Плутовка, стр. 1

Джулия КУИН

ПЛУТОВКА

Пролог

Лондон, 1816 год

Уильям Данфорд поморщился, увидев, с каким вожделением эти двое смотрели друг на друга. Леди Арабелла Блайдон — Белл, с которой он был знаком уже два года, только что стала женой лорда Джона Блэквуда. Влюбленные не могли оторвать глаз друг от друга. Отвратительная картина.

Данфорд постучал ботинком о мостовую и закрыл глаза, надеясь, что это заставит их наконец вернуться с небес на землю. Молодожены, Данфорд, а также его лучший друг Алекс, герцог Эшборн со своей женой Эммой, приходившейся новобрачной кузиной, направлялись на свадебный прием. В пути их экипаж сломался, и теперь они ждали, когда подадут новый. Услышав стук колес, Данфорд обернулся. Новый экипаж подъехал и остановился перед ними, однако Белл и Джон будто бы и не заметили этого. Со стороны казалось, что они вот-вот бросятся в объятия друг друга и предадутся любовным утехам.

— Ио-хоо! — окликнул он их нараспев. — Влюбленные!

Джон и Белл наконец обернулись и, щурясь от солнца, посмотрели на Данфорда.

— Если вы в состоянии оторваться друг от друга, мы можем ехать. К вашему сведению, прибыл новый экипаж. — Джон глубоко вздохнул и, повернувшись к Данфорду, произнес: — Чувствуется, что такт не был основной дисциплиной в твоем воспитании.

Данфорд широко улыбнулся:

— Верно подмечено. Так мы можем ехать? Джон повернулся к Белл и предложит ей руку:

— Дорогая?

Белл, улыбаясь, оперлась на его руку и, взглянув на Данфорда, прошипела:

— Убила бы тебя за это.

— Благодарю покорно.

Квинтет вскоре расселся в новом экипаже. Не прошло и нескольких секунд, как Джон и Белл снова восторженно смотрели друг на друга. Джон нежно поглаживал руку своей жены, а Белл негромко постанывала от удовольствия.

— О Господи! — воскликнул Данфорд, оборачиваясь к Алексу и Эмме. — Только посмотрите на них! Даже вы не были столь отвратительны!

— Когда-нибудь, — прошипела Белл, — ты встретишь свою любовь, и тогда… я постараюсь сделать твою жизнь невыносимой.

— Вряд ли я доставлю тебе такое удовольствие, моя дорогая Арабелла. Женщина моей мечты должна быть совершенством. Такой просто не существует в природе.

— Прекрасно сказано, сэр, — фыркнула Белл. — Готова спорить, что не пройдет и года, как ты не только окажешься связанным по рукам и ногам, но и будешь в полном восторге от случившегося. — Она откинулась на спинку, самодовольно улыбаясь.

Данфорд подался вперед, опершись локтями в колени.

— Я принимаю пари. Сколько ты хочешь проиграть?

— А сколько хочешь проиграть ты?

Эмма подмигнула Джону:

— Похоже, ты женился на азартной женщине.

— Знать бы это раньше.

Белл толкнула в бок своего мужа и лукаво взглянула на Данфорда.

— Итак.

— Тысяча фунтов.

— Идет.

— Ты с ума сошла! — воскликнул Джон.

— Не хочешь ли ты сказать, что только мужчинам позволено играть в азартные игры?

— Это глупо, Белл, — сказал Джон. — В этом пари все козыри у твоего противника.

— Ты недооцениваешь силу любви, мой дорогой. Хотя в нашем случае речь скорее всего может идти лишь о вожделении.

— Ты убила меня, — ответил Данфорд, театрально прижав руку к сердцу. — Неужели, по-твоему, я не способен на более высокие чувства?

— А разве способен?

Данфорд сдержанно улыбнулся. Быть может, она права? Кто знает… Как бы то ни было, через год он станет на тысячу фунтов богаче. Легкие деньги.

Глава 1

Спустя несколько месяцев Данфорд угощал чаем Белл, которая заехала к нему поболтать. Он был рад этому визиту, ведь с тех пор как Белл вышла замуж, они виделись довольно редко.

— Ты уверена, что Джон не вломится сюда и не вызовет меня на дуэль? — шутя спросил Данфорд.

— Ему некогда заниматься подобной ерундой, — ответила она с улыбкой.

— Слишком занят для того, чтобы ревновать? Странно.

