Дурманящий запах мяты, стр. 112

   "Ненавижу! Ненавижу! - пульсом отдаётся одна мысль на двоих, и зубы стискиваются до боли. - Не хочу терять!"

   В груди поднимается такой шквал негодования, что никаких звуков кроме собственного болезного стука сердца не слышно. Хочется крушить, уничтожить виновных. Знаете, в чём ещё проблема женщин? Лишившись кого-то важного мы отказываемся от всего остального, и уходим, проклиная.

   Кристалл светится всё сильнее, набирая мощи. И хорошо! Я знаю, что будет, когда он засияет, как солнце!

   Ещё один друг пал замертво. Славик испустив дыхание распластался прямо у моих ног...

   Кровь наполнила мой рот. Гнев окутал всю душу. Кристалл вспыхнул... И никого не пощадил...

* * *

   Последнее, что помнила, когда очнулась: Локай, пробирающийся ко мне и Шелест. Причём мастер, насколько я поняла, даже в такой ситуации не вытащил меч из ножен, орудуя ножнами, как наказующей дубиной.

   Сейчас оба мужчины стояли надо мной, хмуря брови.

   - С ней всё в порядке! - успокоила их Ринара, придерживающая мою голову у себя на коленях.

   Я завертелась, подав признаки жизни. Друзья шумно выдохнули. Оборотень обрадовался больше всех, полез целоваться, облобызал всю с ног до головы и попутно чуть не затоптал. Его с трудом оттянул Шелест.

   - Ну, ты мать и напугала! - пробурчала рядом Фая.

   Я повернула голову. Сестра сидела на траве, придерживая разъезжающиеся края солидной раны на плече. Кроха топтался поодаль, не зная, что делать с телом погибшего друга.

   Резко сев, я окинула взглядом масштабы побоища. Из десяти амазонок живых осталось только пятеро: мы с Фаей, Настасья, Войка и Рада. Мужчин тоже поубавилось - всего пятнадцать. Шелеста, Ольегрда, Локая, принца и кухаря (чудом оставшегося целым - судя по трупу с запхнутым во рту вонючим сыром, то он таки убил кого-то своей кулинарией!) я не считала.

   - Как? - смогла промямлить я.

   Ринара не отставала от меня, играя в заботливую мамашу, пыталась прижать к груди, но я вырывалась из её объятий. Локай, мудро рассудив, что мне нужно пространство, оттянул супругу за плечо. Она обиженно на него уставилась, пригрозив пальчиком, и вперила в меня жалостливый взгляд.

   - Не знаю, что с тобой сотворил Руи, - заговорил Шелест, отвечая на мой немой вопрос о том, как нам удалось победить вампиров. - Но ты вдруг стала совершенно невменяемой! Ухватилась за скилт, выставила его вперёд, и он ослепил всех. Нам конечно этого хватило. А вот потом стало очень не по себе. Свет расширялся. Да такой густой, как туман и все вампиры, которые в него ступали -распадались...

   Друг нервно сглотнул и отвёл глаза. Ему, видимо, чудом удалось избежать участи собратьев. Свет Руи притягивал ослеплённых, хотели они того или нет. А потом, словно комары или мотыльки, прилетевшие к огню - гибли.

   - Ринара поймала тебя, ударила пару раз по щекам. - Продолжил вместо Шела Ольгерд.

   - Я боялась, что твоя душа стала совсем пустой! - виновато пояснила женщина.

   - Короче, ты упала в обморок, и всё кончилось! - завершил историю вампир.

   - Спасибо, - пробубнила я своей спасительнице, и снова заскользила взглядом по площадке усеянной ужасами битвы. Чего-то не хватало. Чего-то значимого! Я никак не могла сообразить чего. Но мне было так холодно и одиноко, хоть садись и вой.

   Скилт валялся обычной железной палкой рядом с моей ногой. Я подняла его, сунула за пояс. Надела обратно на шею кристалл, вновь засиявший спокойным синим светом, и случайно дёрнула за верёвку с перстнем, висевшим всё это время на мне.

   - А где Тай? - сорвалось у меня.

   Друзья помрачнели и отвернулись, чтобы не смотреть мне в глаза.

   Я вспомнила! Кровь, рану на груди... Последние слова. Как держала его за руку в подземельях. Как цеплялась за него ночью, чтобы вампир не вытащил на тренировку. Как он обнимал меня согревая после купания в ледяной воде чёрного озера... И как он летел вниз, закатив глаза...

   - Тай, - с бульканьем вырвалось у меня.

   Я оглядывалась, и мне казалось, что он вот-вот выглянет из-за спин друзей, улыбнётся, посмотрит на меня, скажет: "Ну, ты и дура, Ори! Вытри слёзы!". И я утёрла грязь с лица. Поднялась и, кликнув Тень, направилась к тому месту, откуда он упал.

   - Ты куда? - опешил вампир.

   - Искать! - рявкнула я.

   Меня поймали, не позволяя сделать следующий шаг. Шелест схватил за плечи, развернул к себе лицом и стал втолковывать, чтобы поняла:

   - Его больше нет! Мне жаль, но ничего не поделаешь! Он УМЕР!

   Я зашипела на него, заставив не на шутку испугаться. Вампир отпрянул.

   - Даже если и так, - (но я отрицала это, всей душой, всем сердцем отрицала!) - Я найду его!

   Другу оставалось только пальцем у виска покрутить. Но он быстро вернул самообладание и приказал оборотню:

   - Ни на шаг! Охранять!

   Волк и так всё понял. Рванул впереди меня. Тонкий, не человеческий, нюх уже ловил след. Мы бросились к краю обрыва, потом побежали налево, нашли ухабистую винтовую тропу и помчались вниз, спускаясь к устью высохшей реки...

×