Спящее убийство, стр. 2

За последние дни она уже составила четкое представление о стоимости домов. Сумма, запрашиваемая за виллу, не показалась ей чрезмерной. Конечно, ремонт тоже будет стоить денег, но даже учитывая это… Она обратила внимание на напечатанные в конце страницы слова: «Цена может быть обговорена отдельно». Миссис Хенгрейв так не терпится уехать в Кент, чтобы быть поближе к родным…

Женщины начали спускаться по лестнице, и вдруг Гвенду охватила волна необъяснимого ужаса. От этого ощущения ей чуть не стало дурно, но оно исчезло так же внезапно, как и нахлынуло, пронзив ее неожиданной мыслью.

— В этом доме, я надеюсь, нет… привидений? — спросила она.

Миссис Хенгрейв, которая спускалась первой и рассказывала, как именно здоровье майора стало стремительно ухудшаться, повернулась к Гвенде и взглянула на нее с обескураженным видом.

— Насколько мне известно, нет, миссис Рид. А что, разве кто-то распускает подобные слухи?

— Вы сами никогда ничего не замечали… не видели? Здесь, случайно, никто не умер?

«До чего же я бестактна, — немедленно подумала она. — Ведь майор Хенгрейв наверняка…»

— Мой супруг скончался в клинике Святой Моники, — холодно произнесла миссис Хенгрейв.

— Да-да, конечно. Вы мне уже говорили это.

— Надо полагать, этот дом был построен около ста лет назад, — ледяным голосом продолжала миссис Хенгрейв. — Следовательно, в нем, несомненно, имело место определенное количество кончин. Мисс Элворси, у которой мой бедный муж семь лет назад купил эту виллу, отличалась отменным здоровьем. Она продала этот дом, так как собиралась уехать за границу по миссионерским делам; она ничего не говорила о смерти здесь кого-либо из своих родственников.

Гвенда поспешила успокоить миссис Хенгрейв. Они вошли в уютную гостиную, и молодая женщина почувствовала умиротворение. Только что охвативший ее ужас теперь казался ей совершенно необъяснимым. Что на нее вдруг нашло?

Получив от миссис Хенгрейв разрешение взглянуть на сад, она вышла на террасу.

«Здесь должны быть ступеньки», — подумала она, направляясь к лужайке.

Но вместо ступенек она увидела вытянувшуюся вверх форситию, ветки которой закрывали весь вид на море.

Гвенда покачала головой. Она здесь все переделает.

Она прошла вслед за миссис Хенгрейв до другого конца террасы и спустилась по ступенькам, ведущим к дальнему углу лужайки. Она заметила, что кустарник на склоне слишком разросся и явно нуждается в ножницах садовника.

Миссис Хенгрейв прошептала извиняющимся тоном, что сад несколько запущен. Ввиду ее денежных обстоятельств садовник приходил только два раза в неделю, а часто и вообще не являлся.

Пройдя через небольшой, но вполне ухоженный огород, женщины вернулись в дом. Гвенда сказала, что ей предстоит посетить еще несколько усадеб. Хиллсайд [1] (какое банальное название!) ей очень нравится, но она не может сразу принять решение.

Хозяйка дома простилась с ней, окинув ее тоскливым взглядом и шмыгнув напоследок носом.

Гвенда вернулась в агентство, предложила за дом свою цену и провела весь день в прогулках по Диллмуту. Это был прелестный, немного старомодный курортный городок. На окраине его, в новом квартале, возвышались два современных отеля и несколько бунгало.

После обеда один из служащих агентства позвонил Гвенде и сообщил, что миссис Хенгрейв приняла ее предложение. Лукаво улыбаясь, она отправилась на почту и дала мужу телеграмму: «Купила дом. Целую. Гвенда».

«Хотела бы я сейчас на него посмотреть, — подумала она. — Теперь он поймет, что я зря времени не теряю!»

Глава 2

Обои

I

Через месяц Гвенда переехала в Хиллсайд. Привезли и расставили мебель, доставшуюся Джайлзу в наследство от тетушки. Это были предметы старинной работы и отменного качества. Два шкафа, казавшиеся ей слишком большими, Гвенда продала, зато все остальное гармонично вписалось в интерьер особняка. В гостиной теперь красовались два столика, инкрустированные перламутром и украшенные орнаментом из замков и роз, столик для рукоделия с обитыми шелком внутренними ящичками, письменный стол из розового дерева и низкий столик из красного дерева перед диваном.

