В мечтах все возможно, стр. 2

- Я так не смогу, - робко возразила Сьюзен. Мимолетный флирт не в ее стиле, слишком часто такие авантюры заканчиваются трагично. Например, как у ее родителей, разводом.

- Ты не знаешь, от чего отказываешься, - настаивала Терри. - Только подумай - за три года, что Грэг работает в нашем доме, он наверняка поднаторел в том, как легко и непринужденно собрать осколки разбитого женского сердца.

Не говоря уже о его способности довести женщину до заоблачных вершин. Неважно, готова ли была Сьюзен сознаться в этом, но сия мысль лишила ее душевного спокойствия.

- Грэг неисправимый романтик и знает, как сделать женщину счастливой.

Сьюзен взглянула на подругу. Терри с завязанными в хвост светлыми волосами, в красно-пурпурном повседневном наряде воплощала в себе женщину, которая умеет добиваться своего. Сьюзен же никогда не бросала вызов судьбе, она просто ждала. Конечно, результаты этого ожидания не всегда были приятными. Например, Джаред, завязавший отношения со Сьюзен, вероятно, лишь для того, чтобы превратить ее в сексуальную кошечку.

Она отрицательно покачала головой.

- Я... я не готова к подобной авантюре.

Терри внимательно посмотрела на нее и улыбнулась.

- Знаю, милая. Это одна из причин, почему я привела тебя в клуб. Здесь лечат от лени и стеснительности.

- Посмотри на меня! Я никогда не рискую, именно поэтому и работаю в отделе финансового анализа, а не в отделе продаж, как ты. Но я благодарна тебе за информацию... за доверие и обещаю, что сохраню все в тайне.

- Нет, послушай, тебе стоит внести в свою жизнь разнообразие, тебе правда...

- Давай вернемся на тренажеры, - решительно оборвала Сьюзен, хотя все ее тело ныло от усталости. Но это был единственный способ отвлечь Терри от разговора о Грэге.

* * *

Мышцы у Сьюзен болели безумно, но зато Терри не возобновляла беседу о Грэге до самого дома.

- Так ты подумала о моем предложении? -спросила Терри, когда они вошли в лифт.

- Нет, - солгала Сьюзен. Как ни странно, каждый раз, когда она ощущала боль в мышцах, в голове возникал образ Грэга.

- Ты накажешь сама себя, если не воспользуешься его услугами.

- Я подумаю об этом, - пообещала Сьюзен, чтобы заставить Терри замолчать.

Лифт остановился на третьем этаже, и, волоча за собой спортивную сумку, Сьюзен вышла в коридор.

- Увидимся утром, если я, конечно, смогу ходить, - с упреком сказала она.

- Все обойдется. Прими ванну с той солью, что я подарила тебе на день рождения.

- Хорошо. Пока.

Дверь лифта закрылась, и Сьюзен позволила себе немного расслабиться. Она так вымоталась, что предпочла бы стать толстой и неповоротливой, чем снова идти в тренажерный зал, но в ближайшие дни она, конечно же, вернется туда, потому что стоит ей чем-нибудь заняться, и она стремится довести дело до конца, до совершенства. И сейчас она сдаваться тоже не собирается. Только немного отдохнет, понежится в теплой ванне с солью.

Сьюзен вошла в квартиру, закрыла за собой дверь и с удовольствием окинула взглядом царящий вокруг порядок. Пока здесь жил Джаред, о таком можно было и не мечтать. Он не только разбрасывал свои вещи - с этим Сьюзен еще могла смириться, - но постоянно высмеивал ее любовь к порядку. Теперь, когда они расстались, Сьюзен поняла, как сильно задевали ее подобные насмешки. Кроме того, это ее квартира, и она имеет полное право расставлять вещи так, как ей хочется.

Джаред не мог и, наверное, не хотел понять, что во многом душевный покой Сьюзен зависел от порядка вокруг нее. Развод родителей был ужасным, изматывающим нервы процессом, десять лет спустя мать все еще вспоминала о нем с негодованием и болью. Сьюзен не могла изменить прошлое, но могла создать атмосферу покоя и уюта хотя бы в собственной квартире. Поэтому она оформила свою просторную гостиную в белых тонах. Единственным ярким пятном была алая бархатная подушка, небрежно брошенная на середину дивана.

