Целитель сердец, стр. 43

— Pardon, mademoiselle. Месье останется на ленч? — В его глазах мелькнула лукавая искорка.

Тришу смутило то, что Рив не выпустил ее из своих объятий. Она повернула к Анри свое пылающее лицо:

— Да… Ты же останешься, Рив?

Его глаза насмешливо смотрели на нее.

— Merci, буду очень счастлив остаться.

Когда Анри ушел, она услышала приглушенный смех Рива.

— Теперь тебе придется выйти за меня замуж, иначе разразится скандал, — дразнил ее Рив.

Однако Триша думала о другом:

— Что ты такое сказал Мари-Роз, что побудило ее так быстро поехать к мужу?

— Я предложил ей провести отпуск на солнышке вместе с мужем, потому что с сегодняшнего дня Триши рядом с ней больше не будет. Да, — ответил он на ее вопросительный взгляд, — я отвезу тебя к себе домой, и после того, как ты проведешь несколько дней вместе с моей семьей, мы поженимся.

— Но, Рив, ты меня торопишь. — Она слабо сопротивлялась. — В своих письмах домой я даже не обмолвилась о нашей мнимой помолвке.

— Я уже написал твоему отцу и сообщил, что мы поженимся. К сожалению, для него это самое горячее время года и он сможет приехать только на брачную церемонию.

Она чуть слышно рассмеялась:

— Но я ведь еще даже не сказала, что выйду за тебя!

— У тебя нет иного выбора, — ответил он. — Моя милая, если бы ты не согласилась, я бы запер тебя в подвалах дачи и держал бы там до тех пор, пока ты не дала бы своего согласия. — Он сверкающими глазами смотрел на нее.

Триша прижала свою голову к его груди. Все в конце концов закончилось благополучно.

Скоро невестка будет там, где, как полагают ее родители, она находится, — вместе со своим мужем. Ее родители? Она схватила Рива за руку:

— Совсем забыла — месье и мадам Байи здесь. До завтрака они будут отдыхать у себя в комнате.

Рив беззаботно рассмеялся:

— Вот хорошая новость! На нашей свадьбе будут еще два гостя.

— На ней ведь не будет много людей, правда? — робко спросила она.

— В чем дело? Ты боишься? — поддразнивал он. — Мне все равно, сколько там будет народу, при условии, что ты выйдешь за меня как можно скорее.

Глядя в его глаза, Триша молча согласилась.

После ленча, который они разделили вместе с месье и мадам Байи, Триша с помощью Гортензии быстро собрала вещи, и они направились домой к Риву. Месье и мадам Байи, которых известие о предстоящем браке привело в восторг, пожелали им счастья.

Половину дороги они молчали и лишь нежно посматривали друг на друга. Несмотря на свое счастье, Триша мысленно возвращалась к Мари-Роз. Она, разумеется, знала, что Триша влюблена в Рива, и каким-то шестым чувством угадала их мнимую помолвку. Воображая, что Рив по первому зову бросится в ее объятия, она, должно быть, была потрясена, когда Рив сообщил ей о своем намерении жениться на Трише. Вот причина ее неожиданного решения отправиться к Джереми. Однако желание уязвить Тришу было непреодолимо. В ту ночь Мари-Роз постучала в ее дверь, надеясь, что Триша успеет добежать до ее комнаты и увидит, как она целуется и уезжает вместе с Ривом. Все так и случилось. Записка была составлена так, чтобы сложилось впечатление, что она уехала с Ривом.

Издавая ровный гул, машина проносилась мимо залитых солнцем лугов и густо поросших деревьями холмов, на вершинах которых иногда виднелись живописные виллы. Рив замедлил ход, проезжая через деревню, белые и черные дома которой освещало солнце.

Наконец Триша, желая получить точный ответ, решилась спросить:

— Ты когда-нибудь был влюблен в Мари-Роз?

Он быстро посмотрел на нее полным удивления взглядом:

— Никогда. Кто тебе мог такое сказать?

— Все, включая тетю Селесту.

