В мечтах все возможно, стр. 3

В сущности, Амелия оказала ему услугу, бросив его, когда он отказался поступать в колледж и отдал деньги, скопленные на учебу, своей овдовевшей матери. Если бы она осталась с ним, он стал бы частью ее мира и сейчас уже вовсю трудился бы на благо какой-нибудь корпорации, превратившись в очередного «джареда».

Кстати, в последнее время Грэг заметил, что приятель Сьюзен куда-то пропал. С его исчезновением в доме стало тише. Грэг обрадовался этому обстоятельству не только из-за личных симпатий к Сьюзен, но и потому, что Джаред не упускал случая, чтобы унизить и задеть ее. Грэг никак не мог забыть случай, когда Джаред отправился на пробежку и случайно захлопнул за собой дверь. Сьюзен была в это время в овощном магазине. Джаред вызвал Грэга и, к изумлению последнего, стал обвинять в случившемся не себя, а Сьюзен.

В общем, избавившись от этого самовлюбленного, напыщенного брокера, Сьюзен должна была почувствовать облегчение. Правда, ей наверняка не очень приятно. Но, поскольку она подруга Терри, та вполне могла посоветовать Сьюзен обратиться к Грэгу.

Он был не против помочь. Ему нравилось говорить с женщинами об их личной жизни. Ему нравилось флиртовать. Поэтому, когда Терри поцеловала его, он ответил ей. А разве можно винить мужчину за то, что он украл парочку грешных, но сладких поцелуев? Однако в случае с Терри - как и во всех остальных случаях он мягко, но решительно пресек попытки углубить отношения.

Грэг старался сдержать волнение, однако предчувствие чего-то удивительного нахлынуло на него, когда он позвонил в дверь Сьюзен.

Глава вторая

Он сразу заметил, что Сьюзен так и не переоделась - она была в своем черном деловом костюме, который чем-то напоминал доспехи. Черный бархатный бант по-прежнему держал в плену ее волосы, исключая всякий намек на кокетство. Она даже не сняла черные туфли-лодочки. Странно, он полагал, что женщина, вернувшись домой, первым делом отшвыривает их в сторону.

Может, она вообще не горит желанием изливать ему душу. С чего он это взял? Возможно, у нее действительно текут трубы под раковиной.

- Вы скоро уходите? - спросил Грэг. - Потому что я могу починить течь и в ваше отсутствие. - Он улыбнулся в надежде вызвать у нее ответную улыбку. - И не беспокойтесь за фамильное серебро.

- Нет, я никуда не ухожу. - Так и не улыбнувшись, Сьюзен отступила на шаг назад. -Входите.

- Хорошо. - Значит, они будут разговаривать. Просто разговаривать. И никаких поцелуев.

Грэг вошел в комнату и сразу обратил внимание на белый интерьер, а запах хвои заставил его обернуться к стоявшей в углу елочке. Грэг давно догадался, что у Сьюзен «пунктик» насчет порядка, поэтому не удивился тому, что елочные украшения и гирлянда расположены абсолютно симметрично. Он даже представил, как Сьюзен, развесив их, отходит назад и, слегка прищурившись, придирчиво оценивает, все ли ровно, везде ли соблюдена цветовая гамма.

- Мне нравится ваша елка. - Грэг снова улыбнулся.

- Спасибо. - Она все еще заметно нервничала.

Безупречную белизну интерьера нарушала только алая подушка посреди белого дивана... То ли интуиция, то ли прочитанные когда-то учебники по психологии подсказали Грэгу, что подобное сочетание цветов при таком расположении предметов говорит о сексуальности Сьюзен. И, может статься, под этими доспехами строгого костюма прячется нежная и страстная натура.

Грэг напомнил себе, что пришел сюда не для того, чтобы определять сексуальность Сьюзен. Сначала он подтянет болты, которые она, скорее всего, отвернула нарочно, а потом выслушает жалобы на бывшего друга. Может, он пригласит ее на ужин в китайский ресторанчик, а потом убедит, что она слишком хороша, чтобы убиваться по парню, который ее бросил.

И все же внешний вид и поведение Сьюзен казались ему странными. Она совершенно не была похожа на женщину, которая собирается раскрывать душу.

