Жизнь замечательных Блонди (СИ), стр. 355

— Подите прочь, — сухо и холодно говорит Рауль. — Я не желаю вас больше видеть. Стоило бы, пожалуй, вас изувечить, но вы даже этого не заслуживаете.

С этими словами он брезгливо стягивает перчатки, палец за пальцем, швыряет в сторону, едва не угодив кому-то в лицо — любопытные все-таки подтянулись.

— Прочь, я сказал, — повторяет Рауль таким тоном, что ему подчиняется не только полностью деморализованный Мишель, но и остальные сотрудники.

Кроме Алана. Он твердо решает, что уйдет, только если ему будет приказано лично. В конце концов, он первый заместитель…

— Какая гадость… — устало выдыхает Рауль и небрежно кладет руку ему на плечо. — Представь себе, Эмиль стоил всего лишь полтора миллиона! Правда, это было давно.

— Сколько он поставил на тебя? — с трудом — в горле пересохло — спрашивает Алан.

— Понятия не имею, но, подозреваю, много.

— Откуда ты вообще узнал? Эмиль?..

— Нет, — удивленно взглядывает на него Рауль. — Но что же, ты полагаешь, я не узнаю всю подноготную сотрудника, прежде чем взять его в своё подразделение?

— Мне тоже доступно его личное дело, но там…

— Там нет сплетен, — усмехается Рауль. — Я всегда навожу справки по месту прежней работы. А там очень многое могут рассказать о коллеге, особенно если он вдруг совершает карьерный взлет, а остальные остаются на месте… Там мне и поведали, что некто Мишель Вер очень любит сослуживцев. Особенно тех, кто старше по званию. Особенно красивых. Он может угробить массу сил и времени, но завоюет такого… коллегу. А чтобы компенсировать себе затраты на это завоевание, принимает ставки на то, как скоро это произойдет. Ясно?

— О да, — Алан заставляет себя улыбнуться. А еще ему очень хочется сбросить руку Рауля, но он не решается. — Значит, ты просто ждал, пока он предпримет решительные действия?

Алан знает: Эмиль в ответ на предложение Мишеля попросту набил тому морду, по молодости он был очень горяч и довольно-таки несдержан. Инцидент замяли, потому как Эмиль уже был заместителем начальника департамента, а Мишель всего лишь рядовым сотрудником, но…

— Именно.

— И мои сведения тебе не пригодились.

— Отчего же… — Рауль крепче сжимает пальцы.

— Тогда почему не принял их?

— Я ведь сказал, почему.

— Ясно…

— Алан, — Рауль разворачивает его к себе лицом и смотрит в глаза. Ему вообще очень тяжело смотреть в глаза, но в последнее время Алану это удается. — Хватит.

— Чего именно — хватит?

Не стоит разговаривать с Раулем таким тоном, но сил сдерживаться больше нет.

— Ты мне не веришь, верно? Ты мне до сих пор не веришь, — чуть заметно улыбается Рауль. — Ты не поверил, когда я привел тебя в кабинет и сказал, что отныне это твоё место. Ты не поверил, когда я сказал, что мне не нужен другой заместитель. Ты не поверил, когда я… — Он молчит. — Так вот, этого — хватит. Либо ты мне веришь, либо нет.

— Я не могу себя заставить, — тихо отвечает Алан. — Ты слишком далеко. Или высоко, как тебе будет угодно. А я…

Кажется, Рауль его понимает.

— А ты никогда не думал, что мне нужен якорь, который привязывал бы меня к действительности? — так же тихо спрашивает он. — Вижу, не думал. Или ты до сих пор полагаешь, будто я тебя выбрал за твою неземную красоту и безумный талант?

— Этого у тебя и у самого в избытке, — не может сдержаться Алан.

— Вот именно, — совершенно серьезно кивает Рауль. — На двоих хватит с лихвой…

Алан молча опускает голову. Умом он понимает, да, но поверить всё равно не может, даже когда Рауль осторожно привлекает его к себе, когда он касается лбом широкого плеча, обтянутого форменным костюмом, и длинные волнистые пряди щекочут щеку…

— Ты безнадежен, — констатирует Рауль почему-то весело. — Впрочем, будь ты другим…

Он отталкивает Алана, встряхивает головой и что-то переключает на приборе Мишеля Вера.

— Ты что творишь? — хмурится Алан. Ему неловко, он не знает, как себя вести, и проще говорить о работе, чем…

— Сегодня ночью, — доверительно сообщает Рауль, — всему Эосу будут сниться изумительные сны!

×