Кровавое золото, стр. 3

Харбин повернул к нему лицо, искаженное злостью.

— Ты!..

Реакция Перримена была быстрой. Ему приходилось иметь дело не с одним крепким орешком, и он видел, к чему все идет. Приклад его ружья ударил резко, точно, и достал Харбина в момент броска. Он упал на колени, из разбитой головы потекла кровь. Отступив в сторону, Перримен глянул на Беджера.

— Вы что это?

— Поспорили, Перримен. Джо не виноват — жара его довела.

Перримен вздохнул, но Том Беджер улыбнулся просительно.

— Джо не выдерживает зноя. Вы же знаете, он родился в Монтане, и не может переносить жару, как вы или я. Успокоившись, Перримен отошел в сторону.

— Ладно. В этот раз не доложу. Но если ты ему друг, то держи его на коротком поводке, слышал? — Он вытер лоб. — А и в самом деле припекает, черт возьми! Вряд ли его можно обвинять.

Он ушел, и Беджер помог Харбину подняться. Крови было немного — всего лишь струйка, но Харбин все еще глядел остекленелыми глазами.

— Ты мне шкуру спас, — сказал он.

— А почему бы нет? Разве мы не партнеры? Харбин снова вздохнул.

— Так что там за идея у тебя?

— Я могу тебя доставить в Масатлан… вместе с этим золотом… за десять дней.

— Ладно… партнер.

— Хорошо, — Беджер протянул бур. — Будешь поворачивать бур. И всеми святыми тебя умоляю — не заводи этого конвоира. Если они нас разлучат, я уйду сам.

Джо Харбин угрюмо взялся за работу. Ладно, если нужно, он это сделает. Будет так упираться, что они теперь на него и внимания не обратят. В голове пульсировала боль, но его били и раньше, и думал он не об этом, а о деньгах, которые ждут его, и о том, как не подпустить Родело к тайнику.

Он не увидел, как подошел Индюк, не заметил даже его присутствия, пока конвоир не произнес:

— Ты что, никогда не устаешь, Джо?

— Только не я.

— Твой друг Родело выписался сегодня утром. Смотрите, что он мне дал, — он показал им золотую монету, наблюдая, какое это произведет впечатление. Индюк был уверен, что за этим что-то кроется, и его разбирало любопытство. — Эти деньги ему выдали на кормежку, пока он работу не найдет. Не понимаю я этого парня.

Но Харбин никак не отозвался, и Индюк ушел. Беджер, переставляя бур в новую скважину, заметил:

— Если Дэну не нужны эти деньги, он, видать, четко знает, где получить большие.

— Мне надо вырваться отсюда. — Глаза у Харбина были дикие. — Том, нам надо вырваться!

— Вырвемся. Сегодня вечером.

Харбин недоверчиво наклонил голову вбок.

— Вечером?

— Будь готов. Примерно на закате.

Джо Харбин облизнул губы и посмотрел на солнце… часа два еще. Он почувствовал, как под рубашкой проступил холодный пот. Неужели он испугался? Что ж… может быть. Но он пройдет через это во что бы то ни стало… Он уже пробовал когда-то холодное мексиканское пиво, тэкилу. Вот это выпивка!

Они работали, а солнечный жар лился сверху и отражался от песчаника; жестокий, обжигающий до волдырей, он превращал дно карьера в печь. Неосторожное прикосновение к стальному буру обжигало до мяса; через карьер протащили двух бедняг, потерявших сознание от зноя, но Джо Харбин продолжал упрямо работать. Том Беджер работал медленнее, более методично, но успевал не меньше. Он не терял ни сознания, ни сил. Он работал уже давно и знал все приемы и хитрости, облегчающие тяжкий труд.

Миллер, который конвоировал их во вторую половину этого долгого знойного дня, подошел поближе. Они закончили последнюю скважину, изрядно опередив остальных.

— Ну, парни, вы нынче самая лучшая пара на этой работе. Собирайте инструменты. На сегодня хватит. Беджер выпрямился, растирая поясницу.

— Спасибо, сэр. Я так думаю, вы правы. Лучше оставим что-нибудь на завтра.