- Труба течет уже три дня. - Сьюзен повела Грэга в ванную. - Просто возможность позвонить вам представилась только сейчас.

Чтобы попасть в ванную, нужно было пройти через спальню - женскую спальню, наполненную розовым цветом. Покрывало на постели усеяно розами, занавески - алые, уютное кресло у окна. Все так мило и невинно. Только что это на кровати, на подушке? Одетая в ярко-алый бархат, с проказливой улыбкой на личике маленькая кукла с надписью на груди. И, пожалуй, эта надпись говорит гораздо больше, чем алая подушка в гостиной: «Бес попутал».

Воистину, в тихом омуте...

В спальне витал едва уловимый запах роз, а вот ванная просто тонула в этом аромате. В воображении Грэга вспыхнул образ Сьюзен - обнаженной, втирающей ароматные масла в нежную кожу... «Бес попутал».

Пытаясь совладать с разбушевавшимся бесом, Грэг присел на корточки, открыл дверцы шкафчика под раковиной. Но бес не сдавался. И воображение продолжало рисовать перед его глазами Сьюзен, только что принявшую душ, нагую. Он почти чувствовал ее влажную, нежную кожу. Грэг встряхнул головой, пытаясь отогнать видения, и тупо уставился на розовое полотенце, подоткнутое под трубу.

Грэг рассчитывал, что Сьюзен позвонила ему, потому что ей нужно было кому-то пожаловаться. Он знал, что она застенчива, и решил, что именно поэтому она предстала перед ним в деловом костюме. Просто леди не из тех женщин, которые легко впускают кого-то в свой мир. Тем интереснее будет Грэгу выполнять свою «миссию», заключающуюся в том, чтобы помогать женщинам раскрываться и делиться своими переживаниями.

Но на сей раз Грэг сомневался в своем хладнокровии, обычно присущем врачам. Сможет ли он контролировать себя, когда Сьюзен доверится ему и станет доступной и уязвимой?

- Что-нибудь серьезное? - поинтересовалась Сьюзен.

- Нет. - Грэг прочистил горло. - Всего лишь мелкая неполадка.

Он опустился на колени и открыл ящик с инструментами, достал фонарик, посветил на трубу. Причиной течи была ржавчина.

Сьюзен ничего нарочно не ломала, не пыталась заманить Грэга к себе, ее звонок был обыкновенным деловым вызовом. Ничего личного.

Когда Грэг вошел в квартиру, Сьюзен поняла: она должна солгать, что опаздывает на встречу, и сбежать. Она почувствовала запах цитрусового крема для бритья, и у нее закружилась голова. Этот парень, кажется, сводит ее с ума.

Она уже не могла уйти, оказавшись во власти очарования Грэга. Когда он наклонился, чтобы завернуть вентиль под раковиной, его мышцы под рубашкой многообещающе напряглись... Это небрежное, бессознательное движение было бесподобно и так... сексуально.

- Вам что-нибудь принести? - спросила Сьюзен. - Воды, кофе, чего-нибудь прохладительного?

- Нет, спасибо. - Грэг сел на пол и достал из ящика гаечный ключ. То, как он держал его, заставило Сьюзен вздрогнуть. У идеального любовника, по ее мнению, должны были быть именно такие руки - твердые, уверенные и в то же время нежные. На запястье - простые часы, которые можно купить в любом супермаркете. И он не носит колец. Это неудивительно - донжуану ничто не должно мешать.

Конечно, занявшись любовью с таким человеком, можно расслабиться и позволить себе многое. Не надо гадать, получится ли из него любящий муж и заботливый отец и произведет ли он хорошее впечатление на будущую тещу. И самое главное - никаких переживаний по поводу того, что он может ее бросить. Ведь они ничего не будут друг другу обещать. Они просто получат удовольствие от секса - и больше ничего...

Грэг посмотрел на нее.

- Может, вы хотите пойти приготовить себе ужин?

Сьюзен отвела глаза.

- Все в порядке, я сегодня довольно поздно пообедала. - Меньше всего она думала сейчас о еде.

- Мне нужно разобрать раковину и отнести ее вниз, у меня там запчасти. Не уверен, что смогу быстро все починить. Надеюсь, это не доставит вам больших неудобств?

×