Реформатор, стр. 102

– В любом случае, пока мы не решим с Иктерном, толку от нас не будет, – продолжал король. – Пираты связывают значительные силы. Я недаром намекнул Муканту об этом. Пусть думает, как нам помочь. Если он достаточно здравомыслящий, то уже должен отдавать приказ о выступлении флота к берегам Кманта и Ранига.

– А сама война-то когда начнется? – поинтересовался секретарь.

– Не знаю, но императору нужно начинать как можно скорее, – ответил Михаил. – Если стат-камни из копей Реттеста потекут в казну Уларата, то вскоре они не только купят все и вся, но и значительно усилят собственных ишибов. Там такое количество этих камней, что ого-го! Даже удивительно, как они раньше не обнаружились.

– Но не в течение ведь месяца? – спросил Тунрат.

– Почему же нет? Может быть. Я на месте Муканта превратил бы Реттест в кровавую кашу, даже не имея возможности наступать. Если уж не себе, то и не другим. Столько чистых ти-резервуаров в распоряжении Уларата опасно для самого существования Фегрида. Тут будет схватка не на жизнь, а на смерть. И мы, разумеется, окажемся в самом пекле.

Михаилу вообще было очень интересно, как именно нашли камни, которые позволяли накапливать ти-энергию почти в неограниченных количествах, и когда об этом узнал Фегрид. Да и кто первым узнал? Может ли это все тянуться уже несколько месяцев? Сначала подковерные интриги, направленные на то, чтобы снизить ценность находки, потом судорожные попытки найти мирный выход из положения, а уже затем – окончательное решение вступить в войну. Если так, то, возможно, вся политика Фегрида по отношению к Ранигу была обусловлена именно этой находкой. Империя «прощупывала» соседей, стараясь извлечь из них нечто, что поможет в войне. Раниг с его амулетами был изначально идеальным кандидатом в «помощники», добровольные или не очень. А желание Уларата приступить к разработке копей заставило Фегрид поторопиться с реализацией планов.

С подобными камнями Михаил был уже знаком. Ему о них рассказал Парет, упомянув, что если стат-камень имеет кольцевую структуру, то закачанная энергия тибудет бесконечно течь по кругу, практически не уменьшаясь. Это – подобие сверхпроводников Земли. Камни считались редкими, очень дорогими и нестабильными. Но король Ранига как никто понимал, что решение проблемы нестабильности – лишь вопрос времени для ишибов Уларата. Если раньше каждый такой камень считался диковинкой и корпеть над ним не имело смысла, то сейчас начнутся настоящие исследования. И вскоре богатый Уларат выставит на поле боя ишибов с огромными запасами ти-энергии. Полная катастрофа для Фегрида. У короля Ранига с энергией тоже не было проблем, но кто об этом знал? К тому же Михаил просто добывал энергию, не располагая такими совершенными аккумуляторами.

Король помолчал немного, а потом, словно пытаясь отвлечься от невеселых мыслей, произнес:

– А у нас нет никаких новостей? Хотя бы более-менее положительных. Я уже не говорю о радостных.

– Разве внимание принцессы Илании не радует твое величество? – спросил Иашт.

Михаил бросил на него такой взгляд, что ишиб невольно поежился:

– У меня уже есть одна принцесса, – ответил он. – И этого вполне достаточно. Илания, как я подозреваю, похожа на Анелию в детстве. Есть непосредственность, но нет никакого опыта. И это лишь прибавляет хлопот. Все принцессы одинаковы по своей сути. Окружение обязывает. К тому же Анелия мне нравится гораздо больше. Да и политически… эльфы – наши единственные по-настоящему верные союзники. Такими не разбрасываются.

– А если император…

– Вот если Мукант решит сделать и этот шаг, тогда и будем думать, – отмахнулся король. – Чтобы этого не произошло, нужно просто ускорить свадьбу с Анелией. Так никаких новостей нет?

– Есть, но не очень радостные, – ответил Тунрат. – Скорее нейтральные.

– Говори.

– Генерал Ферен прислал список кандидатов на награждение. Они все хорошо себя проявили, твое величество.

– Проявили – значит, наградим.

– Еще генерал сообщает, что хочет представить сына тагга Октейста, рядового стрелка, к званию капрала и ордену за храбрость. Твое величество помнит этого юношу? Он ляпнул какую-то глупость, и твое величество отправил его в Иктерн.

– Помню, помню, – поморщился король. – Капрала дать, а орден – нет. Перебьется.

– Еще генерал, зная о том, что твое величество лично отправил означенного дворянина в армию, уведомляет, что тот подал прошение о переводе его из команды капитана Рьянна.

– Почему? – удивился Михаил.

– Думаю, что у капитана Рьянна плохая репутация, твое величество. Он слишком любит риск. Не все могут это выдержать.

– Ах, вот оно что… Ну ладно. Переведем, если так.

Рядовой Октейст, стрелок, робел, когда предстал перед генералом Ференом. Командующий вызвал его внезапно, поэтому тот не успел даже морально подготовиться. Последние дни, проведенные в море вместе с капитаном Рьянном, окончательно истощили и без того непрочную нервную систему дворянина. Его сон и аппетит резко ухудшились. Единственным, на что он расчитывал, было прошение о переводе.

Вопреки недобрым ожиданиям генерал принял Октейста хорошо. По крайней мере, не стал кричать на него или отправлять под суд за какую-нибудь провинность. Напротив, выслушав рапорт о прибытии, доброжелательно улыбнулся и сказал:

– У меня хорошие новости, рядовой. Даже не рядовой уже, а капрал. Его величество лично утвердил твое повышение. Так что дела идут на поправку. Твой отец, которого я хорошо знаю, будет доволен.

– Рад стараться, господин генерал! – Октейст вздохнул с облегчением. Ему было известно, что отец находился в дружеских отношениях с Ференами. Но подозревал, что принципиальный генерал никому не будет делать поблажек.

– И прошение твое… – Командующий сделал паузу, а новоиспеченный капрал напрягся. – Удовлетворено тоже лично его величеством. Поздравляю. Теперь ты переходишь под начало нового командира, который вскоре прибудет в Иктерн. Весьма достойный офицер, весьма. Удостоенный многих наград. Служил вместе со мной и с полковником Торком.

Несказанная радость охватила Октейста. Наконец-то он избавится от этого безумца Рьянна! Вот оно, счастье!

– Благодарю, господин генерал! – рявкнул он.

– Да не за что, сынок, не за что. Хочешь узнать имя своего командира? Славное имя, надо сказать.

– Да, господин генерал!

– Твой будущий командир – капитан Тшаль.

Октейст покачнулся и чуть не упал, вовремя схватившись за стену.

– Что с тобой, капрал? – удивился Ферен. – Ты побледнел. На тебе лица нет.

– Все в порядке, господин генерал. Сейчас пройдет, – непослушными губами прошептал сын тагга.

– Да? Ну-ну.

Октейсту было отлично известно, что нет, не пройдет. Его жизнь, которая только что показалась прекрасной, вновь обернулась своей худшей стороной. В круантской армии существовали только два безумных чудовища, о которых ходили самые мрачные слухи. Капитан Рьянн и капитан Тшаль. И король милостиво перевел бедного капрала от чудовища морского к чудовищу сухопутному.

Что поделать – видимо, Раниг нуждался в героях.

×