Пробуждение страсти, стр. 2

— Тихо! — одернул их стоящий сзади Ангус. — Не отвлекайтесь, внимательно слушайте священника.

Синжун бросил злобный взгляд на бледную невесту, размышляя о том, что он такого сделал, чтобы заслужить это несправедливое наказание. Когда священник объявил их мужем и женой, его чуть не стошнило. Он повернулся к невесте и был поражен выражением ее лица. Она показала ему язык, а ее ярко-зеленые глаза излучали ненависть. «Как отец мог так поступить со мной?!» — подумал он, быстро отвернувшись от Кристи. Женить его в четырнадцать лет на рыжей девчонке, у которой характер не менее отвратителен, чем цвет волос!

В этот момент, будто упрочивая его мнение о ней, Кристи снова пнула его. Он взвыл от ярости и попытался схватить ее, но она была слишком шустрой: моментально развернувшись, она побежала в сторону Гленмура так быстро, как только позволяли ее маленькие ножки.

Глава 1

Лондон, 1762

В толпе воцарилось молчание, когда Сент-Джон Торнтон, маркиз Дерби, вошел в зал.

— Это Грешник, — прошептал один из молодых людей стоявшему рядом другу. — Интересно, что заставило его появиться сегодня в светском обществе?

Его друг, лорд Сетон, презрительно ухмыльнулся.

— Говорю тебе, Ренфроу, он ищет развлечений. Он редко посещает подобные мероприятия.

— Не зря к нему пристало прозвище «Грешник», — сказал Ренфроу.

— Во всей Англии не сыщешь такого развратника.

Сетон с завистью вздохнул.

— О его любовных похождениях ходят легенды. Посмотри вокруг — здесь нет ни одной женщины, которая устояла бы перед ним.

— А ты знаешь, что он женат с четырнадцати лет? — спросил Ренфроу.

— Да, я слышал об этом, но неизвестно, правда ли это.

— Да об этом знают все! — заявил Ренфроу.

— Где же он тогда прячет свою жену? Судя по его поведению, он никак от нее не зависит и не испытывает к ней никаких чувств.

— Так и есть! Один из его наперсников сказал мне, что ему нравится быть женатым. Это позволяет ему не переживать по поводу планов всевозможных мамочек, ищущих женихов для своих дочерей, и не дает девушкам повода видеть в нем потенциального мужа. Его жена живет далеко отсюда, в Шотландии. А раз она не знает о похождениях мужа, то и не переживает из-за этого. Грешник наслаждается жизнью, как ему заблагорассудится, не нервничая по поводу возможных неприятностей.

— Вот счастливчик! — воскликнул Сетон.

Ренфроу ближе наклонился к другу.

— Хочешь верь, а хочешь — нет, но Грешник не виделся со своей женой с того дня, как их обвенчали по указке Георга П. Поговаривают даже, что он не спал с ней. Можешь себе представить? Сейчас она — помещица в каких-то диких местах, принадлежащих клану горцев.

Сетон усмехнулся.

— Может, Грешник и не спал со своей женой, но он, несомненно, наверстал упущенное с огромным количеством других женщин. Я не понимаю, как его брат, граф, мирится с таким его поведением!

— Лорд Мансфилд, похоже, в последнее время полностью погружен в свои переживания — я его почти не вижу. Как жаль, что его невеста умерла, так и не став его женой!

— Тихо, сюда идет пресловутый Грешник, — прошептал Ренфроу, увидев, что Синжун и его друг Рудольф приближаются к ним.

— Ну и давка тут, Синжун! — сказал Рудольф Блейкли, протискиваясь через толпу. — Не понимаю, почему ты решил прийти сюда сегодня? Я уже привык к тому, что ты избегаешь шумных сборищ.

Сент-Джон Торнтон и его друг прямиком направились в игральный зал. Оба были одеты в стилизованные костюмы для верховой езды, которые только вошли в моду. На Синжуне, которого все называли Грешником, были облегающие черные бриджи, черные сапоги, ослепительно-белая рубашка, галстук, пурпурный парчовый жилет и черный двубортный плащ для верховой езды с широкими лацканами, удлиненный сзади.

— Скука, Руди, какая скука! — проворчал Синжун, окидывая взглядом толпу. — Пока я не вижу, что могло бы заинтересовать меня.