Украсить квартиру к Рождеству Сьюзен решила тоже в светлых тонах. Несколько лет она пыталась воссоздать атмосферу радости, которая царила в их доме, когда Сьюзен была ребенком, но пока все ее попытки заканчивались неудачей. Впрочем, Сьюзен не сдавалась и продолжала экспериментировать.

В углу комнаты, на столе, покрытом белой скатертью, стояла небольшая елочка. Сначала Сьюзен хотела нарядить ее тоже в белое, но передумала и украсила ветки разноцветными шариками и гирляндой.

Оставив сумку в гостиной, Сьюзен направилась в спальню. Она не помнила, когда в последний раз так уставала. Возможно, теплая ванна избавит ее от боли в мышцах. Медленно, неуклюже раздевшись, она включила воду и открыла дверцу шкафчика под раковиной, чтобы достать флакон с солью. Флакон стоял в луже воды.

Несколько секунд Сьюзен растерянно смотрела на лужу. Что это? Судьба? Или мелкая неприятность? Но судьба не может быть столь жестокой, хотя равномерное, упорное капанье воды говорило об обратном.

Сьюзен сняла с вешалки полотенце и подоткнула его под трубу. Пока этого хватит, а если регулярно менять полотенце, то можно отложить неизбежное на несколько дней. Но она прекрасно понимала, что не сегодня и, возможно, не завтра, но ей придется вызвать мастера.

Когда из тридцать шестой квартиры позвонила Сьюзен Тэлбот и сообщила о течи под раковиной, сердце у Грэга забилось чаще. Прошло уже полтора года с тех пор, как он увидел ее в первый раз и с того момента потерял покой.

Его очаровывали ее вьющиеся волосы цвета красного дерева, которые она обычно усмиряла бантом, заколкой или шпильками. Но однажды Грэг увидел, как эти волосы струятся по плечам, и у него перехватило дыхание.

Фигура у Сьюзен была потрясающая, но Грэг обнаружил это только посредством долгого пристального наблюдения. В рабочие дни Сьюзен носила строгие костюмы нейтральных тонов, а в выходные надевала мешковатые свитера и просторные рубашки. Похоже, она нарочно пыталась свести свою привлекательность до минимума.

Все это интриговало Грэга, а когда ему представилась возможность заглянуть в глаза Сьюзен, он понял, что попался. Он всегда был неравнодушен к голубым глазам, а у Сьюзен они были того же оттенка, что у сиамских кошек. И еще ее глаза светились таким умом, такой душевностью, что Грэг едва не нарушил свое правило не влюбляться и не встречаться с женщинами, живущими в этом доме.

Но неожиданно на сцене возник брокер Джаред и спас Грэга от рокового промаха. Разум восторжествовал - Грэг не мог позволить себе серьезных чувств к какой-либо из своих соседок. А все они, судя по арендной плате, деловые дамы с весьма высокооплачиваемыми должностями. Он же - всего лишь слесарь, мастер жилищного сервиса.

Конечно, он серьезно рисковал, разговаривая с ними и наставляя в сердечных делах, но он не мог отказать себе в удовольствии помочь вернуть этим барышням самоуважение после ссор и разрывов с их высокооплачиваемыми, высокообразованными приятелями.

Но это не значило, что Грэг собирался превращать дружбу в нечто большее и затаскивать этих женщин в постель, хотя некоторые были явно не против. Он мог отвлечься от сексуального влечения и внимательно выслушать собеседницу. Очень внимательно. Но, слушая, он понимал, что эти женщины, помешанные на карьере, никогда не заведут серьезных отношений с человеком, у которого нет высшего образования, и в конце концов либо бросят его, как бросила Амелия, либо попытаются перевоспитать.

Грэг взял тяжелый деревянный ящик с инструментами, который достался ему после смерти отца, и по лестнице поднялся на третий этаж. Наверное, он единственный человек в мире, который не любит лифты, а если человек не любит лифты, то нечего и думать о том, чтобы добиться больших успехов в бизнесе. Ведь кабинеты важных боссов находятся на верхних этажах высотных деловых центров, и если предпринять восхождение пешком, то неизбежно взмокнешь и испортишь свой костюм от Армани.

×