Белл пожала плечами:

— Он доверяет тебе и, что еще важнее, доверяет мне.

— Настоящий образец добродетели, — сухо заметил Данфорд, поймав себя на мысли, что ничуть не завидует их семейному счастью. — А как же…

В дверь постучали. Через секунду они увидели Вотмофа, всегда невозмутимого дворецкого Данфорда.

— К вам адвокат, сэр.

Данфорд изобразил на лице удивление:

— Адвокат? Интересно, по какому поводу?

— Он очень настаивает, сэр.

— Тогда зови его. — Данфорд повернулся к Белл и недоуменно пожал плечами. Она озорно улыбнулась:

— Как интересно!

— Очень.

Вотмоф провел адвоката в комнату. Седеющий мужчина среднего телосложения был, судя по всему, очень взволнован.

— Мистер Данфорд? Данфорд кивнул.

— Я очень рад, что наконец разыскал вас, — восторженно начал адвокат. Он с удивлением посмотрел на Белл. — А это миссис Данфорд? Я полагал, что вы не женаты, сэр. Да, это странно, очень странно.

— Я не женат. Это леди Блэквуд, моя знакомая. Но кто вы?

— О, извините. Виноват. — Адвокат вынул платок и промокнул им лоб. — Я — Персиваль Леверетт из компании Крэгман, Хопкинс, Топкинс и Леверетт. — Он подался вперед, делая ударение на собственном имени. — У меня очень важные новости для вас. Чрезвычайно важные.

Данфорд махнул рукой:

— Я весь внимание.

Леверетт взглянул на Белл и снова перевел взгляд на Данфорда.

— Не лучше ли нам поговорить наедине, сэр? Поскольку дама не родственница….

— Ты не против?

— Конечно, нет, — заверила она его, улыбаясь. Улыбка эта говорила о том, что к концу их беседы у нее будет готова тысяча вопросов. — Я подожду.

Данфорд направился к двери в кабинет:

— Сюда, пожалуйста, мистер Леверетт.

Они вышли из комнаты, и Белл, к своей радости, увидела, что дверь осталась слегка приоткрытой. Она тут же вскочила и, придвинув кресло вплотную к двери, вытянула шею и навострила ушки. Бормотание. Снова бормотание. — Откуда? Бормотание, бормотание, что-то похожее на «Корнуолл». Насколько он дальний родственник мне? Нет, то, что она услышала, не могло быть «восемь». — Что он мне завещал?

Белл хлопнула в ладоши. Как чудесно! Данфорд, похоже, получил нежданное наследство. Оставалось надеяться, что это будет нечто стоящее. Одной из ее приятельниц повезло получить в наследство тридцать семь кошек.

Остальное невозможно было разобрать. Спустя несколько минут двое мужчин снова вернулись в комнату и пожали друг другу руки. Леверетт положил несколько листов в свой саквояж и произнес:

— Остальные документы вы получите очень скоро. Разумеется, нам понадобится ваша подпись.

— Разумеется.

Леверетт поклонился и вышел из комнаты.

— Итак? — требовательно спросила Белл. Данфорд растерянно улыбнулся, не до конца осознав то, что услышал.

— Адвокат сказал, что мне по наследству перешел титул барона.

— Титул барона! Теперь мне следует называть тебя лорд Данфорд? Он закрыл глаза.

— Разве я когда-нибудь называл тебя леди Блэквуд?

— Десять минут назад, — протараторила она бойко, — когда представлял меня мистеру Леверетту.

— Браво, Белл. — Он сел на диван, не подождав вопреки этикету, пока Белл сядет первой. — Полагаю, теперь меня следует называть лорд Стэннедж. — Лорд Стэннедж, — прошептала она, — как изысканно. Уильям Данфорд, лорд Стэннедж. — Она озорно улыбнулась. — Уильям, ведь, кажется, так тебя зовут?

Данфорд фыркнул. Его редко называли по имени. По этому поводу у них была какая-то шутка, вспомнить которую она сейчас не могла.

— Я задавал матери этот вопрос. Если память не изменяет мне, она сказала: «Твое имя — Уильям», — отпарировал он.

— Кто умер? — бесцеремонно спросила Белл.

— В такте и изящных манерах тебе не откажешь, моя дорогая Арабелла.

— Ну ты, очевидно, не будешь сильно убиваться из-за кончины твоего, м-м, дальнего родственника, поскольку до сегодняшнего дня ты и не подозревал о его существовании.

×