— Даже прелестная леди Вайолет не представляет для тебя интереса? — спросил Руди, указывая на красивую брюнетку в платье из воздушной материи, делающем еще соблазнительнее ее великолепную фигуру.

— Смотри-ка, она заметила тебя!

— Пропади ты пропадом! — буркнул Синжун. — Я надеялся разминуться с ней сегодня.

— Что, у нашего любовника неприятности? — расхохотался Руди.

Синжун пожал плечами.

— Наш роман подошел к концу.

— Видимо, леди так не считает.

Синжун кивнул своим знакомым, Ренфроу и Сетону, проталкивая Руди сквозь толпу. Но ему не повезло. Леди Вайолет все же настигла его.

— Синжун, я надеялась увидеть тебя сегодня. Почему ты не пришел? Я так долго ждала!

— Ваш муж был дома, леди Фитцхью, или вы забыли об этом?

— Да какая вам разница? — возмутилась леди Вайолет. — Кроме того, Фитцхью всегда приканчивает бутылку портвейна перед тем, как лечь спать. Даже если бы стадо слонов прошло по лестнице, он и тогда ничего не услышал бы.

Руди закашлялся, напоминая о своем присутствии.

— Я оставлю вас наедине, чтоб вы могли… м-м… поговорить. Я присоединюсь к тебе позже, Синжун.

Синжун попытался задержать его, но у леди Вайолет были другие планы.

— Пусть идет, Синжун. Ты придешь ко мне завтра вечером? Фитцхью уезжает утром в свой охотничий домик в Шотландии. Его не будет месяц или даже дольше.

Синжун изо всех сил старался быть вежливым, но с леди Вайолет это было непросто. Она, видимо, не понимала, что отношениям пришел конец. Синжун считал, что их роман закончился, когда он встретил лорда Стенхоупа возле черного хода ее дома после того, как он сам вышел через парадный. Когда Синжун сделал Вайолет своей любовницей, ему хотелось думать, что она не спит ни с кем, кроме него, так что их отношения подошли к концу, и его не интересовало, сколько мужчин проводит время в ее постели. Этим вечером он уже считал себя свободным и искал новые развлечения.

Синжун как раз готовился сказать леди Вайолет, что их роман закончился, когда его внимание привлек восхищенный шепот, побежавший по толпе. Все смотрели в сторону входной двери, и он, взглянув туда, ахнул, поняв причину всеобщего восхищения. Синжун был уверен, что никогда не видел вошедшую минуту назад женщину, иначе, определенно, запомнил бы ее.

— Кто это? — спросил он, явно заинтригованный появлением этой красавицы. — Я не видел ее раньше.

— Она недавно приехала в город, — холодно пояснила Вайолет. — Она из Корнуолла, насколько я поняла. О ней почти ничего не известно, кроме того, что она замужем за каким-то престарелым виконтом, оставшимся в Корнуолле. — Леди презрительно хмыкнула. — Она появлялась на трех из четырех последних балов, причем без должного сопровождения, оставалась ненадолго, а потом внезапно уходила. Если бы ты посетил хоть один из тех балов, то увидел бы ее. Странно, — задумчиво произнесла Вайолет, — у меня такое ощущение, что она кого-то ищет.

— Скажи мне, как ее зовут, — потребовал Синжун. — Она редкостная красавица!

— Ее имя леди Флора Ренделл. — Вайолет окинула загадочную леди пренебрежительным взглядом. — Ее муж, должно быть, такой же понятливый, как и твоя жена.

Синжун уставился на прекрасную даму, испытывая необъяснимое чувство, что уже где-то видел ее. Но он не представлял, где мог встречаться с леди Ренделл. Женщину нельзя было назвать рыжеволосой, волосы у нее были поразительного цвета — что-то среднее между корицей и медью, с золотым отливом, создающим интересный контраст оттенков.

Девушка была хрупкой и маленькой, но в ее облике было что-то такое, что делало ее зрительно выше. Как только она остановилась возле входа, все неженатые мужчины, находящиеся в зале, потянулись в ее сторону. Ноги Синжуна сами понесли его к ней.

— Ты куда направился? — раздался раздраженный голос леди Вайолет.

— Хорошенько рассмотреть, что я пропустил за последние несколько недель, — бросил через плечо Синжун, устремляясь к леди Флоре Ренделл.

×