— В таком случае они ошибаются. Дом Мари-Роз находился недалеко от нашего, мы выросли вместе. Она была единственным ребенком. В нашей семье было четверо — я, младший брат и две сестры. Поэтому она большую часть своего времени проводила вместе с нами. Маленькой она была милой девочкой, и все баловали ее. Став взрослой, она распространила слух, что выходит замуж за моего брата, а он женился на девушке, которую любил. Тогда она взялась за меня и распустила такой же слух. Когда я об этом узнал, то попросил ее сказать, что это неправда. Мари-Роз отказалась, а когда я пригрозил опровергнуть этот слух, убежала в Лондон и устроилась в одной семье помощницей по хозяйству. Остальное ты знаешь.

Триша молчала, Рив, несколько раз посмотрев в ее сторону, остановил машину на вершине холма и повернул ее лицо к себе:

— Что тебя беспокоит?

— Все утверждали, что ты любишь ее, — серьезно сказала она. — Ты целовал ее в ту ночь, когда она уехала.

Одна бровь Рива приподнялась.

— Надеюсь, ты ревновала меня, но я ее не целовал, это она поцеловала меня. — Он взял ее руки в свои и держал их. — Я ее никогда не любил. Нельзя любить испорченного ребенка, а твоя невестка именно такая. Я был рад, услышав, что она вышла за твоего брата, так как он обладает твердым характером, чтобы сделать из нее человека. Однако, признаюсь, я был обеспокоен, узнав, что он собирается уехать в Испанию и оставить ее на твое попечение. Я знаю, какой несносной она временами может быть.

Триша это тоже знала, но она не затаила недобрых чувств к ней. Дома она была счастлива, и, если бы не Мари-Роз, она, возможно, никогда бы не приехала в Париж и не встретила Рива. Она робко улыбнулась ему, и, словно чувствуя ход ее мыслей, он обнял и поцеловал ее. Затем, прижав лицо к ее волосам, он рукой показал в сторону шпиля виллы, стоявшей на холме среди деревьев и смотревшей на реку.

— Мой дом, — сказал он. — Мы почти приехали.

Она смотрела на высокие окна и представляла, что за балконами находятся просторные светлые комнаты, где много воздуха. Внизу по спокойной воде, отражавшей солнечный свет, плыла парусная лодка. Из далекой долины донесся звон церковных колоколов.

— Как чудесно! — мечтательно сказала она.

Он тихо ответил:

— Впереди у меня долгий отпуск, который, я настаиваю на этом, станет нашим медовым месяцем. Но сперва проведем несколько дней с моими родителями, чтобы ты познакомилась с ними. Мы будем наслаждаться ранними утренними верховыми прогулками в лесу, кататься по реке и пить чай с моей английской бабушкой, которая будет угощать тебя горячими гренками с маслом и расспрашивать о любимом ею Лондоне. — Вдруг он стал игривым и радостным. — Вечером мы прогуляемся вдоль реки в лунном свете, и я буду рассказывать, как я обожаю тебя, до тех пор, пока тебе, как и мне, не захочется поскорее скрепить наши брачные узы.

— Я уже хочу, — тихо произнесла она от всего сердца. — Я люблю тебя, Рив. Пожалуй, мое сердце принадлежало тебе уже в тот момент, когда ты во время нашей первой встречи так галантно вернул мне перчатку.

— Ах, если бы я это знал, — сказал он. — Я все время словно сидел на иголках, боясь потерять тебя. Сначала это был Поль Рибо, затем Робин, я не взял тебя с собой на обед у Андре потому, что он вдовец и было видно — ты его привлекаешь. Теперь ты мне заплатишь за это, — шутил он.

Его сверкающие глаза приковали ее взгляд, Рив наклонил голову, и Триша подставила ему губы — ей не терпелось начать платить ему всю свою оставшуюся жизнь.

notes

Примечания

1

Полицейские (фр.).

2

Извините, мадемуазель (фр.).

3

Друг мой (фр.).

4

Дорогая (фр.).

5

Добрый вечер, мадемуазель (фр.).

6

Спокойной ночи (фр.).

7

×