Дороги Валлиона (СИ), стр. 2

За его спиной темным покрывалом повисла вечная Ночь. Под ногами разверзлась бездонная пропасть молчаливой Вечности. Кончики острых рогов рвали ее хрупкую ткань при каждом неосторожном движении. Между опущенных крыльев, больше приставших бы летучей мыши, напряженным сгустком повисла еще не рожденная Туманность, а неровный свет множества проносящихся мимо звезд отбрасывал на окаменевшее лицо такие странные блики, что нельзя было даже понять, каким оно было на самом деле. То ли суровым, то ли злорадно улыбающимся. То ли жестоким, а то ли просто задумчивым. То ли серым, как у мертвеца, а то ли слишком живым и красным, как зарево разгорающегося пожара. И лишь глаза у него оставались неизменными - глубокие, черные, равнодушные глаза древнего бога, перед которым за краткие мгновения проносятся миллиарды ничего не значащих пылинок чужих жизней.

При виде светящегося слепяще белым светом чужака, с рыком разодравшего пространство и ворвавшегося в эту тихую обитель, бог устало опустил плечи и спокойно воззрился на такого же, как он, гиганта. Только не с черными, а с белоснежными крыльями, с одухотворенным лицом (сейчас - перекошенным от злости), совершенными чертами лица и искрящейся молнией в правой руке, уже готовой сорваться с места.

- Здравствуй брат, - в рокочущем голосе рогатого не было и тени удивления. - Не ожидал, что ты придешь сюда так быстро: обычно ты не слишком торопишься с решениями.

- Как?! Ты?! Посмел?! - раздельно процедил "светлый", выразительно поднимая руку. - И как посмел вмешаться в чужую Игру?!

- Эта душа не была в Игре, - равнодушно отвернулся "темный". - Она отказалась от Правил и была предоставлена сама себе.

- Как это?

- Очень просто: тот мир пошел по другому пути. Чужие Хранящие решили предоставить своим подопечным возможность выбора. Как родиться и как жить. Как расти и чем питаться. Когда идти, стоять, когда болеть, когда остановится и умереть... другие боги, брат, и другие Законы. Совсем иначе, чем у нас с тобой. Поэтому мое вмешательство для Них - это тоже своеобразный Выбор. Они не стали противиться.

"Светлый" недоверчиво остановился.

- Не стали? Совсем? Даже когда ты забрал у них душу?

- Нет, - покачал головой "рогатый". - Ни слова возражения. Ни малейшего знака. Кажется, им уже все равно. Наверное, как очень скоро все равно станет и нам.

- Когда это случится, мир погибнет, - сухо отозвался "светлый".

- Да. Однако же тот мир как-то существует.

- Существует, ты прав. Но не живет.

"Темный" неопределенно повел могучими плечами, стряхивая с крыльев невесомую звездную пыль. У "светлого", тем временем, зажатая в руке молния медленно погасла, а потом и вовсе исчезла, растворившись в вечной пустоте межвременья. Наконец, пришедший глубоко вздохнул, окончательно успокаиваясь, а потом создал себе вторую глыбу абсолютного льда, устало опустился напротив и вопросительно посмотрел.

- Верни ее.

"Рогатый" удивленно повернул голову.

- Что?

- Верни эту душу обратно, - раздельно повторил второй гигант, неотрывно глядя на него крупными, пышущими золотом глазами на ослепительно белом лице. - Нам не нужен такой слабый Игрок. Ему не место в этом мире. Поэтому верни эту душу обратно, пока не поздно и пока не началась Игра.

- Не могу, - вздохнул "темный", на мгновение расправив огромные кожистые крылья, чья густая тень, накрыв сразу несколько молодых звезд, заставила их испуганно замерцать и навсегда погаснуть.

"Светлый" недобро сузил глаза.

- Не можешь? Почему?

- Потому что Игра уже началась, брат.

- Как?!

- Вот так, - с невеселым смешком подтвердил "рогатый". - Оказалось, мы оба с тобой опоздали, и Игрок сделал первый Ход. Сам. Не дожидаясь, пока станут известны все Правила.

"Светлый" отшатнулся.

- ЧТО?!!

- Вот именно, брат. Поэтому я больше не могу вернуть Игрока обратно. По крайней мере, до тех пор, пока Игра не закончится.

