Плейбой, стр. 3

Он начал с того, что предоставил Джиллиан кров, а закончил женитьбой на ней. В планах у него значилось дать свое имя ребенку и приобрести дом для Джиллиан. Еще он рассчитывал, что у них сложится семья. Учитывая, что она нравилась ему до того, как уехала учиться, сделать доброе дело для такого человека не казалось ему чем-то трудным.

Любить было для Рика естественным состоянием. Во время беременности Джиллиан они жили вместе. Поэтому он поднял забрало и отдал ей свое сердце. Но, как оказалось, только для того, чтобы она растоптала его, когда отец ребенка вдруг объявился за несколько недель до родов. Благодарная жена тут же смылась, оставив Рику документы о разводе.

С опытом пришла мудрость, и теперь он знал, что больше никогда не потеряет голову, а будет просто получать от жизни радость и удовольствие. В конце концов, он был мужчиной, которому нравились женщины. Короткий брак ничего не изменил в этом смысле. Правда, хотя он и не написал аршинными буквами объявление, что больше никогда не женится, но всегда отчетливо давал это понять женщинам, с которыми у него была связь. Эта так называемая невеста натолкнется на ту же каменную стену, воздвигнутую Риком Чандлером.

Положив одну руку на пистолет, другую — на открытое окно машины, он наклонился к ней:

— Чем могу помочь, мисс?

Женщина повернулась к нему. У нее были необычные розовые волосы и огромные зеленые глаза, каких Рик никогда не встречал. Возможно, она была тщательно накрашена к свадьбе. Но это было давно. Потому что сейчас тени поплыли, тушь с ресниц оставила полосы на раскрасневшихся щеках.

Что-то знакомое было в ней. Но Рик никак не мог сообразить, кого она напоминает ему. В маленьком городке он знал большую часть его жителей, хотя иногда они могли преподнести сюрприз.

— Я понимаю, что у вас проблемы с машиной.

Женщина кивнула, глубоко вздохнув.

— Вы ведь не сможете меня отбуксировать? — У нее был слегка хрипловатый голос, как будто она только что выпила подогретого виски.

Рику страшно захотелось слизнуть виски с ее губ. Он представил себе, как все произойдет, и почувствовал себя беззащитным. А ведь ему казалось, что он сможет устоять перед чарами этой красавицы, как выдерживал все атаки женщин, которых подсылала ему мать. Но сейчас, глядя на, с позволения сказать, невесту, Рик начал потеть. Жар шел изнутри, и сияющее летнее солнце было здесь ни при чем.

Он настороженно взглянул на нее:

— На буксир взять не могу, но можно позвонить в сервис Ральфу, и он пришлет погрузчик. — Рик заставил себя сосредоточиться на проблемах с машиной, только чтобы не смотреть на ее чувственный рот.

— Сначала помогите мне хотя бы выкарабкаться отсюда. — Женщина протянула ему руку, на которой не было обручального кольца. — Мне кажется, я застряла. — Ткань зашуршала, когда она попыталась выбраться из машины.

Все еще раздумывая, по-настоящему она попала в передрягу или нет, Рик прикидывал все «за» и «против». То, что на невесте не было ни кольца в честь помолвки, ни обручального кольца, говорило, что ее остановка здесь могла быть подстроена.

Впрочем, это было не так и важно. Нужно было вытащить бедняжку из чертовой машины. Рик открыл дверцу и протянул ей руку. Как только ее маленькая ладонь оказалась у него в руке, его словно ударило. Рик не смог бы описать этого ощущения. Но когда ее рука дрогнула, а зеленые глаза впились в него, он понял, что она почувствовала то же самое.

Стряхнув наваждение, Рик потянул ее на себя. Вцепившись в него, женщина поднялась. Потом ее повело, и она почти упала в раскрытые объятия, прижавшись к Рику грудью. Он был готов вспыхнуть от сладковатого аромата, окутавшего его. Сердце бешено заколотилось в каком-то неописуемом ритме.

— Сволочные шпильки! — пробормотала она ему в ухо.

Ему оставалось только усмехнуться:

— Зато я стойкий.

