Жизнь замечательных Блонди (СИ), стр. 3

— Макс, — негромко произнес он. Фурнитур вырос рядом с ним, как из-под земли, замер в почтительной позе. Себастьян Крей ценил этого фурнитура и выделял среди других. Ему намекали, что парень уже несколько… староват, только он пропускал это мимо ушей. Дрессировать новичка? Вот уж увольте… — Отведешь её на место. Объяснишь правила. Всё ясно?…

— Да, господин, — вежливо поклонился фурнитур. Он тоже был отнюдь не дураком и понимал, что, окажись он у любого другого хозяина, давно бы вылетел на улицу. А хорошее к себе отношение мало заслужить, его надо еще и уметь ценить. Макс умел…

КИМ

Понемногу происходящее начало проясняться. Итак, она действительно у Блонди. Судя по всему, где-то в Апатии, где они обычно развлекаются. Помнится, как-то их компания забрела сюда… Не для того, чтобы «разуть» дорогущую тачку или грабануть особняк, где там! Просто посмотреть… Тогда они еще долго обсуждали, как живется в этих шикарных домах, и мечтали хоть на денек оказаться в этакой роскоши. «Бойтесь своих желаний, они могут исполниться…» Опять кто-то умный сказал, а Ким и не помнит, кто именно. Странная штука — память…

Как поняла Ким из слов парня по имени Макс, тот Блонди, в чьи руки она имела несчастье попасться, был в некотором роде любителем экзотики. Ким долго не могла понять, что же в ней такого экзотического, пока Макс не сказал ей об этом прямым текстом. Сам Макс никак не мог уловить, на каком же языке с ней общаться и долго норовил разъяснять самые простые понятия, пока Ким не попросила его говорить нормально и не считать ее слабоумной. Если она выросла в трущобах, это еще не значит, что она не слышала слова «велотренажер» и не знает, для чего сия штуковина предназначена.

Кроме всего прочего, Макс изложил Ким и нехитрые правила, существовавшие для петов. В принципе, их было не так уж много. Прежде всего, беспрекословно подчиняться хозяину. За ослушание, по словам Макса полагалось нешуточное наказание. Ну это-то было понятно… А ещё — ни в коем случае не прикасаться к хозяину, если, конечно, тот не прикажет. Это уже было странно, хотя, если подумать… Вряд ли кому из высокопоставленных господ будет приятно, если его будет трогать своими грязными лапками девчонка из трущоб. Другое дело, что делать этого Ким так и так не собралась.

…Ким уныло оглядела отведенные ей апартаменты. Впрочем, апартаменты — это слишком громко сказано: одна средних размеров комната, удобства и душевая кабинка за узкой дверкой, а ещё балкон, с которого — Ким успела в этом убедиться — открывался великолепный вид на ночной город. Красота неописуемая, ради одного этого вида стоило попасть в Апатию. Дом стоял на холме, и с верхнего этажа, куда поселили Ким, прекрасно было видно раскинувшиеся внизу районы и ярко освещенные небоскребы вдалеке.

«Может, спрыгнуть, да и дело с концом?» — подумала Ким, глядя вниз. Впрочем, эту мысль она отмела, как нерациональную. Во-первых, она ещё не настолько отчаялась. Во-вторых, прыгать с третьего этажа — верх идиотизма. Руки-ноги, может и поломаешь, а шею — только при большом везении. Не очень-то и хотелось… Ну а кроме того, Ким подозревала, что балкон прикрывает силовое поле. В самом деле, разве рачительный хозяин позволил бы своим петам сводить счеты с жизнью или даже просто лазить в окошки?

«Что ж, — решила Ким и усмехнулась. — В конце концов, самое страшное, что здесь со мной могут сделать, так это оттрахать…» Да уж, стоило разыгрывать из себя Юпитер знает что, почти три года держать Ника на коротком поводке, мол, «если я действительно для тебя что-то значу, то потерпи, милый, пока мне не будет полных шестнадцати, такая вот у меня странная прихоть», чтобы потом оказаться в гареме Блонди! Шестнадцать Ким исполнилось как раз в тот день, когда Ник затеял то проклятое ограбление. Преподнес подарочек ко дню рождения, нечего сказать!

