Комната мертвых, стр. 72

Она вспомнила предостережение своего спецназовского инструктора: «На каждой пуле написано имя адвоката».

Из-под темных очков Дарби окинула взглядом море преимущественно мужских лиц, окружавших ее со всех сторон. Они слушали и смотрели. На нее. Она уже привыкла к подобным взглядам. Кое-кто из офицеров, она ничуть не сомневалась в этом, уже знал, что случилось на самом деле. В Управлении полиции Бостона такого понятия, как тайна, попросту не существовало. Она также была уверена, что некоторым из них очень хотелось бы знать, нет ли их голосов или имен на флеш-карте Кендры Шеппард.

Дарби не позволили просмотреть или прослушать те файлы. Высшее бостонское руководство немедленно изъяло все, включая ее телефон с записанным разговором с Чадзински.

На протяжении всей недели гибель комиссара полиции оставалась новостью номер один, хотя национальные СМИ больше интересовались трупом, найденным в заброшенной автомобильной мастерской в Восточном Бостоне: тело принадлежало специальному агенту Джеку Кингу, который вместе с Фрэнком Салливаном и тремя другими федеральными агентами предположительно погиб еще в тысяча девятьсот восемьдесят третьем году.

Официальных комментариев от ФБР не последовало. А вот аппарат по связям с общественностью Управления полиции Бостона уже трудился на полную катушку.

Его официальный представитель сообщил об обнаружении сотрудниками Бюро судебно-медицинской экспертизы тел еще двух «умерших» федеральных агентов — Питера Алана, который был найден мертвым в подвале дома, принадлежащего Кевину Рейнольдсу, и Стивена Уайта, убитого в Уэллсли в доме Джейми Руссо, жертвы так и не раскрытого проникновения со взломом, в ходе которого погибли ее муж и двое детей. Представитель по связям с общественностью не стал вдаваться в подробности «проводимого расследования», но сообщил, что комиссар полиции Чадзински была застрелена из пистолета калибром девять миллиметров, принадлежащего Артуру Пайну, детективу из Белхэма, который, в свою очередь, погиб в автомобильной мастерской вместе с бывшим федеральным агентом Джеком Кингом.

Бостонская пресса со ссылкой на «источник, близкий к ходу расследования» уточнила, что Чадзински была убита при попытке предотвратить раскрытие четырех агентов ФБР, которые предположительно погибли вместе с Фрэнком Салливаном в июле тысяча девятьсот восемьдесят третьего года.

Представитель по связям с общественностью не пожелал уточнить, что делала комиссар полиции в заброшенной автомастерской.

В прессе появилась масса спекуляций на тему, жив ли Фрэнк Салливан до сих пор, но ни его настоящее имя, ни тот факт, что он был федеральным агентом, при этом не упоминались.

Дарби посмотрела на часы, думая о том, что же случилось с четвертым и последним агентом, Энтони Фриссорой. Насколько ей было известно, его пока так и не нашли. И она сомневалась, что когда-нибудь найдут.

Священник произнес душещипательный панегирик о Чадзински, которая «долгие годы отдала беззаветной борьбе за торжество справедливости» и прилагала «поистине беспримерные усилия по поддержанию законности и правопорядка на улицах Бостона». Дарби почти не слушала его, разглядывая засыпанный цветами гроб и думая о Джейми Руссо.

Она дважды пыталась поговорить с ней. И каждый раз Руссо показывала ей один и тот же клочок бумаги, на котором было написано: «Адвокат настоятельно советует мне ни с кем не разговаривать. И я не могу позволить вам общаться с Майклом или Картером. Случившееся глубоко травмировало их, в чем вы, я уверена, прекрасно отдаете себе отчет. Их лечат в этой же больнице. Врачи любезно позволили мне остаться здесь до тех пор, пока их не выпишут».

Дарби знала, что у женщины действительно есть адвокат. Полиция Уэллсли обнаружила бумажник, принадлежавший Бену Мастерсу, и мобильный телефон, который не являлся собственностью Джейми Руссо. Полиция также нашла и «магнум» 44-го калибра. Поскольку Уэллсли не подпадает под юрисдикцию Бостона, все улики были переданы для обработки в лабораторию штата. От Рэнди Скотта Дарби слышала, что баллистическая экспертиза подтвердила факт стрельбы из «магнума» в доме в Белхэме, Джейми Руссо, наблюдая из лесу за происходящим в бинокль своего супруга, устроила пальбу, чтобы ворваться в дом и спасти Шона Шеппарда.

