Смерть на рельсах, стр. 56

И вот еще что, – прибавил Френч, кивнув Бренде, – теперь, когда все позади, я могу сказать вам о том, что вы, вероятно, и сами знаете, мисс Вэйн: вы ведь были на волосок от гибели. Даже при возникшей спонтанно попытке убить вас Парри действовал крайне искусно и изобретательно. Конечно это он сам сделал оба звонка. Здесь, в «Серкью», он убедил вашу мать и сестру в том, что некто может напасть на вас, и его звонок сержанту Эмери для проверки его подозрений, и просьба о помощи – просто блестящий трюк. К счастью для вас, он перестарался. Его тревога выглядела столь неподдельной, а просьба звучала так убедительно, что Эмери тотчас выслал двух полицейских па машине. Парри надеялся, что, если он срежет дорогу, пройдя напрямик, у него будет достаточно времени, чтобы убить вас до появления полиции. Затем он выбросил бы свою свинцовую дубинку, укрылся бы, дождался, пока полиция обнаружит ваш труп, и тогда уже как ни в чем не бывало, запыхавшись, появился бы на сцене, изобразив вполне уместные удивление и ужас.

Между прочим, если бы он нанес вам свой удар, его план увенчался бы успехом. Вы спасли себе жизнь бегством, тем самым выиграв время и дав возможность полиции добраться до вас.

И еще. Я хочу сказать пару слов от себя лично и от имени полиции. Никогда не стоит опасаться ошибок правосудия. Могу сказать, что, если бы вы, мистер Лоуэлл, не навели нас на ложный след своим подтасованным алиби, я бы перевернул вверх дном дома и квартиры всех, кто значился в моем списке подозреваемых. Рано или поздно я бы выяснил, что у Парри была пишущая машинка – а об этом должны были знать, и конечно я добрался бы до нее и понял, что письмо Кэри напечатано на ней. В вашем случае выяснение причин, которые подвигли вас на подделку алиби, поставило под сомнение вашу виновность. Однако я должен сказать, мистер Лоуэлл, что вы сильно рисковали. Нельзя выкидывать такие фокусы, когда речь идет об убийстве.

Собственно, на этом я и хотел закончить. Позвольте мне выразить сожаление по поводу тех страданий и тягот, которые выпали вам обоим, и в то же время радость, поскольку теперь ничто не омрачит ваше счастье.

– Тогда вот что, – произнес Лоуэлл. – Вы добрый малый, инспектор. Давайте-ка выпьем за то, чтобы между нами никогда больше не возникало никаких недоразумений!

×