Опираясь ему на плечи, она выпрямилась и слегка отодвинулась. Теперь он мог более или менее ясно соображать. Ее аромат отпечатался у него в памяти. Воздушный белый наряд невесты и сдвинутая набок диадема добавляли чистоты этому благоуханию.

— Спасибо за поддержку, сержант. — Она улыбнулась, и Рик обратил внимание на ямочки у нее на щеках.

— Всегда пожалуйста, — ответил он. И соврал. Потому что меньше всего ему хотелось снова услышать от нее призыв о помощи.

В жизни у Рика было много женщин, но ни с кем он не пережил такого потрясения. Было непонятно, почему все так получилось именно с этой женщиной.

Он скользнул взглядом вдоль ее тела, чтобы оценить стать. Итак, груди соблазнительно топорщились под платьем. Подумаешь! Каких только сисек он не насмотрелся! Черт! Все те, кто пытался заарканить его раньше, чуть ли не вылезали из платьев, чтобы он оценил их. Но никого ему не хотелось утащить в ближний лесок, чтобы любить там до тех пор, пока не зайдет солнце.

Всего лишь представив эту картинку, Рик задрожал и заставил себя продолжать оценивать прелести незнакомки. На очереди оказались соблазнительные губы. Они были покрыты блестящей бесцветной помадой, и их естественная припухлость словно взывала о поцелуе. Рик был готов признаться, что его просто подмывало откликнуться на этот призыв.

Любовная химия делала свою работу, и, на его взгляд, женщина, которую в качестве приманки подсунула ему мать, была немыслимо привлекательна. Если только мать действительно подослала ее. Может, Райна перебрала всех женщин в городе и, отчаявшись, решила привлечь одну из них со стороны? В любом случае она была новенькой в их городе, Рид не знал ее, и это интриговало. Ловушка или нет, было теперь не важно.

— Что-нибудь не гак? — Она сморщила нос. — Вы смотрите на меня так, как будто никогда не видели девушку в подвенечном платье.

— Я всегда старательно этого избегал.

Незнакомка усмехнулась:

— Убежденный холостяк, да?

Не желая соглашаться с ней, Рик решил, что пришла пора выяснить все до конца.

— Не нужно ли вас подбросить до церкви? — Он спросил, как спросил бы любой полицейский, а не как человек, которого она возбуждала.

Незнакомка проглотила комок в горле.

— Никакой церкви, никакой свадьбы.

Значит, если она когда-то и была невестой, то теперь уже не являлась ею. Наверняка бросила какого-нибудь лоха сидеть в церкви и дожидаться ее.

— Никакой свадьбы? Ну да! А жених так и торчит у алтаря?

Кендалл Саттон встретилась глазами с красавцем полицейским, который пытливо разглядывал ее. Ей еще не доводилось видеть у мужчин таких густых ресниц, таких потрясающих глаз. И такого скептического взгляда тоже.

Мужчина, стоявший рядом с ней, явно считал, что она тянет время, чтобы не дать своего согласия у алтаря, и не испытывал восторга от ее поведения. Но все было совсем не так. Кендалл разозлилась. С чего бы этому симпатичному парню так устало разглядывать девушку? Неизвестно почему, но ей совершенно не хотелось предстать перед ним в неприглядном свете.

Заморгав от яркого послеполуденного солнца, Кендалл стала вспоминать, как она очутилась здесь. Всего несколько часов назад она стояла в комнате для невест в церкви, в которой должна была венчаться. Стояла и пыталась убедить себя, что это из-за туго затянутой талии и тесного платья ей не хватает воздуха. Когда самообман не удался, она начала уверять себя, что задышит легко и свободно, как только избавится от волнения, произнеся «Я согласна». Однако она лгала себе.

От нависшей над ней угрозы брака у Кендалл удушьем сдавило горло. По-настоящему она вдохнула полной грудью лишь тогда, когда они перед самым венчанием с Брайаном объявили о расторжении помолвки. Это не разбило им сердец. Кендалл посмотрела на полицейского, который ждал ответа.

Незачем было откровенничать с невольным спасителем, но ей захотелось все ему объяснить.

— Мы с женихом расстались по обоюдному согласию. — Кендалл сообщила о наиболее позитивном событии прошедшего утра в надежде, что он поймет — она никого не бросала и не нарушала клятвы.

×