Ева. Маленькое новогоднее чудо...вище... (СИ), стр. 1

Ева. Маленькое новогоднее чудо...вище...

Из обсуждения на "Популярной механике" новости

об испытаниях корпорацией Hyundai салона одной из своих машин стадом бабуинов.

Виталик: Разве это испытания?

Надо было посадить четверых школьников и сказать им, чтобы ничего не трогали.

BASH

Ева Моргалис

По правде сказать, я никогда особо не любила новогодние праздники. Еще с детства, когда все ребята верили в деда Мороза, а я точно знала, что его не существует. Ни Рудольфа - крылатого оленя, ни добрых эльфов, в сказочном замке на севере Лапландии создающих послушным детям игрушки на Рождество, ни даже Снегурочки в ее синей шубке и роскошном русском кокошнике. Зато, в отличие от остальных, нормальных детей я знала наверняка, что единороги, чародеи и знахари оживают не только на страницах фантастических книг. И что каждая уважающая себя ведьма просто не может пропустить череду мероприятий, происходящих как раз на стыке старого и нового года. Потому на утренниках, куда мои погодки приходили с родителями, я на вопрос: "Где мама?" честно могла только глаза закатить. Нет, ну серьезно: не объяснять же учителю, что мама полетела брать дань с дяди Сережи, потому что "Новый год - это время сюрпризов, так пусть же эта гадина изумится, что я все еще помню, сколько он мне должен!". Ядвига никогда не шила мне костюм "снежинки" на Рождество, не прятала подарок в красном чулке, не наряжала елку. Так получилось, что новогодняя магия была для меня потеряна. Но я вовсе не стремилась ее вернуть. Быть может потому, что мне хватало ее в повседневной жизни.

И так было, сколько я себя помню. Вплоть до того дня, когда мама вышла замуж. Новая семья многое изменила в нашей жизни. В том числе - отношение к новогодним праздникам. Потому что в отличие от Моргалис, Соколовы, как выяснилось, рождественские каникулы прямо-таки обожали.

Не удивительно, что огромная новогодняя ель была первым, что бросилось мне в глаза, как только я вошла в особняк. Она стояла в самом центре зала, занимала ровно две его трети и острой макушкой пыталась сделать дырку в пленке натяжного потолка. Рядом, буравя дерево пристальным взглядом, стояла мама. С мартини в руках и загадочной полуулыбкой на лице, она медленно склоняла голову то к одному плечу, то ко второму, периодически неслабо так дергая елку за ветви. То ли проверяла на прочность, то ли пыталась саму себя убедить в том, что вот эта пушистая громадина действительно поселилась у нее в доме. Поскольку особого восторга в ее глазах я не наблюдала, а веток у елки было не так и много, решила вмешаться:

- Привет, мам. А что ты делаешь?

- Здравствуй, Евочка, - не оборачиваясь, ответила женщина. - Как дела в школе?

Я неопределенно пожала плечами: в школе мы сегодня мыли классы. Так сказать, проводили предновогоднюю очистку территории, которую Алекс благополучно прогулял (вернее, внезапно, но вполне предсказуемо заболел), а мне пришлось выдраить окно и две парты. Руками, а не магией! Хорошо, что я хотя бы высоты не пугалась...

- У тебя что, ведро в руках? - краем глаза заметила предмет Ядвига. - Не понимаю... разве это не элитная гимназия? Чем она отличается от твоей бывшей школы, если и здесь приходится изображать уборщицу?

Я мрачно хихикнула:

- Тем, что в моей бывшей школе повинность отрабатывали все, а в этой явилось аж четыре человека из класса. Причем Ждан - только потому, что я лично пообещала сломать ему нос, если решится прогулять. Мама!

Ядвига вздрогнула и обернулась. Я поставила ведро на пол и скомандовала:

- Хватит ощипывать елку!

- Ева, она мне нравится! - невпопад ответила ведьма. У меня глаза стали в два раза круглее:

- Тогда тем более не надо!

- Почему? - невинно поинтересовалась женщина.

- Потому что у тебя есть дурацкая привычка улучшать то, что тебе нравится! - с толикой испуга в голосе объяснила я. - Причем улучшения эти очень сомнительного качества!

- Вот здесь я могу с тобой поспорить...

