Академия проклятий. Книга 6 (СИ), стр. 1

Елена Звездная

Академия проклятий. Книга 6

– Адептка Риате, – низкий, чувственный голос лорда директора, словно наполнил весь кабинет, – если вы будете продолжать вот это загадочное молчание, я, пожалуй, прибегну к повторной переэкзаменовке.

Великий Риан Тьер, член ордена Бессмертных, Первый Меч империи, магистр Темной Магии и Искусства Смерти, временный правитель Третьего королевства и по совместительству тот единственный, кто заставлял мое сердце то биться быстрее, то вовсе замирать, вот как сейчас, коварно улыбнулся.

– Риате, у меня даже жены нет, – ехидно протянул магистр и развел руками. – Что уж говорить о совести?

– Что возвращает нас к вопросу о твоем моральном облике, – наглая улыбочка, и проникновенное: – И я готов выслушать ваше безоговорочное «да», адептка.

– Я вам уже трижды высказала мое безоговорочное «нет»! – вспылила я, подскочив со стула.

Когда с кресла с обманчивой медлительностью поднялся лорд директор, я быстренько села обратно, но было поздно.

– Дэя, – обходя стол и приближаясь ко мне, протянул магистр, – ты пойдешь на этот бал.

– Не пойду, – насупившись, заявила я, скрестив руки на груди.

– В качестве моей невесты, – Риан остановился рядом со мной.

– Ни за что!

– И будешь представлена ко двору, как будущая леди Тьер.

– Нет!

Мне вдруг протянули руку. Удивленно смотрю на магистра, тот с улыбкой вносит предложение:

– Поиграем в три безоговорочных «да»?

– Ннне хочется, – протянула я.

– Давай же, это просто игра, – мне его обманчиво-честный тон не нравился совершенно.

И загадочный взгляд черных, чуть мерцающих глаз, в которых я уже безвозвратно утонула, но почему-то каждый раз ощущаю, как тону снова. И как-то само собой получилось, что я поднялась, а после совсем уж без моего участия оказалась в объятиях лорда директора, а вот в поцелуях мне свое участие отрицать было бы нечестно по отношению к самой себе.

– Итак, смысл игры, – выдохнул Риан, практически не отрываясь от меня, – я спрашиваю, ты отвечаешь. Правила ясны?

– Предельно, – слукавила, но в моем положении трезво рассуждать было затруднительно.

– Итак, – нежный поцелуй, – ты меня любишь?

– Да, – выдохнула я, почти не задумываясь.

– И, – еще один умопомрачительно нежный поцелуй, – ты будешь рядом со мной всегда

– Да, – как хорошо, что он меня держит, потому что мои ноги стоять отказываются.

– В том числе и на императорском балу?

Я бы сказала «нет», но мне просто не дали такой возможности, а когда остановились, на «нет» я оказалась уже не способна.

– И, – теперь в его прикосновениях было значительно больше страсти, чем нежности, – все узнают, что ты моя, и только моя, да, Дэя?

– Да, – простонала я, обвивая руками его шею

– Какая у меня послушная невеста, – прошептал довольный полученными ответами Риан.

– Какой у меня коварный жених, – не сдержалась я.

– Какой есть, других не будет, – «утешили» меня.

Смотрю в его черные глаза, на черты аристократического лица, взгляд замирает на четко очерченных губах лорда директора, и я чувствую, как сердце начинает биться быстрее. И была я льдом окована, а теперь и зачарована, и заколдована лордом Рианом Тьером.

– И вот мне интересно, – чуть отстранившись, но продолжая обнимать его, начала я, – ты это имел в виду, говоря: «И когда единственной ценностью для тебя останусь я, мы поговорим о жизненных приоритетах»?

Загадочная улыбка, коварный блеск в глазах и уклончивое:

– Не совсем.

– Да? – так любопытно стало. – А что же тогда?

– Ммм…

Риан подхватил меня на руки, отнес к окну, усадил на подоконник и, наклонившись к моим губам, прошептал:

– Леди Митас в секретарской?

– Ддда… кажется, – кажется мне и это уже не важно, что совсем не радует.

– Тогда не покажу, – нагло сообщили мне.

Я улыбнулась, протянув ладонь, прикоснулась к его щеке, Риан улыбнулся в ответ… Иногда мне кажется, что за моей спиной вырастут крылья и я просто взлечу в небо от счастья. Невероятного, огромного, переполняющего меня счастья…

– Будешь на меня так смотреть – я растаю, – предупредил магистр.

