Карибская тайна, стр. 38

— Лихой парень! Но не проще ли было просто дать Молли смертельную дозу того же наркотика?

— Проще, конечно. Но это могло вызвать подозрения. Вы ведь знаете, что после попытки Молли покончить с собой от нее прятали все наркотические и успокаивающие средства. Так что если бы ей удалось их получить, все, возможно, подумали бы, что здесь не обошлось без ее мужа. А тут она якобы в приступе отчаяния отправилась к ручью и утопилась, пока тот спал сном невинного младенца. Так намного романтичнее. И потом, никому и в голову не пришло бы, что на самом деле ее утопили. И еще один существенный момент, — добавила мисс Марпл, — убийцы часто разыгрывают целый спектакль. Они не могут удержаться, чтобы не выдумать что-нибудь эффектное.

— Вы, похоже, знаете об убийцах все! Итак, по-вашему, Тим даже не понял, что убил совсем не Молли?

Мисс Марпл покачала головой.

— Он даже не посмотрел ей в лицо, просто побежал оттуда со всех ног, какое-то время подождал и организовал поиски, изображая встревоженного мужа.

— Но какого черта Лаки нужно было среди ночи у ручья?

Мисс Марпл смущенно кашлянула.

— Я думаю, что она, возможно.., пришла на свидание с кем-то.

— С Эдвардом Хиллингтоном?

— Нет-нет, — сказала мисс Марпл. — Тут все уже было кончено. Я думаю.., правда, я не могу утверждать, но мне кажется, она ждала Джексона.

— Ждала Джексона?

— Я пару раз видела, как они.., переглядывались, — пробормотала мисс Марпл, отводя взгляд. Мистер Рефил присвистнул.

— Ну и Джексон! Котяра! Надо было мне лучше за ним присматривать! А Тим, должно быть, здорово струхнул, когда понял, что убил не ту, кого собирался.

— Еще бы. Он, вероятно, пришел в полное отчаяние. Молли-то, оказывается, жива и бродит где-то тут неподалеку. И все эти мифы о ее душевном нездоровье, на создание которых он потратил столько сил, развеются без следа, как только она попадет в руки квалифицированных психиатров. А стоит ей лишь упомянуть, что он назначил ей встречу у ручья, — все для него будет кончено! У Тима Кендала оставался единственный шанс — расправиться с Молли немедленно. Тогда можно будет рассчитывать на то, что все поверят, будто она в приступе безумия утопила Лаки, а потом, осознав весь ужас содеянного, наложила на себя руки.

— Тогда-то, — сказал мистер Рефил, — вы и решили взять на себя роль Немезиды.

Вдруг он откинулся на спинку кресла и разразился громовым хохотом.

— Маскарад — первый класс! — сказал он. — Посмотрели бы вы тогда на себя со стороны: милейшая почтенная леди, укутанная в пушистую розовую шаль, вдруг грозным голосом объявляет, что она — Немезида. Никогда не забуду этой сцены!

Эпилог

Мисс Марпл ждала в аэропорту самолета. Провожающих было немало. Правда, Хиллингтоны уже уехали; Грегори Дайсон улетел на другой остров и, по слухам, уже начал обхаживать какую-то вдову из Аргентины. Сеньора де Каспеаро вернулась в Южную Америку.

Молли тоже пришла попрощаться с мисс Марпл. Бледная и похудевшая, она мужественно преодолевала шок от пережитого и с помощью одного из сотрудников мистера Рефила, которого он телеграммой вызвал из Англии, самостоятельно управляла теперь всем отелем.

— Работа пойдет вам на пользу, — заметил мистер Рефил. — Трудитесь, девочка, и не вешайте носа. И не надо бояться мужчин только из-за того, что однажды вас угораздило нарваться на мерзавца.

— Вы говорите прямо как мисс Марпл, — отозвалась Молли. — Она постоянно уверяет меня, что когда-нибудь я встречу хорошего человека.

Мистер Рефил в ответ лишь скептически усмехнулся. Итак, пришла Молли, пришли Прескотты и, само собой, мистер Рефил. Пришла Эстер — она выглядела печальней и старше, чем раньше, и мистер Рефил обращался с ней, как никогда, ласково. Джексон, конечно, постоянно крутился на виду, изображая необыкновенную деловитость — сейчас он вроде бы приглядывал за багажом мисс Марпл. В последнее время улыбка не сходила с его лица, и он не скрывал, что изрядно обогатился.

В небе послышался гул: самолет шел на посадку. В этом аэропорту все было по-домашнему. Никаких тебе «Займите места у выхода номер 8». Просто направляешься из маленького увитого цветущими растениями павильона на бетонированную площадку.

— До свидания, милая мисс Марпл! — Молли поцеловала ее.

— До свидания. Постарайтесь как-нибудь выбраться к нам. — Мисс Прескотт сердечно пожала ей руку.

— Очень приятно было с вами познакомиться, — сказал каноник. — Искренне присоединяюсь к приглашению моей сестры.

— Всего наилучшего, мадам, — проговорил Джексон, — и помните: если захотите получить курс бесплатного массажа, черкните мне пару строк, и я всегда к вашим услугам.

Только Эстер Уолтере, когда пришло время прощаться, отвернулась. Мисс Марпл сделала вид, что этого не заметила. Мистер Рефил подошел последним. Он взял ее за руку.

— Ave Caesar, nos morituri te salutamus [37], — произнес он.

— Боюсь, — отозвалась мисс Марпл, — что мои познания в латыни весьма скудны.

— Но то, что я сказал, вы поняли?

— Да.

Да, она очень хорошо поняла смысл этой фразы, и какие бы то ни было комментарии были тут неуместны.

— Очень приятно было с вами познакомиться, — напоследок сказала она, после чего пересекла бетонированную площадку и вошла в самолет.

вернуться

37

Здравствуй, Цезарь, мы, идущие на смерть, приветствуем тебя (лат.) — видоизмененное традиционное обращение к императору гладиаторов перед боем в Древнем Риме.

×