Гвенда расставила тетушкины кресла по спальням, купила еще два глубоких мягких кресла, которые поставила по обеим сторонам камина, а широкий честерфилдовский диван поместился между французскими окнами. Для штор выбрала бледно-голубой кретон со старинным узором с букетами роз и сидящими на них желтыми птичками. По ее мнению, теперь гостиная выглядела безупречно.

Переезд состоялся совсем недавно, и в доме еще работали мастера. В принципе ремонт уже должен был закончиться, но Гвенда поняла, что пока она сама не поселится на вилле, рабочие оттуда не уйдут.

Новая кухня была готова, новые ванные практически тоже. Что до отделки стен, то это можно сделать позже. Гвенда хотела сначала привыкнуть к новому интерьеру, а уж потом выбрать подходящие обои для спален.

На кухне царила миссис Кокер. Вначале она держала себя с Гвендой несколько фамильярно, но после того, как та умело поставила ее на место, между ними наладились добрые отношения.

В то знаменательное утро миссис Кокер принесла в спальню Гвенды поднос с завтраком.

— Когда джентльменов нет дома, — заявила миссис Кокер, — леди предпочитают завтракать в постели.

Гвенда кивнула в знак согласия.

— Сегодня яичница-болтунья, — продолжала миссис Кокер, указывая на тарелку. — Вы говорили мне о копченой рыбе, но я подумала, вы не захотите есть ее в спальне, потому что после нее остается запах. Я вам приготовлю ее с тостами на ужин.

— Спасибо, миссис Кокер.

Та любезно улыбнулась.

Решив не занимать до приезда Джайлза большую спальню с двумя кроватями, Гвенда временно расположилась в спальне с эркером, находящейся в конце коридора.

Обведя комнату взглядом, она воскликнула:

— Мне очень здесь нравится!

Миссис Кокер огляделась снисходительно.

— Это и впрямь миленькая спаленка, хоть и маловата. На окнах остались решетки, надо полагать, что когда-то здесь была детская.

— Мне это не пришло в голову, но вы, наверное, правы.

— Вот и прекрасно, — многозначительно кивнула миссис Кокер и удалилась.

Казалось, она хотела сказать: «Когда в доме появится джентльмен, кто знает, может быть, вам и понадобится детская».

Гвенда покраснела и опять оглядела свою комнату. Детская? Да, здесь можно устроить прекрасную детскую. У стены встанет кукольный дом и низкие шкафчики для игрушек. В камине за решеткой весело запляшет огонь. А вот этих ужасных обоев горчичного цвета она не оставит. Она найдет что-то яркое и веселое. Например, маки с васильками… Да, это будет прелестно. Она постарается найти именно такие обои. Она уверена, что где-то уже видела их.

Мебели сюда много не понадобится: в одну стену уже встроены два платяных шкафа. Правда, тот, что в углу, заперт, и ключ от него потерян. Дверь его замазана краской — свидетельство того, что им давно не пользовались. Ей нужно попросить рабочих открыть этот шкаф, пока они еще здесь, а то ей не хватает места для одежды.

С каждым днем она все больше и больше обживалась в Хиллсайде и чувствовала себя как дома. Услышав через открытое окно сухой кашель, она поняла, что пришел Фостер. Этот садовник приходит на работу, когда ему хочется, но сегодня он, пожалуй, сдержал свое слово и явился вовремя.

Гвенда встала, приняла ванну, надела твидовую юбку и свитер и спустилась в сад. В первую очередь она решила проложить через цветник тропинку к лужайке.

Вначале садовник заупрямился, ссылаясь на то, что ему придется убрать форситию и растущую рядом сирень, но она не уступила.

При виде Гвенды садовник коротко хохотнул.

— Похоже, все становится как в старые добрые времена, мисс.

Фостер упорно продолжал называть Гвенду «мисс».

вернуться

1

Буквально «склон холма», «вид с холма».

×