– Или сгоришь? – предположила я.

– Опасения сгореть возникают каждый раз, когда ты со стоном произносишь мое имя, – прошептал магистр, – а вот когда так восторженно-восхищенно на меня смотришь, я всерьез опасаюсь растаять.

– Не могу смотреть на тебя иначе, – честно созналась я. – Чем больше я узнаю о тебе, тем больше восхищаюсь и…

– Тогда мы в равном положении, – комплиментов в свой адрес Риан не переносил даже от меня,- Так что у нас с балом?

Утреннее весеннее солнце заливало кабинет лорда директора ярким светом, через открытое окно слышалось пение птиц, шелест стремительно зазеленевшей зелени, и доносился аромат цветущих аллей Ардама. Весна – мое любимое время года. И магистр Тьер в черном строгом костюме, с собранными волосами и загадочной улыбкой – мой самый любимый мужчина во всех мирах.

– По поводу бала ты уже добился от меня безоговорочного «да», – напомнила я, застегивая ворот ученической формы.

– Добился, – не стал отрицать Риан, – и с одной стороны мне бесконечно нравится сама мысль, что мои поцелуи сводят тебя с ума, но с другой… Ты действительно нужна мне там, родная.

– Правда? – как же приятно это слышать.

– Дэя, – нежный поцелуй, – в ином случае, мне значительно спокойнее было бы оставить тебя в академии, она неприступна. Но

учитывая результаты допроса Алитерры… Поговорим об этом в Лангреде.

Я была готова поговорить об этом прямо сейчас, но в данном вопросе магистр проявлял невероятное упорство – дела империи в открытую мы могли обсуждать лишь в родовом замке Тьеров.

– Все будет хорошо, – пошептала я.

– У нас с тобой – даже не сомневаюсь, – тихий ответ и нервное, – но хотелось бы знать, сколько еще жизней принесет в жертву эта развеселая компания из проклятийника, морской ведьмы и одного темного лорда как минимум. А как максимум я подозреваю не менее двух десятков участников.

Что тут можно было сказать – я не знала, и магистр этого тоже не знал.

В двери постучали, раздался осторожный голос леди Митас:

– Лорд директор, тут к вам…

Я мгновенно спрыгнула с окна, Риан оправил мою одежду, и вернулся за стол, чтобы громко произнести:

– Входите. Риате, вы свободны.

Я проскользнула в дверь, миновав леди Митас, окинувшую меня подозрительным взглядом и чуть не врезалась в высокого, широкоплечего мужчину с золотыми волосами до плеч. Эти волосы, широкий подбородок да черный костюм – все, что я увидела, так как рассматривать посетителя лорда директора не было никакого желания.

– Простите, – извинилась, не глядя.

И хотела обойти, но мне неожиданно заступили дорогу, и тихий, очень странный, чуть вибрирующий голос, загадочно протянул:

– Вы меня не узнаете?

Я вскинула голову, удивленно разглядывая смутно знакомое лицо. Особенно смутно-знакомыми показались его черные, чуть мерцающие глаза, и все же.

– Простите, мы знакомы? – осторожно спросила я.

Мужчина улыбнулся, и я невольно улыбнулась в ответ, сразу подумав «Инкуб». И вспыхнула картинка из воспоминаний – этот самый мужчина, лежащий в постели и единственный из всех Бессмертных снявший тьму.

– Узнали, – догадался. – Я очень рад вновь видеть вас, милая и скромная невеста лорда Тьера.

Леди Митас грохнулась в обморок.

– Вот… Бездна! – выругалась я, уже предчувствуя разгул сплетен по академии.

Леди Митас поднял подошедший Риан, несмотря на массивные формы секретаря, донес ее до диванчика у стены, уложил, скомандовал мне:

– Воды.

И вот пока я наливала из графина в стакан, между двумя Бессмертными состоялся странный разговор:

– Сахэ нкаавраэ? – произнес Риан.

– Доэ эсшаа, – ответил инкуб и пересек комнату.

Дальнейшее заставило меня выронить стакан на пол! Потому что едва светловолосый подошел к магистру, правая рука его начала издавать странное фиолетово-голубое свечение. Риан навстречу ему протянул левую руку… ладонь инкуба накрыла руку магистра… Свет медленно перетек из одного Бессмертного, в другого…

×