Кровавое золото, стр. 25

— Вот так тебя и накололи, — сказал Джо. — Ну и что же из того?

— Я собираюсь привезти это золото им обратно, Джо, и ткнуть их в него носом. Я хочу показать им, какая все они куча дешевого дерьма, все эти друзья в хорошую погоду… А потом уеду.

Они молча разглядывали его. Нора Пакстон слышала медленный, размеренный стук своего сердца. Неожиданно Джо Харбин спросил:

— Ты рассчитывал убить нас и забрать золото?

— Я рассчитывал, что индейцы сделают это вместо меня — или пустыня. А когда вышло иначе, я думал, что смогу изобрести какой-то план, чтобы захватить деньги, не причинив никому вреда.

— Ну-ну, вот добрый мальчик! — сказал Харбин. — Он заберет наше золото, а нам вреда не причинит! Как раз, дурак ты поганый! Да кто такому поверит?!

— Может, я, — сказал Беджер. — Или когда-то мог…

— Послушайте, — предложил Родело. — Может, я дам каждому из вас по тысяче долларов? Назовем это вознаграждением за находку.

— Ну гляди, какой он благородный, о! — издевался Харбин. — Ты уедешь с нашими деньгами и оставишь нас тут сидеть с тысячей долларов на каждого! Ты, малыш, конечно, наглый, но только не тем ты бизнесом занялся. Тебе бы жуликом быть или игроком.

Он поднял глаза к Норе.

— Ты про это знала?

— Кое-что. Я верю, что он говорит правду. Я верю, что он собирается вернуть деньги.

Переметные сумы лежали на песке у Харбина за спиной. Он положил на них руку.

— Забудь про это, Родело. Ты отсюда и цента не получишь.

— Как насчет кофе? — предложила Нора. — Можем развести огонь. Все равно они знают, где мы.

Никто не отреагировал. Харбин смотрел на Родело, и Дэн видел: Джо уже готов.

— Как насчет этого, малыш? Не хочешь меня испытать? Слегка размяться — вот прямо сейчас.

Дэн Родело принужденно улыбнулся. Это была лишь попытка улыбнуться, потому что губы его полопались, лицо было жестким от пыли, но он попытался.

— Нет, Джо, еще нет. Ты мне еще нужен для этих индейцев, да и я тебе тоже.

— Нам нужно убраться отсюда, — сказал Беджер. — Я думаю, кофе — это хорошая мысль. Разведем огонь, сварим кофе, потом еще подкинем дров в костер — и смоемся отсюда. Можем пойти вдоль воды, этот берег тянется как раз куда нам надо. Можем добраться до той второй бухты.

Они держались подальше от костра, хотя насыпанный бруствер и защищал их. Нора сварила кофе, и они выпили его медленно, смакуя каждую каплю. Им была нужна пища, но жажда убила в них аппетит. Чего они хотели — так это жидкости. Кофе подбодрил их, и когда настало время идти, они тронулись, соблюдая осторожность. Том шел впереди и вел лошадей. Они добрались до кромки воды и пошли вдоль нее, вытянувшись в цепочку.

Индейцы возникли из тьмы неожиданно. Полыхнул выстрел, упала лошадь, и Дэн Родело рванул винчестер, выстрелив на вспышку. Отскочил в сторону, расставил ноги для упора и выстрелил по новой вспышке, потом бросился на песок и, откатившись за убитую лошадь, снова начал стрелять.

Он расстрелял все заряды и схватил винтовку убитого индейца. Когда и там патроны закончились, спокойно перезарядил свою. Наступило временное затишье. Кто-то оказался рядом с ним и вдруг заговорил. Это был Том Беджер.

— Ты действительно пришел сюда за золотом?

— Я правду сказал, Том.

Он помолчал, а потом добавил:

— У меня, Том, никогда не было много денег, но я работал. Добывал себе место в жизни — пока не встретился с Харбином на дороге…

— Не повезло, — сказал Беджер.

Они помолчали. Потом Беджер спросил:

— Думаешь, мы кого-нибудь подстрелили?

— Ага… Одного, может, двоих.

— В такой тьме трудно сказать. После паузы он добавил:

— Предчувствие у меня, сынок. Чувствую, что из этой истории я не выберусь.

— Ты с ума сошел. Уж если кто выберется, так это ты… ***

В нескольких сотнях ярдов от них собрались индейцы. Юма Джон был хмур.

