Шериф Каньона Галч, стр. 3

Это был симпатичный, но нескладный народ.

Благодаря своему росту, космическому мундиру и неспокойному, боевому человеческому духу, вознесшему людей к звездам, Алекс чувствовал некоторое самодовольное превосходство. Глядя на хокасов, он ощущал себя старшим братом.

Необходимо было что-то предпринять, причем срочно, чтобы помочь этим маленьким персонажам комической оперы. Кроме того, ситуация обещала Александру Джонсу повышение по службе: Земле нужны планеты с дружественным населением, а в первом отчете об индейцах — о слисси, черт бы их драл! - говорилось, что их сотрудничество с человечеством маловероятно.

…И как только лейтенант А. Джонс станет героем, сладко подумал лейтенант А. Джонс, мы с Танни немедленно…

И тут он обнаружил, что вместе с остальными обитателями города Каньон Галч на него уставился толстый пожилой хокас с большой железной звездой на груди.

— Привет, шериф! — сказал Текс и заржал.

— Привет, Текс, старина, — подобострастно ответил шериф.

— А, мой старый друг Монти… Привет, джентльмены! Э… Этот странный тип, он, что, человек?

— Ага. Только он говорит… Слушай, шериф, а где Слик?

— Который Слик?

— Слик! Ну, ты даешь, шериф!

Толстый хокас мигнул.

— А, ну так он, наверное, в задней комнате салуна «Парадиз», — сказал он и умоляюще добавил: — Ах, Текс, Монти, надеюсь, вы вспомните старого друга в день выборов?

— О чем речь, — искренне ответил Текс: — Ты уже достаточно побыл шерифом.

— О, парни, спасибо вам! Спасибо! Если бы у всех были такие добрые сердца, как у вас… — Толпа смела шерифа в сторону, и Алекс не услышал конца фразы.

— Какого дьявола он вас упрашивал? — воскликнул он.

— Голосовать против него на следующих выборах, — сказал Монти. Неужели не ясно?

— Против? Но ведь шериф управляет городом…

Текс и Монти изумленно переглянулись.

— Теперь и я сомневаюсь, что ты человек, — заявил Текс. — Странно. Люди сами научили нас, что шериф — самый тупой человек в городе. Только мы решили, что нельзя быть шерифом всю жизнь. И поэтому устраиваем выборы каждый год.

— Бака уже три раза выбирали шерифом, — добавил Монти. — Он тупица что надо.

— А кто же тогда Слик? — ошеломленно воскликнул Алекс.

— Как кто? Конечно, городской шулер.

— Какое может быть у меня дело к городскому шулеру?

Текс и Монти снова переглянулись.

— Послушай, — сказал, наконец Монти с напряженным терпением. Допустим, ты многого не знаешь, но не знать, кто управляет городом… Это уж чересчур.

— Ох, — сказал Алекс, — ну конечно, городской голова.

— По-моему, ты спятил, — коротко ответил Монти. — Всем известно, что городом управляет городской шулер.

На хокасе, которого звали Слик, был соответствующий его чину костюм: узкие брюки, черная куртка, клетчатый жилет, белая манишка с высоким воротником и галстуком, булавка с бриллиантом, в одном кармане крупнокалиберный дерринджер, в другом — колода карт. Выглядел Слик устало, похоже в последние дни он слишком мало спал. Тем не менее, он многословно и велеречиво приветствовал Алекса и провел его в свой кабинет, обставленный в стиле XIX века. Текс и Монти вошли следом и прикрыли дверь, отрезав шум галдящей толпы.

— Сейчас тебе принесут сэндвичи, — сказал Слик. Он предложил Алексу отвратительную на вид пурпурную сигару из листьев какого-то местного растения, раскурил такую же сам, сел за стол-бюро и спросил: — Так когда же мы можем рассчитывать на помощь твоих друзей?

— Боюсь, не скоро, — ответил Алекс. — Экипаж «Дракона» ничего не знает. Они потратят много времени на поиски. И если не найдут меня здесь, то даже не узнают, что у вас война с индейцами.

— Сколько они пробудут на Токе?

— Примерно месяц. Потом они сочтут меня мертвым и улетят.

