Дело-то государственное (СИ), стр. 74

  - Отпусти сейчас же! - ткнул его локтем в бок Цай.

  - Алечка... - сделав над собой неимоверное усилие, все-таки разжал ладонь Айвен.

  - Как ты, Котенок? Сдала? - перехватил инициативу оборотень.

  - На отлично! - шепотом произнесла девушка, все еще не веря в чудо, но и не в состоянии не похвастаться.

  - Умница! Я же говорил, что ты сумеешь! - обрадовано подхватил Цай племяшку и, закружив, осторожно поставил на ноги.

  - Аля! - сунулся было с поздравлениями Айвен, молниеносно сообразив, что пока она в прекрасном настроении, можно попробовать подлизаться, чтобы для начала заполучить ее внимание, а уж потом и начать каяться.

  Но девушка поспешно отступила к оборотню и холодно отчеканила:

  - Я Вам крайне признательна, раас Айвен, за Ваше... участие в подготовке, но думаю, дальнейшее общение следует свести к минимуму.

  - Алька, ну ты чего? - испугался Айв слишком безапелляционного заявления. - Милая моя, solum...

  Оглянувшись по сторонам и увидев не одну пару глаз, внимательно наблюдающих за ней, девушка слегка поморщилась, однако нашла в себе силы поднять голову и, глядя прямо в глаза, очень тихо, однако явно рассерженно, прошипеть:

  - Я - не Ваша милая, раас Айвен! Я безмерно уважаю нашего Повелителя и считаю, что Ваш отец подобрал для Вас более подходящую и удачную партию для воспроизведения потомства. Мое скромное участие в дальнейшей Вашей судьбе не имеет никакого значения.

  - Аля! - пожалуй, излишне горячо и громко возразил обескураженный Рыжик и, не обращая ни на кого внимания, попытался снова заполучить руку девушки, но она благоразумно нырнула за спину вставшего на пути демона Кошака. - Ты не можешь отказаться от меня просто так, даже не выслушав! - в отчаянии повысил голос Айв. - Я хочу, чтобы ты была рядом со мной!

  - Не устраивайте сцен, - поморщился Цай, одной рукой придержав Рыжика, прущего на него, словно сорвавшийся с цепи тиранозаврик Лапочка. - Аля, ты точно не хочешь выслушать этого... оратора? - обратился он к девушке.

  - Нет! - глухо выдохнула Альена, вцепившись в камзол оборотня на спине обеими руками и спрятав лицо, чтобы никто не увидел, насколько ей больно от произнесенных слов.

  'Шустрый какой! - с неприязнью подумала девушка. - Не он хочет быть рядом, а я должна неделю изображать влюбленную дурочку, пока он натешится! Обойдется!'

  - Ты услышал, - устало вынес вердикт Цай. - Отвали, Рыжий.

  - Я хочу с ней поговорить!

  - Но Аля сейчас не хочет тебя слушать! - бесстрастно возразил родственничек человечки. - Прояви хоть раз благоразумие, умерь амбиции.

  - Да какие, к Дхаргу, амбиции! Ты же все понимаешь! - взорвался Рыжик.

  - Я - да. А она - нет, - кивнул он на сердито сопевшую ему в спину девушку, и, пожалев, несчастного приятеля, подмигнул. - Уйди...

  'Рыжий, не доводи до крайности, я попробую ее подготовить, уйди с глаз, пока окончательно все не испортил', - добавил он ментально.

  Бедняге демону ничего не оставалось делать, как отступить в сторону.

  Не обращая внимания на застывших изваяниями свидетелей выяснения их отношений, Айвен угрюмо поплелся к выходу.

  ***

  Цай никогда не думал, что будет искренне сочувствовать демоненку. Однако глядя на его поникшую спину, с трудом сдержался от того, чтобы окрикнуть Айва и уверить его, что все будет хорошо. Тем более что насколько все будет хорошо, да и когда это 'хорошо' для Рыжика наступит, он просто не знал.

  'Вот же умелец искать неприятности на собственную голову! - подумал Кот. - Он накосячит, а другим отдувайся!'

  Однако рассуждать, когда вокруг такие дела творятся, было некогда. С некоторым трудом отодрав прилипшую к нему девчонку, приобнял ее за плечи и отвел в соседний коридор, где, найдя подходящую нишу и остановился, закрыв Альену своей спиной от любопытных взглядов:

  - Жалуйся, - предложил он, подсадив племяшку на небольшой уступ, чувствуя, что человечка едва держится на ногах.