- Мама, ты побрила кактус! - отрезала я. - А ведь это было единственное растение, которое умудрилось у нас выжить!

Ядвига скрестила руки на груди, подбоченилась и ответила:

- На этот раз все серьезно. Я, можно сказать, душой прикипела к этой елке, потому мы посадим ее у крыльца.

Я закатила глаза, но выдохнула с явным облегчением. В конце концов, хочется маме поиграть в садовника - флаг ей в руки и барабан на шею. Могу даже помощь предложить, в виде акта доброй воли:

- Я поговорю с Полиной. Думаю, она сумеет притащить тебе из ботсада пару саженцев посимпатичнее...

- Ева, ты не поняла! - перебила мама. - Мы посадим у крыльца вот это конкретное дерево!

На сей раз, если честно, я маленько растерялась:

- Это? Мам, а ты ничего не путаешь? Потому что если нет, у меня для тебя две плохие новости. Во-первых, эта ель срезана под корень. А во-вторых: как ты себе вообще это представляешь?! Думаешь, Георгий не удивиться, обнаружив неучтенную трехметровую елку под своим окном?

- Не занудствуй, Ева! - отмахнулась Ядвига. - Люди верят в новогодние чудеса!

- Но не в такие же!

- Вот уж не ожидала, что ты будешь против! - обижено надулась мама. - Только я все равно не отступлю. Смертных, так и быть, возьму на себя. И даже дерево сама во дворе прикопаю. Тебе останется только вживить ему корень и договориться со своим Заклинателем. А то этот мальчик иногда такой щепетильный в вопросах магии...

И она, как ни в чем не бывало, опять повернулась ко мне спиной. Я медленно подобрала с пола челюсть, вставила ее на место и язвительно процедила:

- Да просто нефиг делать! И дерево починю, и с Шуриком договорюсь, и заодно все зло в мире подчистую уничтожу. Чтоб, так сказать, два раза не ходить!

И резким движением подхватив ведро, потопала наверх. Где в моей комнате, на моей постели, допивая кофе из моей чашки "болел" Алекс.

- Привет, ведьмочка! - откладывая планшет, улыбнулся Заклинатель. Я окинула взглядом пасторальную картинку: "Он, Диплодок и куча невидимых молний между ними", поставила ведро на пол и молча уселась на кровать. Сильные руки тут же накрыли плечи, скользнули по рукам вниз и снова вверх. Я прикрыла глаза от удовольствия, почувствовала, как он убрал волосы и прижался губами к шее. Как провел языком по мочке уха...

Боже, как же я соскучилась по этим ощущениям!

- Расслабься, - прошептал Алекс. - Просто расслабься.

Ага, легко сказать!

- Мама дома.

- Я в курсе. Я слежу за ее перемещениями.

Губы скользнули ниже, к ключице. Вздохнув, я откинулась ему на грудь:

- Она в гостиной... - пробормотала чуть слышно.

- Ага, - ответил, расстегивая пуговицы кардигана.

- ...пытается оживить елку, - закончила мысль. Вот теперь Алекс заинтересовался. Он замер на мгновение, отстранился, заглянул мне в глаза и уточнил:

- Чего?!

Я ухмыльнулась:

- Елку, говорю, оживить хочет.

- Ту самую, из гостиной?

Кивнула. Парень нервно хмыкнул:

- А ничего поменьше она оживить не хочет? Фикус, например?

Теперь уже я, видимо, чего-то не поняла:

- Зачем ей фикус?

- А нахрена ей елка?! - воскликнул Алекс. - И, кстати, как ее потом упокоить обратно? Осиновым колом?

- Топором, наверное... - я покосилась на парня. - Какая-то у тебя сегодня странная фантазия...

- Твоя мать хочет оживить елку, но фантазия странная у меня?! - изогнул он бровь. Ответить я не успела. Хотя очень хотелось, и даже не словами, а так, просто тапком ударить. За искреннюю веру в поголовный "шизоид" ведьм. Как ни странно, спасла его мама, по своему обыкновению ворвавшаяся в комнату без стука. Мгновением раньше Алекс пулей метнулся под кровать. Я закатила глаза: пора ему туда уже матрац постелить. В последнее время он под кроватью находился чаще, чем на ней. Спасибо той же маме, которая еще ни разу не застала парня на месте преступления, но постоянно мешала это самое преступление совершить!

×