Дредноут: Судьбы войны 1, стр. 4

Передо мной стояла обитательница планеты Горн. Она была намного выше меня ростом и не умещалась в дверном проеме, поэтому ей пришлось согнуть свою спину рептилии и поджать довольно большой ряд без сомнения плотоядных зубов. Ее сходство с тиранозаврами и сверкающие сапфировые глаза придавали ей воинственный вид. Розовая кожа моей соседки хорошо гармонировала с цветом форменного костюма Звездного Флота, на ее тунике светились знаки различия и скрещенные кобры системы Цестус. Я улыбнулась. Улыбка всегда обезоруживает.

– Меня зовут Пайпер. Мы будем жить в одной комнате, я полагаю.

Представительница планеты Горн зашипела, продвинулась вглубь каюты, там полностью выпрямилась и начала меня ощупывать. Я подумала, что это обыск, – но вскоре мне стало понятно, что таким образом соседка знакомится со мной. Подушечки с когтями ощупали мои ноги, и я, Демонстрируя дружелюбие и спокойствие, подняла руки вверх.

Со стороны двери раздался еще один голос, очевидно принадлежавший человеку и довольно приятный.

– О, все уже тут. Вот и хорошо.

Появился сентиментального вида молодой лейтенант в сопровождении офицера медицинской службы. На лице лейтенанта застыло выражение дружелюбия. Его компаньонка была похожа на обитательницу Земли, но в то же время в ней оставалось что-то, несвойственное жителям этой планеты.

– Вероятно, вы Пайпер. А я Джуд Сэндидж, служащий Звездного Флота.

Сейчас в мои обязанности входит работа в офицерской столовой, поэтому советую вам присмотреться к тому, что вы едите. Можете называть меня Скеннер. Так уже делают многие, потому что я мечтаю о том времени, когда меня допустят в службу управления сенсорами. Не очень удобно жить втроем в одной каюте, не правда ли? Сейчас на корабле пятая и восьмая палубы закрыты для ремонта переборок, поэтому даже офицерам пришлось потесниться.

– Он прищурился. – Надеюсь, что вы говорите по-английски?

Я засмеялась:

– Да, конечно, Скеннер.

– Отлично, – протянул он. – Вы ведь не возражаете против разнополого соседства?

– Я специально просила об этом.

– Рад это слышать. Нет никакого смысла в излишней скромности на космическом корабле, – он помахал рукой. – А это доктор Мэрит Андрюс Таурус, а та, которая сейчас ощупывает вас, принадлежит к роду телосиризаркред с системы Цестус – Цестус Элиар или Цестус-7. Знаете такую?

– О да! – выпалила я и напугала телосиризаркред своим энтузиазмом.

Она, шипя, отодвинулась в сторону, но я успела ухватить ее за лапу и улыбнулась в попытке погасить свое и ее смущение.

– Она одна из первых оттуда?

– Самая первая. Там только началась двуязычная подготовка в местном военном училище. Озира – дочь посла планеты Горн.

– О, понимаю, значит у нее дипломатический иммунитет.

– Да, в связи с этим у нее на боку даже размотан целый рулон красной ленты.

Я все еще удерживала лапу Озиры и с выражением лица, которое, я полагала, покажется ей столь же дружелюбным, как и любому обитателю Проксимы, осторожно вернула эту лапу на свою ногу, и она продолжила ее изучение.

– Откуда вы родом? – спросила представительница медицинской службы, полноватая женщина с волосами цвета платины и слегка раскосыми глазами, которые намекали на примесь в ее теле инопланетной крови.

– Проксима Бета.

– Вот почему у вас такой внушительный рост.

– Я тоже так думала, пока не повстречала Озиру.

– Мы соседи по системе, – продолжила доктор Андрюс Таурус. – Я родом с поселения обитателей Земли под названием Уолтер-12. А биоморфологию изучала на планете Проксима Альфа. В какую корабельную службу вас направили?

– Довольно спокойная должность в команде экологического контроля. Мне сказали, что это лишь на время. Я вхожу в число кандидатов на капитанскую должность, поэтому меня ждет еще много перемещений по службе.

– И это лишь первое в длинном ряду, – присвистнул Скеннер. Вероятно, мечтаете побыстрее пробраться на мостик?

– Это будет не очень скоро. Я все еще под впечатлением того, что вместо «Магеллана» оказалась на «Энтерпрайзе».