  - Цай... я не знаю, с чего начать... я... он... мы... - всхлипнула она, еле сдерживая рвавшееся наружу рыдание.

  Слишком много всего произошло за последние часы, и теперь наконец-то можно было себя пожалеть и поплакаться в предложенную другом 'жилетку'.

  Снова уткнувшись лицом в грудь стоявшего совсем рядом оборотня, Альена с благодарностью приняла его участие. Только вот никак не могла сформулировать в одну фразу гложущую обиду на укравшего ее сердечко нелюдя.

  - Ну, что ты, совсем раскисла, Котенок? - ласково потрепал Цай человечку по волосам. - Про то, что неминуемо случается между парнем и девушкой, которых тянет друг к другу, я догадываюсь. Подробности не обязательны. А что случилось после? Расскажешь?

  - Да ничего такого не случилось! Венька - гад! У самого свадьба через неделю, а он...

   А я его кажется люблюууу... - разрыдалась она.

  - Ну да свадьба, через неделю, а ты из-за этого расстроилась, что ли?

  - Но... - не ожидавшая таких слов, девушка буквально задрожала от обиды.

  - Тише, тише, - закусил губы Цай, чтобы не рассмеяться над глупышкой. - Ну, и в чем же проблема-то? Любовь - прекрасное, светлое чувство. Настоящая любовь - такая редкость, уж поверь мне, я в этом разбираюсь, - авторитетно заявил оборотень.

  - Прекрасное?! - задохнулась от возмущения Альена, оттолкнув парня. - Да как ты можешь судить? Ты хоть кого-нибудь любил? Да что я спрашиваю! Ты такой же, как он! Только он еще и свинья! - и, противореча самой себе, что нечего искать сочувствия у такого же оболдуя, человечка продолжила:

  - Представляешь, он мне с утра и говорит: '...мне с отцом обязательно насчет свадьбы поговорить надо! Нам ведь с тобой на все недели хватит?' - передразнила она Рыжика и снова заревела. - Недели! Вместо традиционного мальчишника, решил недельку покувыркаться со мной! Противно-то как! А еще, говорит, жди здесь и ни о чем теперь не волнуйся. Благодетель Дхаргов! И зачем я только выиграла этого эльфа недоделанного!

  - Чтобы лишить его девственности, - машинально напомнил Цай, силясь придумать, как бы потактичней намекнуть племяшке, что она сама себя накрутила, и все совсем не так трагично, как ей представляется.

  - Ну да... - печально согласилась Альена, тяжело вздохнув и обхватив себя руками, словно замерзла, потому что подлый организм тут же откликнулся на воспоминание о прошедшей ночи, заставив повторно пережить приятные мгновения, - только все наоборот...

  - Ты жалеешь? - забеспокоился Кошак, удивившись ее реакции.

  - Да!!! Нет!... не знаю... - растерялась девушка. - Я, как последняя дура, таяла от его слов - 'dilecti', 'solum', 'desiderio', придумал же обзываться, извращенец рыжий!

  - Кхм... - отчаянно закашлялся Котяра. - Алька, прости мое любопытство, кхе... хаха... ой! Повтори, пожалуйста, как он тебя 'обзывал'? - сдавленно просипел оборотень, еле сдерживаясь, чтобы не заржать.

  - А, еще 'vitae mea' и 'meum unicum, tantum te', - тщательно припомнив, наябедничала Альена.

  - Аль, ты действительно не поняла? - посерьезнел Кошак.

  - Что я должна была понять? Я демонического не знаю!

  - Так это ... как бы сказать, не столько демонический, сколько очень-очень древний язык нелюдей, я, правда, его тоже плохо знаю, но уж некоторые слова понимаю.

  - Они хоть приличные? - с сомнением подняла заплаканные глаза Альена.

  Цай аккуратно дотронулся ладонями до ее лица, и подушечками больших пальцев стер мокрые дорожки со щек племяшки.

  - Ну, в общем, у Высших демонов так традиционно принято - об истинных чувствах говорить на древнем языке. Мне, правда, жаль, что Рыжий не сумел убедить тебя.

  - В чем? - всхлипнула сбитая с толку человечка.

  - Это не я должен тебе рассказывать, но другого варианта не вижу... - грустно вздохнул Кошак. - Ты - его истинная пара, Аля. Его Единственная. И все эти слова - означают примерно одно и то же, только в разных вариациях. И свадьба у него через неделю с тобой.

×