В погоне за наследницей, стр. 2

К несчастью, трезвым он бывал редко и однажды в приступе ярости так лягнул лошадь, что она в ответ лягнула его.

Прямо в висок. К этому времени Каролина уже привыкла к переездам, поэтому, когда врач накрыл голову Альберта простыней, собрала чемоданы и стала ждать, куда суд решит отправить ее на этот раз.

Так она оказалась в доме младшего брата Альберта — Оливера Пруитта, сын которого Перси в настоящий момент лежал на полу и истекал кровью. Поначалу Оливер показался Каролине лучшим из всех опекунов, с которыми сводила ее судьба, но скоро она сообразила, что старика больше всего интересуют ее деньги. Поняв, что опекунство принесло ему немалую выгоду, Оливер Пруитт решил не выпускать Каролину и ее состояние из своих рук. Его сын был всего на несколько лет моложе девушки, поэтому Оливер объявил, что они поженятся. Ни Перси, ни Каролина ничуть не обрадовались его решению, но Оливера это не смущало. Он пилил Перси до тех пор, пока тот не согласился, а потом принялся убеждать Каролину, что ей следует стать леди Пруитт.

Чтобы убедить свою подопечную, он бранился, не выбирая выражений, бил ее, морил голодом, запирал в комнате и, наконец, велел Перси сделать Каролине ребенка, чтобы той ничего не оставалось, как выйти за него замуж.

— Скорее мой ребенок будет незаконнорожденным, чем сыном Перси Пруитта, — пробормотала Каролина.

— Что ты сказала? — спросил Перси.

— Ничего.

— Я знаю, что ты собираешься уехать, — произнес он, внезапно меняя тему разговора.

— Да, это решено.

— Отец сказал, что, если я не сделаю тебе ребенка, он сам этим займется.

Каролина чуть не потеряла дар речи.

— Извини, я, кажется, ослышалась, — прошептала она дрожащим голосом — это было так не похоже на нее. Если уж выбирать, то лучше Перси, чем Оливер.

— Не знаю, куда ты можешь уехать, но тебе нужно исчезнуть до того времени, как тебе исполнится двадцать один А это, кажется, уже скоро.

— Через шесть недель, — прошептала Каролина. — Ровно через шесть недель.

— Сумеешь?

— Спрятаться?

Перси кивнул.

— Придется. Но мне нужны деньги. У меня их много, но я не могу и прикоснуться к наследству до своего дня рождения.

Перси поморщился, потому что Каролина отняла наволочку от его плеча.

— Я могу дать тебе немного, — сказал он.

— Я все верну. С процентами.

— Отлично. Тебе придется исчезнуть сегодня ночью.

Каролина оглядела комнату.

— Но здесь такой беспорядок. Нужно хотя бы вытереть кровь.

— Нет, оставь все как есть. Лучше я позволю тебе удрать потому, что ты выстрелила в меня, чем потому, что я просто не выполнил приказ отца. К тому же в соседнем городе есть девушка, которая мне очень нравится. Она тихая, послушная и не такая костлявая, как ты.

Каролина искренне пожалела эту девушку.

— Надеюсь, с ней у тебя все получится, — покривила она душой.

— Врешь, — буркнул Перси, — но мне плевать. Впрочем, какая разница, что ты думаешь, если тебя здесь больше не будет.

— Ты не поверишь. Перси, но о тебе я думаю точно так же.

Перси удивленно улыбнулся, и в первый раз за восемнадцать месяцев пребывания в доме младшего из Пруиттов Каролина почувствовала, что ее что-то роднит с парнем, который был ей почти ровесником.

— Куда ты поедешь? — спросил он.

— Тебе лучше не знать. Тогда отец ничего не сможет выведать.

— Хорошая мысль.

— Родственников у меня нет, значит, и зацепиться будет не за что. А после десяти лет борьбы со слишком заботливыми опекунами я думаю, что смогу позаботиться о себе каких-нибудь шесть недель.

— Если кто из женщин и сумеет это сделать, то только ты.

Каролина подняла брови.

— Перси, это что, комплимент? Ты меня смущаешь.

— Я и не собирался говорить комплименты. Какой мужчина захочет женщину, которая может отлично обойтись без него?

— Тот, который сможет отлично обойтись без своего отца, — съязвила Каролина.

Перси нахмурился и кивнул в сторону шкафа.