В обители богов надолго повисло напряженное молчание, не нарушаемое даже взрывами сверхновых и картинами глобальных разрушений в какой-то из дальних Вселенных. Рождение и смерть творились здесь в абсолютнейшей, благоговейной тишине. Но лишь два могучих бога могли по достоинству оценить это великолепное зрелище.

- Я... я должен это увидеть!! - наконец, растеряно опустил плечи белокрылый, разом утратив пугающую ауру угрозы. - Как Игрок посмел? Кто ему позволил? Как, в конце концов, это могло случиться, если мы с тобой не давали своего согласия?!

"Рогатый" криво усмехнулся.

- В том умирающем мире есть свои прелести, брат. Как оказалось, смертные в нем больше не полагаются на милость богов, а берут все, что им нужно, сами. В то время как наш новый Игрок... хоть ты и не поверишь в это... он не признает никаких богов. Совсем. Никогда не признавал. Чистый прагматизм (есть в том мире такое интересное слово) и ни капли слепой веры без того, чтобы предварительно не проверить, не потрогать и не сделать собственных выводов. Во всем сомневается, обо всем имеет свое мнение, всего добивается тоже сам. Не глядя на то, что это считается невозможным. Поэтому мы для него на данный момент - не более чем пережиток прошлого. Забавно, да? Ты да я... и вдруг - нелепая выдумка природы?

У "светлого" на какое-то время даже дар речи пропал, он все порывался о чем-то спросить, но почему-то не мог подобрать слов. А когда все-таки сумел справиться с изумлением, то только непонимающе опустил белоснежные крылья, под которыми едва погасшие звезды снова начинали пробуждаться к жизни, и растеряно посмотрел.

- Как же так... брат? - прошептал он неслышно. - Как вышло, что ты привел в наш мир нейтрального Игрока?

- АБСОЛЮТНО нейтрального, заметь!

- У нас никогда не получалось соблюсти Равновесие... но, с другой стороны, быть может, это и к лучшему?

- Ты думаешь? - с сомнением посмотрел "темный". - Я, признаться, уже начал сомневаться в том, что поступил верно. Даже собрался потихоньку вернуть все на свои места, но неожиданно обнаружил, что Игра давно начата, и... знаешь, впервые за много веков растерялся! Прямо как ты сейчас.

- Игрок - нейтральный, - все так же тихо, словно размышляя, повторил "светлый". - Совершенно нейтральный и ко мне, и к тебе. Над ним не довлеет ничья воля. Он совершенно свободен в своем выборе. Он не знает никаких границ... это так странно, но почему-то это именно так.

"Темный" неожиданно поднял голову и поднял на брата страшноватые, лишенные белков глаза, в которых внезапно промелькнул неподдельный интерес.

- Хорошо. Пусть все случится, как должно. Пожалуй, это будет очень любопытная Игра, - наконец, заключил белокрылый, неподвижным взглядом уставившись в Вечность. - На этот раз ты абсолютно прав: с таким Игроком мы еще не сталкивались. Впервые это будет совершено равноценное противостояние. Впервые каждый из нас получит совершенно одинаковые шансы на проигрыш и такие же одинаковые шансы, как у Игрока, на долгожданный выигрыш.

- И, значит, тем интереснее будет склонить его на свою сторону, - заключил "темный", расправляя нетопыриные крылья и медленно расплываясь в хищной усмешке. - Не правда ли, брат?

Белокрылый, на мгновение задумавшись, так же медленно наклонил голову.

- Пожалуй. В таком случае пусть начнется Игра... и пусть ее одолеет сильнейший.

-Глава 1-

- Оу-у-а-у... - простонала я, едва открыла глаза. - Боже, пожалуйста, сделай так, чтобы это был всего лишь сон!

- Не выйдет, - хладнокровно заявили мне прямо в лицо, и из темноты тут же выплыла хитро прищуренная кошачья морда. - Вставай, Гайдэ. Утро уже наступило, а значит, тебе опять пора на тренировку.

- Какой ужас! Когда это только кончится?!

- Когда ты научишься, наконец, хоть чему-нибудь. Вставай, - безжалостно заявил шейри, слезая с меня и требовательно наблюдая, как я морщусь и охаю, одновременно растирая отчаянно слипающиеся глаза и пытаясь спросонья вписаться в узкий выход пещеры.

×