– Вам уже что-нибудь известно об этом корабле? – спросила Мэрит.

– Я уже многое знаю о его офицерах, – я пожала плечами, – и кое-что из рассказов очевидцев. Примерно, то же, что и все.

Скеннер жестом указал на пустую койку.

– Теперь это ваше. А сейчас вам лучше оставаться на нижней палубе, во всяком случае, до тех пор, пока вы не привыкнете к новой обстановке.

Я села на матрац, проверяя его на мягкость. Он не очень отличался ею.

Тоже специальное приспособление, чтобы команда не злоупотребляла сном.

– Я так и собираюсь поступить. Конечно, мне бы хотелось попасть на мостик, но только после того, как освоюсь на новом месте.

– Логично, – отозвался Скеннер, засунув руки в карманы.

Я живо представила его рядом с плугом. Манеры Джуда делали его совсем мало похожим на военного человека, скорее, наоборот. Вероятно, он относился к тому сорту людей, которые совершенно не склонны к внешней помпезности.

– Как вас зовут по имени?

– Пайпер.

Его лицо подсказало мне, что необходимы пояснения.

– Проксима была населена всего лишь на протяжении жизни последних четырех поколений, поэтому мы все считаем себя членами одной семьи. У нас нет никакой надобности в применении дополнительных родовых имен: с нас достаточно одного.

– Получается, что у вас вообще нет второго имени, как у вулканцев?

– Нет, только Пайпер.

– А я сельский житель. И всегда останусь им. Вы быстро привыкнете к этому. Что-то случилось, и мы должны доложить о себе через сорок минут и быть готовыми к боевым действиям.

– Боевые действия? Учебная тревога?

– Нет, непохоже. Я прав, Мэрит? Она покачала головой.

– Пока мы ничего не знаем. А для капитана Кирка это означает, что и он пока не в курсе всех деталей. В его правилах сразу же сообщить команде все подробности происходящего. Он полагает, что раз мы рискуем своими жизнями, те вправе знать все.

– Когда мы отправляемся?

– Отправляемся? – не выдержал Скеннер. – Девочка, мы выбрались из Солнечной системы уже минут двадцать назад!

– Что?! Но я не почувствовала никаких перегрузок!

– Это «Энтерпрайз». Он всегда отличался гладким ходом.

Мэрит поднялась со своей койки.

– Полтора часа назад получено особое распоряжение командования Звездного Флота. Я находилась в корабельном лазарете, когда капитан позвонил Маккою и сообщил эту новость, а также назначил совещание старшего командного состава. Через десять минут все находившиеся в увольнении были доставлены на борт, и мы в их числе.

– Полчаса назад я лично подавал команду на обед. Нам следует поторопиться, если мы хотим перекусить, – посоветовал Скеннер.

Озира что-то прошипела в ответ, тем самым заставив всех вновь обратить на себя внимание. Скеннер кивнул и вдохновенно произнес:

– Говорите громче, Озира. Пусть она услышит ваш голос.

Телосиризаркред раздвинула свои челюсти пошире, но ее голос так и не достиг необходимой громкости, чтобы я могла его расслышать.

Дверь отворилась. Свет из коридора подчеркивал сумрак, царивший в нашей каюте. Мы все, как один, посмотрели в ту сторону. Вскоре Скеннер увеличил яркость освещения в нашей каюте, и мы смогли рассмотреть вошедшего. На нем была стандартная униформа золотисто-черного цвета с лейтенантскими погонами, однако ее обладатель явно ощущал себя словно на параде. Передвигался он более грациозно, чем большинство вулканцев, и его моложавые черты несли на себе отпечаток того величия, гордости светского льва, типичные для представителей его, народа, достигших почтенного возраста. Однако отчужденность и печаль тоже присутствовали в его облике.

Он был светлее, чем большинство вулканцев, с кем мне доводилось встречаться, и его глаза и волосы сияли подобно начищенной бронзе.

Он вошел в комнату. Его глаза теперь мы рассмотрели, что они янтарного цвета – удостоили всех нас лишь беглого взгляда. Вероятно, он очутился с нами в одной компании из-за очередной бюрократической оплошности. Вулканец сразу прошел к своей койке, лишь на секунду задержав глаза на мне. Мы обменялись малозначащим взглядом, он лишь беззвучно пошевелил губами и слегка изменился в лице. Сдержанность не покидала его.

×