Когда есть ты, стр. 2

— Сюзанна была расстроена? Это не в ее характере.

— Все в данной ситуации не в ее характере.

— Хм?

Зара пожала плечами.

— Сьюзи внимательная, немного осторожная. По-моему, она жалела о своем опрометчивом решении — насчет того, чтобы выйти за вас замуж. Без обид, но ваш брак — скорее сделка, чувства здесь нет.

— Мы встречались.

— Один раз или два? Едва ли это основания для свадьбы.

— Не веришь, что между нами что-то есть? — Его голос стал холодным, как порыв северного ветра, пробирающий до костей.

Девушка нервно накрутила на палец прядь волос.

— Возможно, но по телефону она говорила расстроенным голосом, и тот факт, что она передумала…

— Вы виделись накануне? — Он подозрительно сузил глаза.

— Мы вместе ужинали. Она казалась очень неуверенной.

Должно быть, в ее голосе что-то прозвучало, и это заставило его резко повернуться.

— И ты поделилась своими мыслями о браке, правильно?

— Я не принуждала Сьюзи, если вы это имеете в виду.

— Конечно, нет, ты только предложила ей подумать.

— Да, посоветовала. — Зара даже не пыталась извиниться. Его глаза угрожающе потемнели. — Почему вы приехали сюда? И зачем искали меня?

— Чтобы выйти на Сюзанну. Нас священник ждет.

О нет, он же не собирается заставлять Сьюзи выйти за него замуж! Надо ему помешать.

Алекс повернулся к машине. Вдруг налетел ветер, от резкого порыва девушка задохнулась. Раздался грохот, мотоцикл упал на землю. Она бросилась поднимать стального коня, но мужчина ее опередил. Они вместе выровняли руль, их плечи и руки соприкоснулись, и Зара снова почувствовала электрический разряд и, не поднимая головы, пробормотала слова благодарности. Ей не нужно знать, что испытывает этот человек, пусть фантазии останутся фантазиями.

Подножка у мотоцикла оказалась сломанной.

Если бы попугайчики не попрятались, предчувствуя бурю, сейчас бы хохотали в голос! Зара перекинула ногу через сиденье и ждала, пока он поднимал ее шлем и перчатки с земли. Алекс стал отряхивать пыль о свои невероятно дорогие брюки.

— Не нужно, — попросила она, взбудораженная видением: ее шлем у его бедра. — Давайте!

Он не отдал и рукой указал на небо.

— Гроза собирается.

Зара откинула голову назад и пристально взглянула на тяжелые, низко плывущие облака.

— Думаю, нам нужно поскорее уезжать.

— На мотоцикле?

— Я живу в Мельбурне и привыкла к капризам погоды.

— Здесь не город. Последние несколько метров дороги оказались слишком круты даже для моего автомобиля. — Он крепче прижал шлем к бедру. — Может, тебе стоит отсидеться в укрытии?

— О нет, — Зара покачала головой. — Я не могу, мне нужно домой.

Он секунду смотрел на нее.

— Тогда тебе лучше ехать со мной.

— А как же мой мотоцикл? Это мое единственное транспортное средство. Я не могу оставить его здесь.

— Я пришлю кого-нибудь забрать, — он усмехнулся, — твое транспортное средство.

Вот, пожалуйста! Одно слово — и проблема решена. Зара и не представляла, как жить в таком мире. Она хмыкнула.

— Не знаю, хочу ли я…

— Быть запертой здесь, когда разразится буря?

Не то чтобы она намеревалась сказать это, но суть он уловил. Нет, она не хотела остаться здесь, в уединенном месте, с этим человеком со стальными глазами.

— Я только спрячу мотоцикл от дождя.

— Приятно сознавать, что ты можешь поступать разумно.

— Когда хочу, я могу быть разумной, — отозвалась Зара, передразнивая его.

О настоящей причине она решила умолчать. Лучше оказаться рядом, когда он найдет Сюзанну, и не дать ему возможности силой принудить ее к браку.

Зара ясно видела, что Алекс Карлайл предложил ей поехать вместе с ним лишь из вежливости и был разочарован, когда она согласилась.