— Открой верхний ящик.., нет, не этот, а тот, что справа…

— Перси, здесь твое нижнее белье! — воскликнула Каролина, с отвращением задвигая ящик.

— Ты хочешь, чтобы я одолжил тебе денег? Я прячу их там.

— Безопасное место, здесь никому не захочется их искать. Возможно, если бы ты чаще мылся…

— Господи! — взорвался Перси. — Жду не дождусь, когда ты уедешь, потому что ты, Каролина Трент, — дьявольское отродье. Чума. Моровая язва. Ты…

— Заткнись! — Она снова выдвинула ящик, гораздо более уязвленная его словами, чем можно было ожидать. Она любила Перси не больше, чем он ее, но кому понравится, когда тебя так злобно обзывают. — Где деньги? — решительно спросила она.

— В чулках.., нет, в черных.., не в этих, а рядом с… ага, вот.

Каролина нашла нужные чулки и вытряхнула из них несколько банкнот и монет.

— Перси, здесь, наверное, сто фунтов! Где ты столько взял?

— Сэкономил. И еще брал по монетке каждый месяц в столе у отца. Я беру по чуть-чуть, так что он ничего не замечает.

Каролина с трудом могла в это поверить. Оливер Пруитт был известным скрягой и дотошно учитывал все расходы.

— Так и быть, возьми половину, — сказал Перси.

— Только половину? Не будь дураком, Перси. Мне предстоит прятаться шесть недель. Могут возникнуть непредвиденные траты.

— Мне тоже понадобятся деньги.

— Зато у тебя есть крыша над головой! — воскликнула Каролина.

— Я могу ее лишиться, когда отец обнаружит, что я позволил тебе удрать.

Каролина была вынуждена признать, что в его словах есть доля правды, и бросила часть денег назад в чулок. Оливер Пруитт будет вне себя.

— Кажется, кровь остановилась? — спросила она, засовывая свою долю в карман.

— Тебя не обвинят в убийстве, если ты об этом волнуешься.

— Может, тебе в это трудно поверить. Перси, но я не хочу, чтобы ты умер. Я не хочу выходить за тебя замуж и ничуть не расстроюсь, если больше никогда тебя не увижу, но я не хочу, чтобы ты умер.

Перси как-то странно посмотрел на нее, и на мгновение Каролине показалось, что он действительно собирается сказать ей в ответ что-то приятное. Но он только фыркнул.

— Ты права. В это трудно поверить.

В этот момент Каролина решила расстаться с последними крохами сочувствия и направилась к двери. Взявшись за ручку, она напоследок оглянулась и сказала:

— Увидимся через шесть недель, когда я вернусь за своим наследством.

— И вернуть долг, — напомнил он.

— И вернуть долг, — повторила она и добавила:

— С процентами.

— Отлично.

— С другой стороны, — сказала Каролина скорее самой себе, — может быть, я найду возможность уладить свои дела без того, чтобы снова встречаться с Пруиттами. Все можно сделать через адвоката и…

— Это даже лучше, — перебил ее Перси.

Каролина тяжело вздохнула и вышла из комнаты. Перси никогда не изменится. Он грубиян, эгоист, и даже то, что он чуть лучше своего отца, не делает его меньшим негодяем.

Она заспешила по темному коридору к лестнице, ведущей наверх, — там находилась ее комната. По странному совпадению все опекуны селили ее на чердаках. А Оливер оказался хуже всех, выделив ей пыльный закуток с низким потолком и крошечным окошком. Но если он намеревался сломить ее волю, то его постигла неудача. Каролине нравилось ее новое жилище. Выше было только голубое небо. Она слышала шум дождя, который барабанил по крыше, а весной прямо ей в окно деревья протягивали ветви с набухшими почками. Среди листвы вили гнезда птицы, а по подоконнику иногда расхаживали воробьи.

Складывая наиболее ценные вещи в маленький саквояж, она на мгновение остановилась, чтобы посмотреть в окно. Вечер был безоблачный, и небо удивительно чистое. Вероятно, будет звездная ночь. «Посмотри вон на ту, — сказала бы Кассандра Трент. — Она самая яркая на небе. И видна отовсюду. Видишь Медведицу?» Их прогулки всегда заканчивались одинаково.

Кассандра говорила: «Каждая звезда — особенная. Ты знаешь это? Иногда они выглядят одинаково, но на самом деле каждая из них отличается от другой. Как и ты. Ты самая необыкновенная девочка во всем мире. Никогда не забывай об этом».

×