Заговор теней, стр. 2

Началось это в конце второго курса, когда распалась пара Нейла и Леи. Разошлись они тихо-мирно, как только демонесса поняла, что дракон уже не испытывает к ней и толики любви.

Когда браслет верности Вира снова проявился, все надеялись, что у него с Ари все получится. Но амулет тускнел на глазах, и хоть эльф его не снимал, но над парой больше не было благословения светлой богини, а значит, и их брак уже считался недействительным. Несмотря на то что Вир сопротивлялся, боролся за свою любовь, он все же проиграл.

В конце третьего курса, не желая видеть эльфа, Ари упросила директора отправить ее на стажировку в Академию некромантов и некромагов, чтобы наверстать упущенные знания по современной некротехнике, которую она не могла изучать, пока была в призрачном состоянии. Там она провела все лето. Потом весь следующий четвертый курс она бегала от Вира с виртуозностью вора. Загнав ее в угол на одном из официальных мероприятий где-то в середине года, эльф получил в лицо: «Ненавижу тебя! И видеть больше не хочу!» Виру все же пришлось отступить.

Весть о том, что место девушки эльфа вакантно, немедленно облетела всю академию. Кстати, Лея небезосновательно подозревала, что слух этот пошел от самой Ари. И на Вира началась охота. Его привораживали, поили любовными зельями, наводили на себя гламур и пытались соблазнить, шли на такие ухищрения, о каких даже в дамском романе не всегда прочитаешь. Эльф был непреклонен.

С Леей, также оставшейся одной, парни вели себя осторожнее. Демонесса могла очень быстро поставить зарвавшегося поклонника на место. Достаточно было изобразить фирменный оскал «Повелительница народа демонов в гневе». Тем не менее всегда находились желающие попробовать свои чары. Девушка какое-то время это терпела. В общей массе были поклонники, ее развлекавшие. Но в конце концов рвущиеся в алхимическую лабораторию студенты с серенадами, конфетами и признаниями ей надоели. Тем более что чаще всего они делали это очень не вовремя, и дело редко ограничивалось одним локальным взрывом.

Вернувшись с летних каникул в начале пятого курса, Вир и Лея заключили договор – они изображают из себя влюбленную пару и при этом, не отвлекаясь на поклонников, пытаются придумать, как вернуть своих любимых. Точнее, как раскрыть им глаза на то, что их настоящие половинки – рядом и не надо никуда ходить и искать.

Если ничего не получится (а каждый допускал такую возможность), то брак будет заключен уже между Леей и Виром, и пускай остальные катятся подальше!

– Возвращаемся? – спросил эльф, мгновенно уловив, что демонесса успокоилась.

Лея покачала головой:

– Нет, идем сюда! Скорее!

– Сюда?

Темнота коридоров рассеивалась от двух тусклых магических светильников. Эльф тихо скользил вслед за девушкой, летевшей по коридору в паре десятков сантиметров от пола.

Подойдя к двери в конце коридора, Лея показала на нее и начертила руну подслушивания. Вир повторил ее движения, уловив за дверью ветер… Примирившись с сущностью палача, которую раньше ненавидел, эльф приобрел больше, чем потерял. Он открыл в себе дар ветра перемен: то, что раньше он чувствовал еле-еле (засады, опасность смерти, близость врагов) и приписывал чутью убийцы, оказалось частью его темной стороны. Ветер пел тогда, когда в жизни ожидались перемены, когда произносились важные слова или происходили значимые вещи.

– Я говорил! И повторю тебе еще раз! Это была отвратительная идея! Стоило только отвернуться – и что вы натворили? Я же вам сказал, что здесь, на территории академии, не должно и камня с дороги пропасть! Не то что люди и дети!

– Да ладно, мастер! Ну, пропали и пропали. Никто же не забеспокоился. Все в полном поря-адке!

– Не забеспокоились? – Мастер зарокотал от гнева. – Да сегодня на представлении будет полно магов!

– Ну и что? Наше представление совершенно! Пускай полюбуются. Все равно ничего не найдут и не поймут!

– Так… – Судя по грохоту, мастер ударил по столу кулаками, зазвенела разбивающаяся посуда. – Людей уже отправили на переработку?

