Я его люблю, стр. 3

Ангус закорешился с одним зверем из местных. Ни один соседский кот больше близко не подойдет к нашему коттеджу. Ангусов новый друг - отставной волкодав по кличке Эрроу. Я назвала его отставным, но он, к несчастью, слишком стар и слаб рассудком, чтобы сознавать этот факт. Так что по инерции он нарезает круги, сгоняя в отару подопечных. Правда, последними не всегда оказываются овцы. Попадаются и куры, и проезжающие мимо тачки… и пожилые шотландцы, отправляющиеся за покупками для своих хаггис [7]. Ангус тусуется с Эрроу, они наводят страх на окрестности и разоряют природу в ее нетронутости. Черно-белый кот, которого я вчера видела близ коттеджа на лужайке, сегодня, как оказалось, недосчитался приличного куска своего левого уха.

21.30

Классно и радостно погулять вместе с Ангусом и Эрроу. Они сопровождают меня, молча перебирая мягкими лапами. По крайней мере, в этой бессексбожной дыре у меня подобралась внятная компания.

21.55

Когда наша троица пришла в «Алдэйз», я не могла поверить, что это реально центровое ночное заведение Шотландии.

«Алдэйз», как оказалось, был крошечный круглосуточный супермаркет.

А вовсе не клуб или типа того.

Голимый шоп.

И вся «молодежь» (четверо Джок МакТиков на великах) там ЗАЖИГАЛА. Они расхаживали между стеллажами в торговом зале и слушали волынки! Или рассекали по двору на своих великах, временами заглядывая в магазин, чтобы прикупить кока-колы или Айрн-Брю.

Блин! И quel dommage! [8]

12 ночи

Так вот оно какое, самое крутое ночное заведение Шотландии!

Я сказала маме:

- Ты заметила, какое это исключительно отстойное место?

А она возразила:

- В таких местах каждый сам себя должен развлекать. Создай события сама! А вообще, ты преувеличиваешь!

Фазер объявил:

- Завтра к нам приедет твой кузен. Дважды merde [9]. Иногда в области идиотизма отец достигает устрашающих высот.

Почему я, по его мнению, обрадуюсь встрече с кузеном Джеймсом (маньяком-извращенцем)?

00.50

Крики-вопли, звон бутылок. Звуки и запахи, характерные для отдыха за кружкой пива. Что такое? Может, это местные барсуки собрались на вечеринку? Да нет же! Что-то произошло в главном увеселительном заведении Шотландии! Один Джок МакТик поджег сигарету со стороны фильтра и так закашлялся, что пролил колу на брюки и был вынужден пойти домой.

Нужно помнить: я наслаждаюсь отдыхом в каникулы.

01.00

Честно. Я не шучу.

01.50

Я раздумываю, будет очень негламурно пройти пешком сорок восемь миль до ближайшего городка, чтобы позвонить БЛ?

01.55

Или на своих двоих отправиться в Англию?

Воскресенье, 24 октября

10.20 утра

Все еще в Скотландии.

Куда не кинешь взгляд - всюду клетчатые штаны из шотландки.

10.31

Сколько же часов я уже не видела Робби? Хм, девяносто часов и тридцать три минуты.

10.46

А сколько это в минутах?

11.04

Ой, не знаю. Я не сильна в умножении. Слишком напряжно для моих мозгов. Я пыталась объяснить это нашей математичке, но разве ей втолкуешь, что проблема не в моей излишней занятости записками, которые я строчу одноклассникам, или полировкой ногтей. Она же считает именно так. Какая глупость! На самом деле проблема в некоторых цифрах, которые приводят мой ум в коматозное состояние.

Например, восемь.То же - и в немецком. Как я указывала герру Камьеру, в немецких словах слишком много букв. Это разве нормально? И вообще как можно принимать подобный язык всерьез? Абсолютно невозможно, и именно поэтому я набрала всего 60 процентов на моем прошлом экзамене.

11.50

Я намерена лежать в постели, накапливать силы для целовальных безумств, которые ждут меня дома.

