Дело-то государственное (СИ), стр. 2

  - Не желаю, - процедил Айвен, недобро сощурившись. - А не желает ли многомудрый раас Тогху прекратить паясничать и тянуть время?

  - К сожалению, я тоже не желаю, - постарался оборотень добавить в голос искренности. - И ничем не могу помочь. Я достаточно ясно высказался о точном времени встречи, так что придется немного потерпеть.

  Цай скосил глаза на дверной проем, в котором мелькнул слуга, и сделал какой-то знак. Впрочем, тут же обернулся, чтобы не выпускать взбешенного Рыжего из поля зрения.

  Сгорая от желания пнуть предложенное кресло ногой, а миниатюрную чашку кофе из фамильного фарфора Князей Независимого Рода разбить о голову как раз одного из представителей этого самого Рода, Айвен, все-таки с достоинством и даже несколько грациозно опустился в кресло напротив оборотня. И уже через минуту заставил себя вальяжно развалиться в нем, стараясь контролировать даже частоту дыхания, чтобы внимательный взгляд Кошака не выявил, насколько же ему действительно сейчас трудно изображать невозмутимость и выдержку.

  Кофе оба парня цедили через силу, почти не чувствуя вкуса бодрящего ароматного напитка.

  - Погода сегодня чудесная, Вы не находите? - светским тоном обронил Кошак, нарушив затянувшееся молчание, и без того атмосфера в гостиной была накалена предостаточно.

  - Не могу с Вами не согласиться, - поддержал Айвен, язвительно добавив:

  - В такой день даже умирать не хочется, не правда ли?

  Цай внутренне содрогнулся от ненавидящего взгляда Рыжего, прожигающего его до самых печенок, но вслух все же произнес:

  - Ох, ну откуда у Вас столь мрачные мысли? - начал миролюбиво оборотень. - Не буду я Вас убивать до смерти, так... немного поучу уму-разуму, как в прошлый раз... - и резко метнулся в сторону, потому что прекрасно знал - 'прошлого раза', и укладывания на лопатки в собственной гостиной, Рыжий ему простит еще не скоро.

  И точно! Едва Цай успел испариться, как кресло, на котором он только что сидел, оказалось вспорото чуть ли не до деревянного основания одним почти неуловимым движением острейших когтей, вышедшего из себя Наследника, жалобно звякнув выскочившими пружинами и некрасиво явив присутствующим 'внутренности' мягкой обивки.

  - Рыжий, ну вот что ты за нелюдь такой? - укоризненно покачал головой хозяин. - В гости приперся раньше времени, скандал учинил. Ну как тебе не стыдно? Что я своим родителям скажу, когда приедут навещать? Будут думать, что я с плохой компанией связался, переживать начнут за мой моральный облик. Нехорошо... Или мне прямо отцу твоему наябедничать, что тебе не по стереометрии надо подтягиваться, а нанять толкового репетитора по этикету? - вновь принялся ехидничать Кошак, почувствовав, что демон немного выпустил пар и теперь снова взял себя в руки.

  - Утомил... - устало рухнул Айв обратно в свое кресло, небрежным жестом 'исправив' причиненный интерьеру чужого дома урон. - Извини, я увлекся. Цай, ну, в самом деле, пошли уже, а? Я тебя по-быстрому прибью, даже мучить не буду. Мне к Альене очень надо.

  В это время в дверном проеме вновь показался слуга, ведущий за собой запыхавшегося юного нелюдя, одетого в форму личного вестового с хорошо узнаваемым гербом Князей Независимых Котов.

  Цай сделал знак подойти. Юноша быстро поклонился, вручил небольшую изящно украшенную инкрустацией из полудрагоценных камней шкатулку своему Князю, и еще раз поклонившись, поспешил покинуть гостиную, чувствуя, как в этом помещении накалена атмосфера.

  Несмотря на то, что он сейчас был в человеческой ипостаси, но буквально шерсть под кожей встала дыбом и заискрила. Оборачиваться в кота ему не очень-то хотелось. Это нелюди с благородной кровью перекидываются из одной ипостаси в другую практически мгновенно. А у простых, вроде него, процесс занимает гораздо больше времени, через боль выворачиваемых суставов, да и не слишком красивое зрелище, чтобы развлекать этим собравшихся. Судя по всему у обоих раасов есть занятие поинтереснее.