«Чего? – Лея посмотрела на Вира и мысленно спросила: – Я не ослышалась, переработка?»

«Мне больше нравится то, что все похищенные живы. Надо будет найти людей и вернуть их».

– Нет. – У таинственного собеседника слегка задрожал голос.

– Значит, перепрятать их. Стереть память. Когда будем ехать, высадим их в другом городе и уже там убьем.

– Мастер, – ахнул второй, – но это же напрасная трата драгоценного топлива!

– Не спорить! Завтра покидаем это место.

– Но билеты…

Лея отодвинулась от двери и показала Виру на потолок. Эльф понятливо кивнул и через миг, закрепив магией веревку с кошкой, всегда висевшую у него на поясе, был уже наверху, следом подтащил и Лею.

Дверь номера, где происходил такой интересный разговор, распахнулась, ударившись о стенку. В коридор выскочил мужчина с двумя топорами. Оглядевшись по сторонам и никого не увидев, он вернулся в комнату, что-то бормоча себе под нос.

– Теперь возвращаемся, – тихо шепнул Вир. – И скорее – к цирку.

Лея кивнула.

Проводив взглядом ушедшего вслед за Леей Вира, Нейл с кислым видом уставился в кружку с пивом.

Карен взглядом указала Стару на дракона, а сама поднялась.

– Пойду куплю чего-нибудь поесть, – промурлыкала она, удаляясь.

Вампир повернулся к другу:

– И?

Нейл развел руками:

– Бесполезно. Она закрыла от меня дракончика. Я не могу прочитать ничего сверх того, что она желает мне показать.

– А показать она желает очень мало и все не то, что надо. – Губы вампира исказила циничная усмешка. – И почему ты никогда не думаешь перед тем, как что-то сделать? Горячая голова в некоторых вопросах приносит только проблемы.

Дракон понурился:

– Ну дурак я, дурак! Что же теперь поделаешь? Голову посыпать пеплом я не буду. Просить на коленях прощения? Так уже поздно. К тому же Лея постоянно с Виром – не стану же я отбивать девушку у лучшего друга.

Вампир покрутил пальцем у виска. Нейл вздохнул и замолчал. Ну да, он повел себя очень глупо.

Поначалу все шло хорошо. Он и Лея понимали друг друга с полуслова, с полувзгляда. Очень медленно, неуверенно, но демонесса начала открываться. Теперь она, непробиваемая железная леди, все знающая и умеющая, становилась хрупкой девушкой, которая хочет спокойствия и уверенности в завтрашнем дне и которой есть на кого опереться. А главное, Нейл понял, что Лея устала постоянно казаться сильной и просто хочет побыть самой собой.

И хоть это было весьма неожиданно, но очень… приятно. А потом Нейл задумался о том, что будет дальше. И пошло-поехало.

Он сам придумал себе и Лее миллион отговорок. Демонесса же уловила, к чему идет дело, и мягко разорвала отношения. Нейл же, к своему удивлению, после этого встречаться с другими девушками не смог. Вольно или невольно он постоянно сравнивал их с Леей, и сравнение редко оказывалось в пользу новой «пассии».

Вздохнув еще тяжелее, Нейл скользнул взглядом по залу, знакомых в нем не оказалось… Грядущая ночь обещала быть холодной.

Вернулась Карен, поставила на стол тарелки с жареным мясом и гарниром, устроилась рядом с вампиром. На недоуменные взгляды молодых мужчин весело пояснила:

– Мама меня учила, что голодный мужчина – злой мужчина.

– А Вир?

– А Вира сейчас Лея накормит. Вон она с поваром воюет. – Карен мило улыбнулась.

Курсе на четвертом девушке начали сниться сны с участием ее умершей мамы. Аника пробудилась в кровной памяти и рассказывала своей дочери об истории их рода, о способностях второй половины души Карен, в которой была частица сущности могущественного демиурга, и о многом другом.

Спустя пару минут Лея и Вир присоединились к ребятам.

– Что у нас с собой из оружия? – спросил эльф. – Не в магическом кармане, а при себе?

Дракон и вампир переглянулись и удивленно повернулись к Виру.

– Однако странный вопрос. – Поняв, что друг не шутит, Стар задумался. – Помимо полуторника у меня с собой кастет, кинжал, пара боевых зелий.

×