Мама пришла ко мне в комнату с подносом сэндвичей.

- Мама, ты что, с ума сошла? Еда? Для меня? Нет, нет, мне как всегда - кусочек обветренной колбаски.

Она продолжала улыбаться. На самом деле это было как-то зловеще. Она была вся такая сонливо-мечтательная. Рассекала по дому в прозрачной ночнушке. Обалдеть!

- Ты хорошо проводишь время, Джи? Здесь потрясающе, правда?

Я бросила на нее ироничный взгляд. Она не сдавалась:

- Здесь же весело, да?

- Мама, это самое большое веселье с тех пор, как Либби уронила мою косметичку с макияжем в унитаз.

Она поворчала, но вполне умеренно, отступив от своего обычного стиля яростного ворчания. Хотя я демонстративно углубилась в «Не подслащивайте правду для подростков», она продолжала меня грузить о том, как замечательно снова стать «семьей». Мне хотелось, чтобы она немного прикрылась. У других мамы носят красивые элегантные вещи для пожилых, а у нее титьки из-под сорочки выпирают. Да и как им не выпирать? Они же ГИГАНТСКИЕ.

Она сказала:

- Мы подумали, не сходить ли после обеда на карандашную фабрику?

Я даже не потрудилась огрызнуться на эту глупость.

- Посмеемся…

- Нет, не посмеемся. Когда в нашей семье смеялись в последний раз? Если не считать тот случай, когда дед уронил свой зубной протез в лифчик той женщине?

13.00

«Голубки» упорхнули на карандашную фабрику. Им удалось заполучить с собой только Либби, которая полагает, что там ходят люди - карандаши.

Именно люди-карандаши, а не люди, которые делают карандаши. Она хочет встретить людей-карандашей. Она взбесится, когда экскурсия ограничится знакомством со скучными шотландскими парнями, делающими карандаши.

Ох, КАК же я скучаю! Сколько часов целования бездарно упущено!

13.20

Я, пожалуй, выйду, но там не на что смотреть. Все деревья, деревья, вода, холм, деревья, деревья, Джок МакТавиш, Джок МакТавиш.

Какой в этом смысл? Положительный момент в том, что я встречаюсь с Богом Любви!

13.36

Какая радость встречаться с Богом Любви, если об этом никто не знает? В данной ситуации - даже я.

16.00

Может, ему позвонить?

16.30

Я была почти рада увидеть Джеймса с дедушкой, прибывших с дядей Эдди. Почти целую секунду. Дядя Эдди специально арендовал фургончик. Ему, наверное, пришлось выбирать специальный, в котором перевозят самых лысых.

У Джима голос стал совершенно жуткий: из тех, что то и дело меняется от очень низкого до мерзко-скрипучего. Насколько это нормально? И он не обитает в зоне, свободной от угрей. Tout au contraire [10].

Переходя на «шотландский выговор», папа сказал:

- Захдите!

Дедушка засеменил вокруг, силясь изобразить «джигу». В конце концов, его под белы руки завели в коттедж.

Дядя Эдди сказал:

- Без паники, без паники! Я купил запас больших кальсон в цветовой гамме британского флага.

Во имя Людовика Четырнадцатого, что он затевает?

19.00

Меня заставили пойти в паб и сидеть в компании крезанутых взрослых (и Джеймса), чтоб «отметить». Хо-хо! Вот это жизнь! Я попросила у папы 71а Maria со льдом с каплей Сгегпе de Menthe [11], но он притворился, что не слышит. Что еще я могла ждать? По дороге домой мазер-фазер, дядя Эдди и дед, взявшись под руки и образовав цепочку, распевали «Дональд, где твои штаны?», в то время как мы с Джеймсом топали сзади. Было невероятно темно, никаких фонарей или других источников света. Пока мы маршировали домой, взрослые громко хохотали и спотыкались о препятствия, а дедушка вдобавок портил воздух. И тогда произошло нечто ужасное.

×