Валет мечей, стр. 1

Фриц Лейбер

Валет мечей

Морская магия

Глава 1

В мире Невона, в королевстве Симоргия, что в трех днях пути (при попутном ветре) от Льдистого острова, в подводном зале с колоннами, потолком которому служила толща морской воды, два удивительных серебристых создания вели негромкий, но очень напряженный разговор. Освещение в зале было странным – тут и там из вечного холода и мрака выступали колонны, обвитые некими причудливыми подобиями ковриков, излучавшими призрачное зеленовато-желтое сияние; такие же коврики покрывали отдельные участки пола, а над ними, на высоте примерно человеческого роста, медленно плавали какие-то шары и спирали, то и дело вспыхивавшие и снова угасавшие, точно впавшие в оцепенение гигантские огненные мухи.

Мордруг вдруг резко произнес:

– Ты почувствовала вибрацию, сестра? Где-то далеко на севере, еле заметно, но это совершенно точно та самая.

Исисси оживленно отвечала:

– Точно такая же, как и два дня тому назад, – наше магическое золото погрузилось в воду всего на несколько мгновений и тут же было поднято наверх.

– Верно, сестра, такая же, однако на этот раз трудно понять, что случилось с ним после – было ли оно вновь поднято наверх или же каким-то непонятным образом испарилось, – подтвердил Мордруг.

– И все же происшедшему можно дать лишь одно объяснение: наше главнейшее сокровище, наш вернейший оберег, похищенный у нас много веков тому назад, отыскался – и теперь мы знаем, кто лишил нас его покровительства: проклятые пираты с Льдистого острова! – на одном дыхании выпалила Исисси.

– Много, много веков тому назад, еще до того, как Симоргия ушла под воду (и из благоденствующего острова превратилась в мрачное подводное царство), вероломные воры лишили нас чудотворных сокровищ и ускорили, а быть может, и вызвали катастрофу. Но теперь мы знаем, как помочь беде; а когда сокровища вернутся к нам, еще посмотрим, не восстанет ли Симоргия вновь из морских глубин, пылая ненавистью и жаждой мести, к вящему ужасу соседей? Смотри, сестра! – выкрикнул Мордруг.

Подводный зал погрузился во тьму, а потом вдруг осветился гораздо ярче, чем раньше: это Мордруг опустил руку в висевшую у него на поясе сумку и вновь вытащил, сжимая что-то величиною с детский кулачок. Шары и спирали, оживившись, двинулись к нему, толкаясь и перепрыгивая друг через друга. Исходящий от них рассеянный свет, отразившись от небольшого металлического предмета, лежавшего в ладони Мордруга, острыми лучами пронзил окружающий мрак. Этим предметом оказалась филигранной работы золотая сфера, уместившаяся меж полусогнутых чешуйчатых пальцев морского демона, больше похожих на когти. Сферу окружали плотно прилегавшие к ней двенадцать слегка изогнутых ребер, точно на нее натянули шестигранник. Несмотря на изящество, предмет был, судя по всему, довольно тяжелым. Демон протянул вещь сестре.

***

Отраженный золотистый свет оживил их ястребиные профили.

– Сестра, – выдохнул он, – отныне твоя задача и твоя священная обязанность – проникнуть на Льдистый остров и вернуть наше сокровище, обрушив на головы похитителей страшные кары, – если, конечно, представится возможность. А я останусь здесь и, готовясь к твоему возвращению, буду копить силы и собирать рассеявшихся союзников. Это последнее из оставшихся у нас сокровищ ты возьмешь с собой: оно защитит тебя в пути и, точно ищейка, взявшая след, укажет самый прямой и короткий путь к своим собратьям.

Впервые за все время беседы Исисси, казалось, дрогнула и заколебалась.

– Путь наверх долог, брат мой, а мы ослабели в ожидании, – слабо запротестовала она. – Дорога, которую я прежде с легкостью одолела бы за неделю, теперь, как я ни старайся, займет три тяжкие луны. Мы превратились в рабов моря, брат, и обречены вечно нести на своих плечах его тяжесть, куда бы ни лежал наш путь. И, кроме того, солнечный свет стал мне ненавистен.