— За это время мы могли бы добраться до побережья, но между нами и кораблем лежат земли индейцев. Проскочить не удастся. Похоже, единственный способ доставить тебя к твоим друзьям — это побить индейцев. Но мы не можем их побить без помощи твоих друзей.

— М-да. Мрачно.

Чтобы сменить тему разговора, Алекс стал задавать вопросы об истории хокасов. К его удивлению, Слик оказался весьма образованным типом.

Первая экспедиция посетила Току больше тридцати лет назад. В то время ее отчет почти не вызвал на Земле интереса: в безбрежной Галактике слишком много планет. И только теперь, направив крейсер «Дракон» в авангарде, Лига предприняла попытку освоить этот район Галактики.

Племя хокасов встретило первых землян с восторгом, и, если вдуматься, людям здорово повезло, что они высадились именно у селения хокасов, а не слисси. Аборигены обладали поразительными лингвистическими способностями; благодаря им, а также современной психографии (тут уж заслуга пришельцев) они выучили английский за несколько дней. Люди для них были почти божествами, и, подобно большинству примитивных племен, они были не прочь порезвиться со своими кумирами.

Роковой день наступил скоро. Установив внешний экран, люди показывали хокасам учебные фильмы, хотя плюшевые медвежата смотрели на движущиеся картинки скорее изумленно, чем заинтересованно. Но однажды вечером, но настоянию командора Уэсли, им показали старый вестерн.

Вообще-то, нет ничего особенного в том, что у многих астронавтов во время долгих перелетов появляется какое-нибудь хобби. Так уж вышло, что увлечением командора Уэсли был американский Запад, и он, приклеив к носу розовые очки, таскал с собой гору романов и фильмов, об исторической достоверности которых можно даже не упоминать.

Хокасы посмотрели фильм и сошли с ума.

В конце концов, командор решил, что такая исступленная экстатическая реакция объясняется тем, что хокасы наконец что-то поняли. Салонные комедии и межзвездные приключения ничего им не говорили; тут же им показали страну, почти не отличающуюся от их собственной — в прериях бродят такие же огромные стада животных, и с коварными врагами сражаются такие же герои-одиночки.

Уэсли пришло в голову, что эта раса вполне может кое-что перенять из материальной культуры Запада. Хокасы добывали жалкие средства к существованию из земли, которую им даже не приходило в голову распахать, передвигались пешком, а орудия труда изготавливали из бронзы и камня. Если им помочь, они могли бы достичь гораздо большего.

Корабельные техники без труда смастерили старинные пистолеты — кольты и дерринджеры. Но нужно было еще научить хокасов выплавлять железо и сталь, делать порох, ручные токарные станки и мельницы. И здесь опять помогли психография и природная восприимчивость. Играючи хокасы освоили и способ одомашнивания диких животных.

Еще до отлета экспедиции хокасы вовсю катались верхом на «пони» и пасли стада «длиннорогих»; они заключили союз с более развитыми племенами побережья и наладили обмен мяса на зерно и промышленные товары. И они с упоением принялись истреблять отряды слисси.

И напоследок — в знак дружбы — командор Уэсли подарил им свою коллекцию.

Ничего этого в официальном отчете, разумеется не было. Там упоминалось, что расе медвежьих продемонстрированы приемы металлургии и химии, а также преимущества некоторых экономических схем. Кроме того, выражалась надежда, что, получив такую помощь, хокасы сумеют подчинить себе слисси, так что, когда люди откроют регулярное общение с Токой, колонистам не будет угрожать никакая агрессия.

Алекс легко представил, что было потом.

Хокасы были охвачены энтузиазмом. Новый образ жизни оказался вполне подходящим, особенно в прериях, так почему бы им не перенять у людей все остальное? Ведь люди — почти божества! Техасский выговор, покрой одежды, манеры, отмена древней племенной организации — все это получилось абсолютно естественно. Революция протекала весело.

Но книги и журналы не могли разойтись далеко. Большинство новостей передавалось устно и неизбежно искажалось.

Прошло тридцать лет. Хокасы растут быстро: второе поколение, воспитанное в новых традициях, распространилось далеко на запад, гоня перед собой слисси.

×