда гусли сделали свой первый пробный "дзынь", а ведь в ответ на него метлы в углу застучали древками, и булава дрогнула в своем "гнезде" из обломков паркета. Сейчас бы комнату запереть и убежать, но Алекс, видимо, не понял, что не отключенные "самоплясы" способны устроить дискотеку для всех неодушевленных предметов в радиусе десятка метров. Хорошо хоть на людей мамины гусли не действовали: от оригинала полгорода бы Harlem Shake отплясывало...

Короче, не обращая внимания на мое протестующее мычание, Алекс смело шагнул в спальню, подхватил чем-то приглянувшуюся ему книжку и выскочил обратно прежде, чем Ядвига успела прицелиться. В том, что она пыталась - сомнений не было: второй фолиант, куда массивнее первого, приземлилась в точности на том месте, где проходил парень мгновение назад. Шурик, впрочем, даже ухом не повел:

- Что это? - с любопытством уставился он на яркую обложку. Я заглянула к нему через плечо:

- Похоже на детскую сказку.

- С картинками, - улыбнулся парень, открывая книгу. На первом же развороте красовался дремучий лес. Деревья тесно переплетались ветвями друг с другом и тянулись кривыми обрубками к скрытому за облаками солнцу. Сухая трава прижималась к земле. Где-то далеко, на горизонте, виднелись шпили средневекового замка. Учитывая общий пейзаж, над ним не хватало только зловещих фигурок летучих мышей.

- Какое-то стремное начало для сказки... - пробормотала я. - Может, что-то из немецкой литературы? Братья Гримм любили писать ужастики для детей: "Гензель и Гретель", "Волк и семеро козлят", "Девушка без рук"...

- С девушкой ты угадала, - хмыкнул Шурик, переворачивая книгу и демонстрируя мне титульную страницу. - Это "Золушка".

Я хмыкнула, беспокойно переступая с ноги на ногу. Что-то в этом томике мне очень не нравилось. Настолько, что хотелось взять железную бочку, положить внутрь книгу, перекреститься и бросить туда гранату:

- Как думаешь, зачем маме понадобилась эта сказка?

- Без понятия, - мотнул головой парень. - Но очень хочу это выяснить.

И, не отрывая взгляда от тисненных золотом букв на титульной странице, потопал к себе. Я задумчиво покосилась ему в след: с чего бы это мой брутальный парень-музыкант так заинтересовался детской историей? Ладно бы это был Богдан - в конце концов, выглядела книжка неплохо. Ну, или Егор - он был падок на "ми-ми-ми", когда это давало способ подкатить к очередной красотке. Но Алекс?!

Догнать парня удалось уже в спальне. Вернее, как "догнать"? Он никуда не убегал. Молча лежал на кровати и, словно завороженный, разглядывал мрачную картинку леса на развороте. На меня внимания вообще не обратил. То есть, до тех пор, пока я громко не хлопнула дверью. И вот тут-то мне впервые довелось увидеть, насколько маниакальным у Шурика может быть взгляд:

- Иди сюда, Ева! - парень резко сел на кровати и протянул мне книгу. - Ты можешь это прочитать?!

Теряясь в догадках, я села на краешке постели, взяла томик, с удивлением пробежалась глазами по тексту и подняла взгляд на Шурика:

- Знаешь, если ты сейчас хотел меня напугать, тебе это отлично удалось.

- Не понял? - изогнул бровь парень. Я ткнула пальцем в книгу:

- Пытаешься убедить меня в том, что не узнаешь родную речь?

Заклинатель нахмурился и подался вперед, буквально вырвал из моих пальцев том, заглянул внутрь и возмущенно процедил:

- Ева, моя родная речь состоит из тридцати двух букв и одного нечитабельного звука. А здесь руны какие-то!

- Да какие руны?! - уже с раздражением воскликнула я. - Обычный текст! Современная кириллица. Что ты выдумываешь?

- Где?! Ну, где ты видишь кириллицу? - взмахнул руками Шурик и я, отобрав у него злополучную книгу и демонстративно прочистив горло, с выражением прочитала:

"Однажды, давным-давно в далеком сказочном королевстве жил добрый лесничий. Почтенный и знатный человек. Первая жена его умерла, оставив дочь, в которой он души не чаял. И тогда он женился во второй раз, да на такой сварливой и высокомерной женщине, какой свет еще не видывал..."

- Видишь?! - опустив книгу, спросила с нажимом. - Все совершенно понятно.

- Угу... - протянул Алекс, внезапно успокаиваясь и укладываясь на подушки. - А дальше что было?

- Где? - не поняла я. Парень заложил руки за голову, зевнул и уточнил:

- В сказке. Что там дальше случилось?

Честно говоря, я даже растерялась:

- Шурик, это "Золушка"! Стандартный сценарий: добрая девушка выходит замуж за прекрасного принца. Эту сказку все знают, здесь других вариантов быть просто не может...

- Я хочу услышать, - пропустив мои последние слова мимо ушей, заявил Алекс. - Прочитай мне сказку до конца.

Я закатила глаза, подумала и перевернула страницу. В конце концов, если ему так уж сильно хочется услышать о приключениях юной замарашки - почему бы не пойти на встречу? Не так уж часто Шурик донимал меня странными просьбами.

Была только одна проблема...

- Алекс, здесь больше ничего нет, - растеряно пробормотала я, перелистывая страницы дорогой, но девственно чистой бумаги.

- Не понял?! - подпрыгнул парень. Меня аж на матрасе подбросило. - Что значит: нет?!

- Это значит, что остальные страницы в книжке пустые, - хмуро ответила я, усаживая поудобнее.

- Быть не может! - воскликнул Шурик и дернул за корешок. Я не успела разжать пальцы, и книга просто вывалилась из рук. Беззвучно упала на кровать между нами, страницы распахнулись веером и внезапно, совершенно случайно я наткнулась взглядом на единственную запись, сделанную корявым почерком моей мамы прямо поперек одного из листов.

"У тебя на все - три дня", - гласила она.

Меня как током ударило:

- Алекс, это не просто книга! - вскочила на ноги. - Это какой-то магический... - и закончила фразу севшим голосом, - артефакт...

Спальня Шурика пошла бликами и растворилась в ярком золотистом сиянии. На мгновение я прикрыла лицо руками от хлесткого удара такой ослепительной вспышки, словно крошечное солнце вдруг зажглось прямо посреди комнаты. Когда же предметы вновь обрели очертания, я огляделась и поняла, откуда художник срисовал ту самую депрессивную картинку на первом развороте проклятой сказки. Нет, это не был вымышленный мир, рожденный кистью гениального неврастеника. Это был самый настоящий пейзаж с натуры.

И я сейчас стояла точно в его центре.

Итак, я оказалась в лесу. В самой чаще, если точнее, да еще и среди ночи.

- Твою ж налево... - протянула со вздохом. Отличное окончание чудесного дня. Вокруг - тьма непроглядная, между деревьями сверкают какие-то желтые недружелюбные глазищи, где-то грозно ухает сова и тявкает в полголоса на потерявшуюся в тучах луну волк. И среди всего этого великолепия - я, очень кстати, в розовом пышном платье и с остроконечной шляпой на голове. Приятного аппетита, сказочные чудовища! Ни убежать, ни спрятаться, разве что швырнуть чем-то, так в пределах досягаемости ни одного подходящего бревна нет. Одна только короткая золотая деревяшка со звездочкой на вершине.

×