Самозванец, стр. 102

Толпа сразу же притихла. Голос жреца был профессионально громок и звучен. К тому же на этой площади была отличная акустика.

Михаил слушал речь вполуха. Он внимательно осматривал толпу, применяя щуп, так как боялся повторного покушения. И неизменно задерживался на каждом ишибе, которого обнаруживал. К счастью, ему не приходилось волноваться за ту часть, где находился Парет. Он объективно оценивал его мощь и обоснованно полагал, что великий ишиб служит самым надежным щитом.

– И по воле великого Оззена, принц Нерман, прямой потомок могучих властителей, становится королем Ранига! – жрец пафосно закончил свою речь.

Он взял корону из рук Аррала, который несколько дней назад упрекал Михаила в том, что она выглядит слишком просто, даже аскетически, никакой королевской роскоши, и он, Аррал, считает это политическим недосмотром. Затем жрец сделал два шага вперед и оказался рядом с принцем. После чего медленно и торжественно возложил корону тому на голову.

В этот же момент тучи, заслонявшие солнце, как по мановению руки, начали расходиться в стороны. Парет отлично справился с работой. Яркие лучи коснулись Михаила, и золотые зубцы короны заблестели, отражая их свет.

Толпа рукоплескала и неистовствовала. Это был момент триумфа. Но в торжественный миг Михаил почему-то думал не о том, что наконец-то достиг своей цели. И не о том, что, будучи обыкновенным ученым, чья жизнь, казалось, была как на ладони, попал в столь странное место, где занял очень высокое положение. И даже не о том, как счастливы его приближенные, а особенно – Аррал, надевший по такому случаю не роскошный наряд, а обычный белый халат, который отдал ему Михаил в свой первый день появления в мире Горр. Король Ранига думал о том, что идея позвать Парета, дабы он обеспечил благословение богов, была очень удачной. Потому что только в сказках имеет смысл надеяться на чудо. А во всех других случаях чудеса приходится организовывать самому, полагаясь лишь на свои ум, опыт и знания.

×