  Не зря, как только Князь связался с родителями, все хранилище амулетов и артефактов перевернули вверх тормашками, разыскивая эту шкатулку (или то, что в ней), и велели срочно доставить посылку в рекордно короткие сроки, перекинув его стационарным порталом до города. Видно, какая-то важная вещь. Пальцы до сих пор покалывало от охранной магической печати, чтобы никто чужой не смог открыть эту вещь.

  Юноша потряс руками, но пока помогало слабо.

  Срочно захотелось заныкаться в какую-нибудь щелочку и переждать надвигающуюся грозу.

  Слуга Цая, дернул вестового за рукав, указывая на коридор, ведущий на хозяйственную часть особняка.

  - Что, тоже почувствовал? - усмехнулся он. - Да не робей, у нас такое иногда случается. Особенно у этих двоих, - кивнул он назад, где остались оба рааса. - Пойдем на кухню, накормлю, заодно новости расскажешь. Домой-то попасть еще успеешь. Или у тебя еще какие-то поручения?

  - Да нет, - пожал плечами вестовой, - пока ничего нет. Если что, со мной свяжутся, - кивнул он на один из висящих на шее амулетов...

  - Ну, а теперь самое время нам и поговорить, - подмигнул Цай, бережно проведя пальцами по инкрустированной крышке шкатулки, после чего открыл ее и извлек массивный браслет благородного металла, тускло блеснувший вязью замысловатых символов, создающих неповторимый рисунок, выполненный искусным мастером древности.

  Айвен невольно содрогнулся. Парню даже не надо было объяснять, что это за браслет - про свойства этих редких артефактов он не раз читал у себя в библиотеке отцовского Дворца. Демон просто не ожидал от соперника такого шага:

  - Я ЭТО добровольно не одену!!! - взвился Рыжик.

  - Как хочешь, но тогда разговора не будет, - пожал плечами оборотень. - Не понимаю, что тебя так пугает, это же не брачный, - не удержался он от подколки.

  Но демон проглотил эту шпильку, лихорадочно просчитывая в уме варианты. Кошака он знает давно, слишком давно и достаточно хорошо, чтобы заподозрить в нечестной игре, когда ставки столь высоки. Цай далеко не дурак, и убивать его явно не будет. Не потому, что не сумеет, а потому, что и сам после долго не проживет, если даже дуэль будет честной. Эмли Хорн II, несмотря на все свое благородство, никому не простит смерти единственного сына и Наследника. И даже если не сам, то найдутся те, кто захотят выслужиться перед Повелителем, преподнеся ему утешительный презент в виде головы обидчика его мальчика. Не факт, что сами после этого доживут до старости. Чтобы не запятнать честь Рода, отец вполне может осудить их по справедливости. А уж в случае нечестного поединка - не только от Цая, но и от всего его Рода даже следа не останется!

  Нет, Цай не стал бы так рисковать.

  Только какие же тогда мотивы движут им, и что Котяра намерен сказать, если решил так подстраховаться?

  Айвен не желал верить в то, что это касается Альены. Вернее в то, что между ненавистным сейчас оборотнем и человечкой, в которой демон настолько отчаянно нуждался сам, произошло нечто такое, из-за чего прежде, чем объясниться, Кошак хочет нацепить на него эту вещь, обуздывающую магию Высших демонов.

  Но теперь еще острее встал вопрос - что же именно? И он собирался выяснить это немедленно.

  Самое смешное оказалось в том, что как ни парадоксально, но этим предложением Цай поставил перед демоном вопрос - а доверяет ли он ему? По всему выходило, что да. Другого выхода у него сейчас просто не было.

  - Цай, скажи лучше мне, а вот зачем тебе это нужно сейчас?

  - Да так... Не бери в голову, не засоряй бедную, все равно пока не скажу. А потом сам поймешь. Ну, ты одеваешь или как? - подкинул Цай браслет на ладони, поддразнивая, словно решаясь, не убрать ли его обратно в шкатулку. - Уговаривать не собираюсь.

  - Ладно, давай свой браслет! - хмуро протянул руку демон.

×