Он складывал буры, а Джо Харбин взвалил на плечо свой копер. Выждав, пока внимание конвоира отвлечется, Беджер ногой отбросил один бур в камни, а потом оба медленно поплелись. Оглянувшись, Беджер увидел, что «пороховая мартышка» уже набивает динамитные шашки в только что просверленные шпуры, утрамбовывая их длинной палкой. Беджер шарил глазами по карьеру, измеряя расстояние, представляя в уме все события, которые тут произойдут, и тщательно взвешивал шансы. На мгновение его взгляд остановился на Суслике, который сражался с тяжелой тачкой, нагруженной битым камнем. «У парня плохой вид… никогда он не вытянет своего срока», — подумал Беджер.

Он пошел рядом с Харбином к складу, где заключенный-кладовщик проверил принесенные ими инструменты.

— Рано вы сегодня. Видать, Миллер был совсем уж добрый, — сказал он и ухмыльнулся Беджеру. — Ладно. Харбин, ты свою колотушку притащил?

Харбин уложил копер на полку возле двери, небрежно поглядывая через плечо. У него пересохло в горле, и он нервничал, зная, что вот сейчас, в любой момент…

Беджер забросил буры на полку, но кладовщик взглянул на него.

— Том, у тебя одного бура не хватает.

— Недоглядел, видать, — спокойно ответил Том. — Спешил.

— Ну так слетай назад и найди. Ты ж знаешь правила.

Беджер медленно пошел обратно, взвешивая каждый шаг, — он знал, сколько глаз следят за ним. Но еще он знал, что в поисках бура он на время скроется от конвоиров, которые стоят сейчас возле заключенных ниже в карьере, и от кладовщика с инструментального склада.

Он сошел вниз, как будто в поисках бура, внезапно опустился на одно колено, вытащил спичку, запасенную заранее, и поджег только что уложенный бикфордов шнур, потом еще один, еще… А потом подобрал бур и медленно пошел прочь.

Он знал, сколько времени будут гореть фитили, знал, когда произойдет взрыв, и знал, что должно случиться, когда состоится побег. Том Беджер был осторожным человеком и тщательно планировал каждый шаг; в его планах даже таились где-то тени тех самых индейцев-яки. Невозможно планировать что-то, касающееся индейцев. Все сводилось к простой формуле — удрать от них, если получится, а не получится — отбиться.

Он подошел к складу.

— Вот твой бур. Доволен?

— Так это ж не я, Том, — сказал кладовщик. — Правила такие. Ты по ним живешь.

Он протянул руку, чтобы взять у Тома боек, но тут воздух вдруг разорвало в клочья громом взрыва, и в тот же момент Беджер взмахнул стальным буром и ударил кладовщика по черепу.

Звук взрыва потонул в грохоте падающих камней, криках и стонах. Том и Харбин помчались к карьеру. Почти сразу они наткнулись на труп Перримена, наполовину засыпанный камнями и песком. Том Беджер быстро сорвал с конвоира ремень с кобурой, вытряхнул патроны себе в ладонь, а револьвер спрятал в карман. Схватив винтовку погибшего, Джо Харбин разбил ее о скалу.

Заключенные и стражники пытались выбраться из тучи дыма, пыли и обломков. Некоторые шли, пошатываясь, истекая кровью. Другие быстро карабкались наверх. Проталкиваясь среди них, Беджер вылез из каменоломни и побежал к фургону с лошадьми, стоявшему неподалеку.

Неожиданно появился начальник тюрьмы в сопровождении нескольких охранников. Он резко остановился, вглядываясь в кавардак, царящий в карьере, пока конвоиры сбегали по склону, чтобы разобраться с людьми внизу. Том Беджер быстро подскочил к начальнику и ткнул ствол револьвера ему в ребра. Джо Харбин подбежал с другой стороны и вырвал пистолет начальника из кобуры.

— Начальник, мы против тебя ничего не имеем, только если хочешь жить, веди нас к фургону.

— Я не…

— Начальник! — предостерег Беджер, — нет у нас времени на споры. Давай к фургону!

Начальник начал возражать, но Харбин ловко ударил его револьвером по голове. Они быстро подтащили потерявшего сознание к фургону и забросили внутрь. Том Беджер схватил вожжи, и кони побежали к воротам быстрой рысью.

Джо Харбин посадил начальника перед собой таким образом, чтобы он был хорошо виден. План действовал! Сейчас, если только…

— Стой! — крикнул часовой.

Беджер гнал лошадей дальше, и на сторожевой вышке у ворот появился еще один стражник.

— Стой, стрелять буду!

— Открывай ворота, — приказал Беджер, — а то пристрелим начальника!

×