Два пылких сердца, стр. 32

— Я тебе сейчас все объясню...

— Не надо, Клифф, мне и так все ясно, пусти!..

И тут яркий свет озарил их. Он ударил из распахнутых настежь дверей гостиной, где на пороге стояли мать, Фанни, Мериел с Дезом, секретарша из ее офиса Барби, медсестра из больницы Ардана и еще бесчисленное количество друзей-гостей. Все шумные, праздничные, нарядные. Джул поняла, что попала на собственную свадьбу.

— Невесте пора принимать поздравления. Ты готова, моя дорогая? — шепнул Клифф.

Мериел кинулась к ней первая, с беспокойством глядя на растерянное выражение лица подруги.

— Джул, ты в порядке?

— Я... да, — приходя в себя, ответила она. — Просто все это так неожиданно.

— Так и было задумано, — рассмеялась Мериел. — Мы взяли с Клиффа слово, что он не проболтается.

— Так он все знал?

— Ну конечно. Разве в таком деле обойдешься без ведома жениха? Иди, переоденься. Линда купила тебе великолепное платье. А к венчанию в церкви мы поедем и выберем с тобой вместе другое. В воскресенье наши шарлоттские барышни сдохнут от зависти.

Джул было не до переодевания, она искала глазами Клиффа, очевидно затерявшегося среди гостей. Первое, что она сделает сейчас, когда найдет его, — попросит прощения за свою дурость, ревность, несправедливые подозрения и обвинения.

Слезы радости застилали ей глаза, но мужчины, благодаря которому она обрела счастье, не было рядом.

Джул обежала дом, заглянула в спальню, детскую, в кабинет. Не мог же он, наприглашав гостей, сбежать — успокаивала она себя, но, тем не менее, тревожилась и терзалась.

Нашла его Джул на кухне, где он — кто бы мог подумать? — мирно беседовал и пил вино с Дезом Лифорсом!

— Дез, ты не мог бы оставить нас с Клиффом наедине? — выпалила она с порога.

— Разумеется, — тот бросил на Клиффа многозначительный взгляд и пробормотал что-то вроде «Любовь — это ад, приятель», затем, ухмыльнувшись, вышел из кухни.

— Надеюсь, ты явилась сюда не для того, чтобы объявить мне очередной выговор? — Клифф улыбнулся той озорной мальчишеской, во весь рот улыбкой, от которой у Джул всегда, еще со времен юности, начинало трепетать в груди.

— Нет. Но почему ты ушел?

— Именно потому. Боялся, что ты разгневаешься, коль я опять, не согласовав с тобой, проявил инициативу... Но если уж говорить честно, опасался, что, нарушая все приличия, кинусь на тебя и утащу прямо в спальню...

Джул тихо засмеялась:

— Я бы не возражала, Клифф, даже если бы ты не произнес тех единственных слов, которые жаждет услышать любая женщина.

— Черт побери! Я болван и идиот! — Клифф вскочил, кинулся к Джул. — Мало того что официально не удосужился просить твоей руки, я умудрился не сказать самого главного! Я люблю тебя, Джул. Я схожу с ума от любви к тебе, — взволнованно шептал Клифф. — Я люблю тебя так сильно, что готов делить свой дом с Бетти, няней и даже твоей мамой... с любым, кого ты пожелаешь... Я не могу прожить и дня без тебя. И если в тебе есть хоть толика такого же чувства, вот увидишь, нас ждут до старости счастливые дни.

У нее потекли слезы.

— Я так ждала этих слов, Клифф. Я тоже бесконечно люблю тебя... Ты не поверишь, это у меня еще со школьных лет.

— Боже, сколько же времени мы потратили зря. Иди сюда!..

Клифф рывком заключил Джул в объятия и сразу почувствовал теплоту и податливость ее тела. Оно трепетало под его руками, отзывалось каждой жилкой, дурманило запахом кожи. С ней тоже творилось невероятное...

А потом, когда гости наконец разошлись, настала их первая ночь.

Клифф на руках отнес ее в спальню. Не включая настольную лампу, стал раздевать. Самое удивительное, Джул не испытывала неловкости, когда Клифф снял с нее платье, расстегнул лифчик, спустил до пола белые кружевные трусики. Стоя на коленях, он покрывал поцелуями до этого скрытые одеждой самые потаенные уголки ее тела, а она дрожащими руками теребила, перебирала прядь за прядью его волосы.

Джул думала, что от нетерпения Клифф сразу набросится на нее, и даже внутренне готовилась к определенному, чисто мужскому натиску, а он был — сама нежность и преклонение перед женской красотой...

Клифф ладонями ласкал ей грудь, скользил по линии бедер, языком играл с упругими розовыми сосками, зарывался лицом в пушистый треугольник между ногами, пока она не застонала в изнеможении.

Только тут он опустил ее на прохладные простыни и быстро скинул с себя одежду. Джул сразу увидела, как напряжена его могучая плоть, как рельефно очерчен каждый мускул торса. Клифф своими гармоническими пропорциями напоминал одного из тех героев-богов, каких можно рассматривать на выставках скульптуры. А этот был живой, настоящий и принадлежал только ей...

Джул не почувствовала тяжести, когда Клифф сверху навалился на нее. Раскинув по сторонам ей руки, осторожно коленом проник между ногами, горячим ртом приник к губам. Этот поцелуй потряс ее — столько в нем было страсти.

— Не бойся, — услышала она его сдавленный шепот. — Я постараюсь не сделать тебе больно.

Джул не однажды слышала, что первое соитие чаще всего оказывается болезненным, но ничего подобного не ощутила. Он входил в нее медленно, постепенно, то отступая, то погружаясь вглубь, и сладкое блаженство охватило Джул. Она стонала, выгибалась спиной, стремилась навстречу все ускорявшемуся ритму его движений.

Клифф уже не сдерживал свою силу. Он брал ее неистово, с напором, распаляясь сам и распаляя ее. Теперь они были одно целое. Тела их переплелись, прерывистое дыхание смешалось, исступленные крики слились в единый.

Одновременно они достигли вершины блаженства, и тут же опустошающая дрожь охватила обоих...

Какое счастье, что мы нашли друг друга, подумал Клифф, когда усталая Джул задремала на его руке. Он заранее радовался тем ночам, которые ждут их впереди...

Им пришлось обойтись без медового месяца — у Ардана было слишком много работы в больнице, у Джул в офисе — тоже, да и от Бетти им обоим никуда не хотелось уезжать.

Джул оказалась даже слишком заботливой мамой. Она баловала девочку, опрометью бежала в детскую ночью, если та вдруг капризничала. Вот и сейчас, сонная, вскочила бы, услышав в соседней комнате плач, но Клифф опередил ее. Сунув ноги в шлепанцы, на цыпочках пошел к двери.

Проснувшаяся Джул не обнаружила рядом мужа, в недоумении оглянулась. Где же он? И тут же услышала за стеной голос. Клифф пел колыбельную. Ту самую, что слышал когда-то от своей бабушки. Это была чисто народная, чуть примитивная песня.

Джул, затаив дыхание, вслушивалась в мелодию. Как же он трогательно заботлив, подумала она. Ей казалось, что эта колыбельная предназначена им обоим: ей и маленькой Бетти...

×