Ева. Маленькое новогоднее чудо...вище... (СИ), стр. 2

- Евочка, у меня новость! - с порога заявила она. - Вот!

И потрясла в воздухе бумажным конвертом с кучей марок на лицевой стороне.

"Где-то я уже такой видела..." - пришла в голову неспокойная мысль. И мама тут же развеяла все сомнения:

- Племянницу свою двоюродную помнишь?

- С-сабрину? - уточнила севшим голосом. Такое захочешь - не забудешь...

Ядвига кивнула:

- Именно! Это Рождество она будет праздновать с нами. Ее мать приезжает из Штатов на неделю, пару дней девочка поживет в особняке. Правда, здорово?

Кажется, я на миг разучилась дышать. Здорово?! Ведьма четырех лет от роду в компании смертных?!

- Мама, это - плохая идея! - прохрипела в ответ. - Я помню Сабрину. Это же граната без чеки: фиг поймешь, когда взорвется, но вот что взорвется - сомнений нет!

- Не выдумывай, Ева! - отмахнулась Ядвига. - Сабрина - маленький ангел! Ты помнишь, как она гостила у нас два года назад? Великолепно прошли праздники!

- Для вас и тети Анжелы они прошли великолепно! - поправила я грозным тоном. - Потому что вы собрались и слиняли в неизвестном направлении на три дня! А меня оставили с этим мелким чудовищем! Мама, она не умеет себя сдерживать, колдует по поводу и без, носится везде как угорелая...

- Именно для этого ей и нужна ты! Пример для подражания! Ева, если кто и сумеет научить эту девочку правильно вести себя со смертными, то только ты, моя во всех смыслах положительная дочь! К тому же, для тебя это тоже будет отличной тренировкой. Однажды ведь ты станешь матерью!

Из-под кровати послышался язвительный смешок. Ну, да, станешь тут матерью... разве что почкованием размножусь, с такой-то бдительной опекуншей...

- Ладно! - закатила глаза Ядвига. - Я поняла, на что ты намекаешь. Сделка, так сделка. Предлагаю следующие условия: ты два дня, включая Рождественскую ночь, развлекаешь Сабрину и не позволяешь ей делать глупости, а я за это... - тут мама задумалась, поторговалась сама с собой, и выдала, - не трогаю елку. По крайней мере, до конца новогодних праздников.

Видимо, я очень выразительно скривилась, потому что родительница нахмурилась, закусила губу и сдалась:

- А еще: вы с Алексом получаете мое, прости Господи, материнское благословение на отношения... всякого рода.

- То есть, ты больше не будешь вваливаться без стука в мою комнату? - сощурилась я. Под кроватью тоже как-то подозрительно притихли. Мама со вздохом кивнула. - И поговоришь о нас с Георгием? - уточнила с надеждой.

- Нет уж! - мотнула головой женщина. - С разъяренным папенькой сами разбирайтесь. Но я позволю установить магический замок на дверь спальни. И обещаю его не взламывать. Так как? Побудете временными родителями? - и добавила, заметив, что я еще сомневаюсь. - Учти: выбора у тебя все равно нет. Лучше соглашайся.

- Ну, мне нужно сперва с Шуриком поговорить... - пробормотала вполголоса, но мама только отмахнулась:

- Уверена, он будет не против.

И вышла из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь. Похоже, для себя она уже все решила. Я закрыла лицо руками и упала на кровать. Снизу раздалось негромкое шерудение, и Алекс бухнулся рядом.

- Все слышал? - тихо спросила я.

- Угу, - коротко ответил братец.

- Это катастрофа...

- Рождество с ведьмой? - уточнил парень. Я кивнула. Алекс задумался. - Ей четыре, да? Дети ведь в этом возрасте уже разговаривают?

- И разговаривают, и бегают, и колдуют... Шурик, Сабрина уже два года назад была невыносима. Я не представляю, как мы переживем это Рождество.

Парень помолчал несколько секунд, видимо представляя масштабы грядущих разрушений, а потом ухмыльнулся:

- Зато в конце нас ждет ценный приз!

- Поверь, он того не стоит...

- Ева, у меня два месяца секса не было, - Алекс перевернулся на бок и положил ладонь мне на живот. - Я на все согласен, лишь бы это исправить.