Макс талдычил ещё что-то о каких-то шоу с участием множества петов, но Ким подозревала, что Блонди намерен заниматься ею лично, иначе на кой бы она ему вообще сдалась? Что у него, помоложе и покрасивее не найдется? Вот сам и займется, во всяком случае до тех пор, пока ему это не надоест… А там уж… Впрочем, что толку загадывать наперед?

Каково живется петам, Ким примерно поняла со слов Макса. Кому-то это, возможно, могло показаться раем земным. Но только не Ким. Уж больно такая жизнь напоминала бездумное существование хомяков: день за днем проводишь без мыслей и забот о крове над головой и хлебе насущном, а когда хозяину придет желание развлечься, столь же бездумно совокупляешься с тем, кого подсунет хозяин. Мало того, что противно, так еще со скуки сдохнешь. Ким между прочим поинтересовалась, не водится ли в доме такого редкого зверя по имени «библиотека», на что Макс сделал большие глаза и долго не мог придумать достойного ответа. Наверно, он думал, что ребята из трущоб и читать-то не умеют…

Ким задумчиво покрутила кольцо на запястье. Даже если и удастся сбежать, по этому идентификатору её быстро отыщут. В таких штучках Ким немного разбиралась, да и наслышана была, опять же, как говорится, с кем поведешься… Снять кольцо не получится, это уж точно. Разве что вместе с рукой, а рука Ким была дорога.

Остаток ночи и весь день Ким провела, разглядывая с балкона Апатию. Ночью, понятно, зрелище было куда более интересным, но заняться так и так было нечем. Не телевизор же смотреть, хотя Макс и предлагал его притащить. Что там смотреть, идиотские шоу, которые гонят федеральные каналы, или биржевые новости? Вот была охота…

Днем заглянул Макс, принес поднос с едой. Ничего так еда оказалась, Ким бы полагалось еще поудивляться — мол, отродясь такого не то что не едала, а и не видела. Не стала она удивляться, слопала все за милую душу безо всяких сантиментов. Макс еще намекнул, что Ким неплохо бы переодеться… По пути сюда ей попалось на глаза несколько петов. Все как один были одеты в коротенькие облегающие маечки и крохотные трусики-стринги. Впрочем, на одной смазливой девчушке красовалась ещё совершенно прозрачная шелковая блуза… Ким представила, как будет чувствовать себя в подобном наряде, и отказалась наотрез. Уж извините, но если вам не нравятся наши не слишком новые брюки и потертая куртка — это ваши проблемы! А полуголой Ким ходить не желала. Макс не стал настаивать, только вздохнул и исчез так же бесшумно, как появился. Впрочем, запереть за собой дверь он не забыл.

Ближе к вечеру дверь распахнулась снова, и Ким со странной смесью страха и облегчения поняла, что дождалась-таки того, в чьих руках теперь находилась её судьба. Страх-то понятно откуда, а облегчение… да уж лучше единым разом отмучиться, чем терзаться неизвестностью! Другое дело, что единым-то разом может и не получиться…

Теперь она могла рассмотреть Блонди в подробностях. Пожалуй, его можно было назвать красивым, но это была красота мраморной статуи: бесстрастное холеное лицо, ледяные, ничего не выражающие серо-синие глаза. Маска, одним словом. Что там под ней делается, под маской, то есть, в этой красивой белокурой голове — Юпитер весть, не угадаешь, по лицу не прочтешь, не на того напала…

В движениях Блонди была некая ленивая грация, присущая крупным хищникам…

БЛОНДИ

Себастьян разглядывал своё приобретение со все возрастающим интересом. От него не укрылся быстрый взгляд, брошенный девушкой на открытую дверь у него за спиной. Как он и ожидал, она оказалась достаточно разумна, чтобы не пытаться сбежать.

— Подойди, — сказал он.

Девушка выполнила требуемое после короткой заминки. Остановилась в паре шагов от Блонди. Взгляд у нее был, против ожидания, не очень-то испуганный, не затравленный — взгляд дикого зверя, угодившего в хитрую ловушку, но не потерявшего надежды обмануть охотника и выбраться на волю. Себастьян был приятно удивлен тем, что не обманулся в своих ожиданиях.

— Раздевайся, — коротко приказал он. Интересно посмотреть, станет ли она спорить, отказываться?

×