— Я думаю, это конец, — сказал он. — Я больше не хочу. Слишком много убитых.

— Они всего лишь люди, — сказал Панама.

— Мы тоже, — ответил Юма Джон. — Думаю, лучше подождать другого раза.

— Нет, — сказал Панама. — Я хочу этих.

— Я ухожу, — твердо сказал Юма. — Кто со мной? К нему присоединились два индейца. Когда они уехали, Панама посмотрел на оставшихся. Четверо остались с ним. Что ж, доля каждого станет больше. Потом, правда, будет тяжело, когда они вернутся домой. Ему всегда везло, и молодые воины искали случая поехать с ним. Теперь скажут, что удача его покинула…

Панама повернул к берегу, где они нашли дохлую лошадь и несколько следов. Их добыча исчезла. Панама двинулся следом, ведя за собой остальных.

Засада должна была стать удачной. Он разгадал хитрость с костром, они зашли вперед и ждали, пока придут белые люди. Слышно было, как те идут вдоль кромки воды, но в темноте легко ошибиться в расчетах. Несколько его людей, которые должны были стрелять в лошадей, потратили пули впустую. Ответные выстрелы убили воина.

— Смотри, — сказал один из молодых яки.

На песке было темное пятно. Кровь! Панама поднял голову и посмотрел вперед. Один из тех ранен, тяжело.

Джо Харбин обнаружил это почти в тот же момент, но на четверть мили дальше вдоль берега. Том Беджер брел позади, опираясь на грулью.

— Том! Какого черта?!

— Я все же поймал пулю…

— Плохо? — Харбин остановился.

— Не дай им добраться до меня, Джо. Я не хочу, чтобы они меня продали.

— Не продадут.

— Я это и имел в виду.

Дэн Родело оглянулся назад. Они добрались до этого места — как же оно называется? Обрыв Морского Льва…

— Давайте остановимся здесь, — сказал он. — Отсюда увидим всю бухту. Тут высоко — сможем подать сигнал. Костер зажжем или еще как-нибудь…

— Эти индейцы, — сказал Том, — они придут следом за нами.

— А почему бы нам не устроить засаду на них прямо здесь? — спросил Джо Харбин. — Лучшего места не найти.

Вдоль берега тянулись скалы, под обрывом ревели морские львы, оправдывая название места.

Они залегли между скалами и кустарником и ждали, а позади вздымалась громада обрыва.

Волны шелестели галькой внизу… был час отлива… где-то неподалеку ворчали и шевелились морские львы. Нора придвинулась поближе к Родело и прошептала, едва шевеля губами:

— Что мы будем делать?

— Ждать, — ответил он.

— Том! — подал голос Харбин. — Куда тебя ранило?

— В живот.

Харбин выругался. Вдруг Нора сказала:

— Дэн, вон там свет! На воде!

Теперь все они увидели его. Свет был далеко, но виднелся отчетливо. Без сомнения, это было судно, стоявшее на якоре, и его повернуло отливным течением так, что свет стал виден.

— Все же мы смогли это сделать! — сказал Том. — Это, наверное, корабль Айзечера!

Минуты тянулись. Доносилось приглушенное шуршание морских львов — а больше ничего.

Здесь безопасно. Черный обрыв великолепно скрывает маленькую группу. Каждый звук четко слышен в ночной мгле.

Родело поудобнее уложил винчестер. У него оставалась лишь одна винтовка, теперь полностью заряженная. Вторую, совсем плохую, он бросил на пляже. Он ощупал пальцами патронташ и знал, что у него не меньше семидесяти патронов, все калибра 0, 44 note 8; они подходили одинаково и к винтовке, и к кольту.

Они услышали шелест песка раньше, чем индейцы появились в поле зрения, но и теперь было заметно лишь неясное движение изменчивых теней на светлом фоне песка. Фигуры не различались.

Внезапно Нора прошептала:

— Джо… не нужно! Судно здесь. Может быть, утром мы попадем на борт без боя… Он оттолкнул ее.

— Ну уж нет… на это у нас не будет ни одного шанса!

Он поднял ружье, и Том Беджер, лежащий животом на холодном песке, сделал то же самое. За скалой Родело уложил свой винчестер в нужное положение.

Может быть, промелькнуло какое-то движение, может быть, отблеск света на ружейном стволе, но внезапно Панама прошипел сигнал тревоги.

вернуться

Note8

0,44 дюйма, то есть 11мм.

×