- На все? - вскинула бровь я. Парень мрачно закатил глаза:

- Почти! - и потянулся к губам...

Дверь скрипнула как по волшебству. Коротко выругавшись, Шурик свалился на пол. Мама бросила на меня выразительный взгляд из коридора и насмешливо уточнила:

- Ну, так как? Вы определились с ответом?

Я покосилась на притаившегося у тумбочки парня, прислушалась к собственным ощущениям: меня, между прочим, тоже достало каждый раз прерываться на самом интересном месте, и обреченно выдохнула:

- Мы согласны!

Ну, а если все пойдет плохо, я хотя бы больше не буду единственной в этой семье, кто не любит Новый год...

Сабрина Уильямс пятым поколением проживала в Сан-Франциско и родственницей моей ни разу не являлась. Хотя мама и называла ее двоюродной племянницей, единственное, что нас связывало - это дружба Ядвиги и Анжелы, родительницы Сабрины. Познакомившись на очередном шабаше еще до моего рождения, эти две чародейки сблизились, нашли общие интересы и принялись кутить по миру уже парой. Мир вздрогнул, но устоял. Ведьминская дружба, как ни странно, тоже. Со временем, правда, она изменилась, стала более спокойной, уравновешенной, что ли. Жизнь потрепала обеих (хотя здесь еще вопрос: кто кого трепал), разбросала по разным концам света, наградила дочерьми, и с горем пополам превратила в респектабельных членов общества.

Но полностью обуздать мятежные души так и не смогла. Потому иногда, забывая о всяких обязательствах и предосторожностях, Ядвига с Анжеликой встречались на нейтральной территории и отправлялись на приключения. А мне оставалось нянчиться с Сабриной, которая внешне действительно напоминала ангела: белокурая, синеглазая, круглолицая, с неизменным розовым бантиком в волосах, но по сути своей ничем не отличалась от маменьки. Впрочем, последняя хотя бы понимала, что правильно, а что нет. Конечно, это редко останавливало ее при свершении очередной глупости, но, по крайней мере, она могла корректно оценить размер будущего ущерба! А вот у дочи предохранитель отсутствовал напрочь, что при размере ее чародейской силищи было довольно печально.

По крайней мере, именно такую картину я наблюдала в ее прошлый визит. И еще ровно сутки до приезда Анжелы с дочерью надеялась, что к своим четырем ребенок успел включить мозг и совесть. Наивная! За два прошедших года этот маленький демоненок умудрился прокачать только наглость.

- Ой, а кто это к нам пожаловал, такой красивый? - ласковым тоном проворковал Егор, опускаясь на колено перед стыдливо опустившей глаза Сабриной. Богдан философски оглядел платье в оборочках, чулочки и туфельки, прислушался к внутреннему "я", понял, что к детям пока не дорос, и с чистой совестью пошел помогать отцу вытаскивать чемоданы Анжелики из такси.

Я покосилась ему в след и дернула Алекса за рукав:

- Встань сюда! - прошептала, замирая точно за спиной у Ядвиги. - Не знаю почему, но мама здорово рикошетит заклинания.

- На ней что, шапочка из фольги? - ухмыльнулся парень. Я пожала плечами:

- Понятия не имею! Но сейчас я бы от такой не отказалась...

- Евочка!!! - перебивая мои размышления, во весь голос завопила высокая пепельная блондинка, выбираясь, наконец, из машины. Я скользнула по ней глазами: за два года Анжела совсем не изменилась: то же лицо с пухлыми губками, та же точеная фигурка под метр семьдесят, те же длинные нарощенные ногти, которым позавидовал бы и сам Логан, который "Росомаха". А еще - радостно-дебильное выражение, никогда не сходившее с ее типичного американского фейса.

- Здравствуйте, тетя Анжела, - я вышла из-за мамы. - Как добрались?

- Отлично! - загоготала женщина и подхватила Ядвигу под руку. - Яги, покажи мне дом и будем выступать. У меня совсем мало времени, а сделать хочется очень многое!

- А как же ребенок? - удивился обвешанный чемоданами Георгий. Супруга ответила ласковым взглядом и категоричным:

- Евочка присмотрит!

Анжела кивнула, меня передернуло, а отчим, философски пожав плечами, отправился в дом. Он предпочитал с супругой не спорить, особенно когда дело касалось воспитания чужих детей.

×