– Море же придает нам и силы, – повелительным тоном ответил Мордруг. – И хотя на суше мы слабы, как призраки после первого петушиного крика, мы еще не забыли старую магию и с ее помощью можем защититься от солнечного света. Это твой долг, сестра. Выполни его. Соль тяжела, но кровь сладка. Иди же, иди, иди!

Повинуясь его приказу, она взяла казавшийся призрачным в обманчивом подводном свете золотой куб, опустила его в свою поясную сумку и, резко взмахнув хвостом, повернулась лицом на север – живые светильники расступились, чтобы дать ей дорогу, и по черному коридору, открывшемуся меж их мерцающими телами, она покинула зал.

С последним «иди» маленький пузырек воздуха повис в уголке тонких, искаженных злобой чешуйчатых губ Мор-друга, отделился от них и, постепенно увеличиваясь в размерах, устремился наверх, к солнечному свету.

Глава 2

Три месяца спустя Фафхрд упражнялся в стрельбе из лука на вересковой пустоши к северу от города Соленая Гавань, что на юго-восточном берегу Льдистого острова. Это было одно из многочисленных им самим придуманных и самому себе предписанных упражнений для овладения необходимыми навыками в повседневной жизни без левой руки, которую он потерял в бою с морскими минголами, отражая их набег на западном побережье острова. В самой середине своего лука он укрепил тонкий, сходящий на нет металлический стерженек длиной в палец (видом и формой он напоминал наконечник шпаги), и заклинил его в соответствующем отверстии, специально для этой цели просверленном в деревянном запястье, которое перехватывал плотно прилегающий кожаный манжет, доходивший ему до середины предплечья. В манжете было проделано множество дырочек – для проветривания недавно зажившей культи. В результате всех этих ухищрений лук оказался надежно прикреплен к его руке, хотя это и несколько стесняло свободу движений.

***

Здесь, неподалеку от города, вереск, в котором нога тонула по щиколотку, рос вперемежку с высокой травой и кустами дрока, и из этого живого ковра то и дело выскакивали, резвясь и ничуть не стесняясь присутствия человека, упитанные полевые мыши. Тут и там были разбросаны вертикально стоящие серые камни в человеческий рост высотой. Когда-то они, вероятно, имели сакральное значение для жителей острова, ныне сделавшихся атеистами. Правда, то был атеизм особого рода: не то чтобы островитяне совсем не верили в богов (в мире Невона такое вряд ли возможно), а просто не общались ни с кем из них, не прислушивались к их предостережениям, не боялись угроз и не поддавались на уговоры. И потому серые камни вот уже сколько веков стояли неподвижно и молчаливо, точно стадо окаменевших доисторических медведей.

Было уже за полдень, небо было совершенно чистым, если не считать двух-трех легких облачков, застывших в лазурной вышине над самым островом. Для этого времени года – а была уже поздняя осень, и зимы с ее пронизывающими ледяными ветрами ждать оставалось совсем недолго – погода стояла удивительно спокойная и даже теплая.

Фафхрда сопровождала девочка. Тринадцатилетняя платиновая блондинка семенила за ним, собирая стрелы, – из всего выпущенного Фафхрдом запаса лишь половина вонзилась в большой шар, служивший мишенью. Чтобы лук не мешал двигаться, Фафхрд при ходьбе прижимал его согнутой в локте рукой к телу, так что он лежал у него на плече, словно коромысло.

– Почему до сих пор никто не придумал такую стрелу, которая могла бы поражать цель за углом, – пожаловалась Гейл, выныривая из-за камня с очередной стрелой в руке. – Тогда можно было бы убить врага, спрятавшегося за стеной или за деревом.

– Неплохая мысль, – отозвался Фафхрд.

– Может, если стрелу немного изогнуть… – продолжала размышлять вслух девочка.

– Нет, ничего не выйдет, тогда она будет просто падать, и все, – прервал ее Фафхрд. – Стрела тем и хороша, что она абсолютно прямая…

– Можешь не повторять, я и сама все это знаю, – нетерпеливо перебила его девочка. – Только об этом и слышу от тети Афрейт и тети Сиф, когда они обучают меня магическому искусству и рассказывают про Золотую Стрелу Правды, Золотые Кольца Единства и все остальное. – Девочка говорила о золотых символах, что с незапамятных времен почитались священными у нерелигиозных рыбаков Льдистого острова и потому их берегли как зеницу ока.

×