Наконец подхалимский и неискренний панегирик завершился. Присутствующие склонили головы и принялись молиться.

Дарби почувствовала, как в кармане завибрировал ее новый телефон «БлэкБерри».

Пришло сообщение от Купа. Она прочла его и стала ждать.

Дарби смотрела, как гроб опускают в землю, и в памяти ее всплыли другие похороны. Тогда элегантный гроб с телом ее отца тоже опускался к месту последнего успокоения, а по ее щекам текли слезы и она ничего не видела вокруг себя, даже трава и та потускнела. Отец был одет в свой единственный черный костюм, и Дарби вспомнила, как еще подумала, а могут ли недавно умершие чувствовать жару и не мучается ли от нее отец в гробу. Она хотела спросить об этом мать, но Шейла вовремя увела ее от могилы.

Теперь и мать мертва и похоронена рядом с отцом, а она, их дочь, стоит у гроба женщины, которая приложила руку к убийству Биг Рэда. Почему? Потому что так посоветовал ей адвокат. Потому что это выглядит хорошо. Она здесь для того, чтобы соблюсти приличия. Интересно, что подумал бы отец, знай он о том, что она сейчас стоит здесь?

И вдруг тишину вокруг нарушили звонки мобильных телефонов. Священник был раздосадован и одарил толпу недовольным взглядом, показывая, что церемониал нарушен помимо его воли. Но это не помешало всем присутствующим достать свои телефоны.

Дарби постаралась заглянуть каждому из скорбящих в лицо. Особое удовольствие ей доставило выражение тупого недоумения на лице мэра, когда он слушал отрывок из ее разговора с комиссаром полиции. Всю последнюю неделю Куп работал не покладая рук, теребя своих друзей и осведомителей, чтобы раздобыть номера мобильных телефонов всех бостонских шишек, Дарби дала ему телефоны влиятельных особ в Управлении полиции Бостона, которые присутствовали сейчас на похоронах. Первый этап ее плана вступил в действие.

На втором этапе предполагалось отправить сообщения средствам массовой информации, предложив им бесплатно прослушать запись беседы комиссара полиции Кристины Чадзински на популярном интернет-сайте «YouTube» [18].

Мэр нажал кнопку отбоя и взглянул на нее. Глаза его метали молнии. А потом он наклонился к безутешному супругу Чадзински, что-то пробормотал ему на ухо и принялся протискиваться сквозь толпу. Его примеру последовал сенатор.

Толпа вокруг Дарби стала быстро рассеиваться. Священник выглядел растерянным и озадаченным.

Дарби с интересом наблюдала. Рэнди Скотта она заметила только тогда, когда он заговорил.

— Что происходит?

— Не знаю, но что-то не очень хорошее, — откликнулась Дарби. — А что ты здесь делаешь?

— Я подумал, тебе будет интересно узнать, что мы отыскали доктора Векслера во Франции. Сейчас решается вопрос о его экстрадиции в Штаты. Он договаривается с федералами, пытаясь заключить с ними сделку.

«Сделка…» — подумала Дарби, глядя, как присутствующие поспешно разбегаются с кладбища.

— Федералы потихоньку прибирают расследование к рукам, — продолжал Рэнди. — Теперь, когда к ним обратился доктор Векслер, они попросили дать им возможность взглянуть на картинки, которые ты передала в отдел фотосъемки. Я слышал, что Управление полиции Бостона намерено подыграть им. Началась торговля: «Я скажу тебе это, если ты скажешь мне то».

«А потом они сыграют заключительный раунд игры под названием «Ликвидация последствий». Я потру спинку тебе, а ты потри мне».

— Я работаю с одним парнем из криминалистической лаборатории штата, — сказал Рэнди. — На прошлой неделе мы с ним обменивались обнаруженными вещественными доказательствами. Так вот, по его словам, из надежного источника ему стало доподлинно известно, что Кевин Рейнольдс — федеральный агент.

вернуться

18

YouTube — интернет-сервис, предназначенный для просмотра и размещения созданного пользователями видео со всего мира.

×