Он не хотел брать девушку в свою машину, но что было делать? Ветер разыгрался не на шутку, поднимал тучи пыли, ломал ветви на деревьях. Алекс вырос в самом сердце австралийской пустоши и умел предсказывать погоду. Ему пришлось предложить свои услуги, а теперь вот сиди и мучайся.

Зара Ловетт. Почему он раньше мало что слышал об этой девушке?

У нее невероятно красивые длинные ноги, затянутые в черную кожу. Мимо них даже монах бы не прошел, а он не монах.

Алекс сфокусировал внимание па дороге, стараясь не смотреть на пассажирское сиденье. Волосы цвета золотистого меда, светло-карие, почти желтые глаза и тонкие, высокие, драматически изломанные темные брови. Лицо, пожалуй, слишком длинное, нос великоват, рот довольно широкий — девушка скорее эффектная, чем красивая.

Впрочем, одного его взгляда на длинные ноги оказалось достаточно, чтобы он почувствовал желание.

Алекс услышал, как она задвигалась, раздалось металлическое звяканье, жужжание молнии. Куртка. Он вовсе не хотел, чтобы она расстегивала свою куртку! Ему не нужно знать, что кроется под черной кожей.

Стало трудно дышать, Господи, что это с ним? Он словно подросток на первом свидании. К тому же она подруга Сюзанны!

Зара с тихим вздохом откинулась на спинку, подняла руку, чтобы пригладить волосы. Он уловил аромат женщины, смешивающийся с запахом духов и кожи. Обволакивающий терпкий аромат. Неужели они подруги? На первый взгляд — ничего общего.

Они заговорили одновременно, но Зара уступила.

— Я собирался спросить, как вы стали подругами? — Он бросил косой взгляд. — Я и не представлял, что у Сюзанны такая подруга.

Девушка выгнула брови и решительно взглянула на него.

— Потому что я ношу кожу и езжу на мотоцикле?

Резонно.

— Давно в байкерах?

— В байкерах? — Она хрипло рассмеялась, отчего Алекса обдало жаром. — Я езжу на мотоцикле, потому что это удобно и дешево. Кроме того, мой совсем маленький.

— Это важно?

— Что важно? Размер?

В ее голосе почудилось легкое поддразнивание, но он упорно сопротивлялся желанию вступить в игру.

— Мы говорили о размерах мотоциклов.

— О, чтобы называться байкером, нужно водить машину марки «доминатор» или «монстр». Ну а кожаные вещи — для безопасности.

— В этом смысле я предпочитаю металл. В автомобилях езда более безопасная.

— Весомый довод, но металл не помогает в пробках.

— Разве, сидя на железном коне, не приходится останавливаться на красный свет? — заметил он, поймав ее взгляд. — К тому же в машине я могу звонить и диктовать письма.

— А я могу учиться.

Учиться? Слишком велико искушение, чтобы промолчать.

— Что ты изучаешь?

— Когда стою на светофоре? Иногда повторяю анатомию.

— Где у человека какие косточки? — Он бросил быстрый взгляд в ее сторону и увидел, что она широко улыбается. — Ты изучаешь медицину?

— Третий год.

— Доктор Ловетт, — пробормотал Алекс.

— А чем вам не нравится моя фамилия? — В ее голосе послышалось возмущение.

Он улыбнулся, перекатывая на языке прекрасное сочетание слогов ее фамилии.

— Какое отношение ты имеешь к Сюзанне? — начал он, напоминая себе, кто она и какое дело столкнуло их.

— Мы давние подруги.

— Со школы?

— Нет.

Она не уточнила, и Алекс оставил расспросы. Они достигли опасного отрезка пути, что потребовало всей концентрации внимания. Ветер с ревом разбивался о железо машины.

— Ветер усилился. Я рада, что еду в машине. — Словно в подтверждение этих слов, огромного размера ветка упала на дорогу, затем ветер подхватил ее и швырнул в сторону.

Алекс снизил скорость и…

— Смотрите!

Завалившееся набок дерево перегородило дорогу. Он заметил его слишком поздно, чтобы избежать столкновения, но мастерски затормозил, вывернув руль. Автомобиль увернулся от толстого ствола и начал медленно съезжать с дороги в кювет.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Зара зажмурила глаза, но удара не последовало. Машина остановилась, из-под крышки капота вырывалось зловещее шипение.

Спустя секунду щелкнул ремень безопасности.

×