Я вас не помню..., стр. 2

– Позвольте подвезти вас, – снова предложил Дилан.

– Нет-нет, не нужно.

Мэгги очень хотелось, чтобы он оставил ее одну. Видеть перед собой этого человека, который даже не попытался узнать ее, было выше ее сил. Она совсем иначе представляла себе их встречу, если ей суждено было когда-либо произойти. Но подобная сцена неузнавания...

– Хорошо, – быстро согласился Дилан. – Но я все равно провожу вас до вашего дома.

У Мэгги уже не было желания спорить с ним.

– Ладно. Благодарю вас, – покорно сдалась она.

– Отлично. Обопритесь на меня. – Дилан предложил ей свою руку.

Сердце Мэгги замерло.

– Я справлюсь сама, – поспешила отказаться она внезапно охрипшим голосом. Стоит Дилану прикоснуться к ней, она едва ли сможет сохранить спокойствие и безразличие.

Пока они медленно поднимались по Индиго-стрит, Мэгги успела разглядеть, что на Дилане от военной формы осталась лишь футболка; на нем были также полинявшие, вытертые джинсы. Его черные волосы, раньше коротко по-армейски подстриженные, теперь красиво ложились на шею. Кроме того, Мэгги с удивлением увидела, как сильно Дилан потерял в весе. Видимо, он болен, подумала она.

– Нам далеко идти? – поинтересовался Дилан, прервав ее мысли.

– Как только достигнем вершины холма, – ответила Мэгги, искоса посмотрев на Дилана. Она была очень удивлена подобным вопросом.

Ему прекрасно известно, где она живет! Он останавливался в ее пансионате «Фейрвиндз» всего восемь месяцев назад – провел здесь полную страсти ночь любви, которую не мог так просто забыть, как, увы, не могла забыть и она.

Неужели Дилан действительно забыл? В любом случае объяснение его поведения может быть только одно, размышляла она: он отличный актер или у него на самом деле отшибло память.

А может, он вовсе и не Дилан? Просто человек, очень на него похожий? У каждого из нас где-то есть свой двойник, разве не бывает так? Однако Мэгги прекрасно понимала, что пытается обмануть себя.

– Вот мы и пришли. – Мэгги немного запыхалась. Остановившись, она показала рукой на старинный дом в георгианском стиле в конце подъездной аллеи. Это был пансионат для туристов, который содержала Мэгги: комнаты и завтрак.

– «Фейрвиндз», – прочел Дилан черные с золотом буквы на красивом указателе у поворота к дому и стал с интересом разглядывать большой трехэтажный дом в окружении высоких пихт; чуть поодаль стояло несколько серебристых берез.

Мэгги бросила на него взгляд, полный изумления. Дилан не помнит ее, он не помнит «Фейрвиндз»! Что же тогда привело его в Грейс-Харбор? Ее так и подмывало задать ему этот вопрос и в то же время ей очень не хотелось услышать ответ на него.

Порывшись в сумочке и найдя ключи, она мучительно размышляла, что делать дальше. Пригласить его в дом? Нет... Она действительно не расположена решать эту неразрешимую проблему. Все слишком запутано.

– Спасибо, что проводили, – наконец сказала Мэгги, направляясь к дому.

– Подождите! – крикнул ей вслед Дилан, и, когда она обернулась, ему показалось, что в глазах ее блеснула надежда. – Вы не ответили на мой вопрос!

– Вопрос? – нахмурившись, повторила Мэгги.

– Откуда вы знаете меня? – Глядя ей в глаза, Дилан удивился тому, что они вдруг наполнились слезами. Испуганный, он сделал шаг к ней. – Я расстроил вас? Прошу вас, простите меня. Я не хотел этого...

– Извините, мне нужно идти.

Дилан провожал взглядом ее удаляющуюся фигуру. Женщина знает его, в этом нет уже никаких сомнений, но ее поведение озадачивало его.

Проклятье! Чего бы он не отдал за то, чтобы уснувшая память проснулась! Скрипя зубами, Дилан собрал все свои силы, пытаясь хоть что-то вспомнить.

Одного его желания было недостаточно, он убеждался в этом уже не раз. Врачи советовали ему целиком положиться на собственные инстинкты, прислушиваться к тому, что происходит в нем самом, в его мыслях, восприятиях. Сейчас в нем все кричало: «Беги за ней!»

Более не сомневаясь, Дилан поспешил по аллее вслед за Мэгги и настиг ее, когда она еще не успела закрыть за собой дверь.

Ему трудно было понять ту сумятицу чувств, которую он увидел на лице девушки.

– Подождите, не уходите, я сожалею, что так расстроил вас, но мне действительно необходимо поговорить с вами... – Дилан умолк, дыхание его прерывалось, ему не хватало воздуха, и он с облегчением втянул в себя аромат расцветших роз на клумбе под окном.

Но внезапный озноб потряс его тело, в глазах потемнело, резкая боль стянула обручем голову. Дилан рухнул на колени, как солдат, скошенный снайперской пулей. Кругом все замелькало, как в калейдоскопе. Сердце Дилана билось, словно было готово выскочить из груди. Глаза невыносимо жгло, и он закрыл их ладонями, испугавшись, что теряет сознание.

– Что с вами? Вы больны? – слышал он взволнованный женский голос, но не мог вымолвить ни слова. – Вы в состоянии подняться? – продолжал спрашивать тот же голос, и чьи-то руки осторожно пытались помочь ему.

Наконец Дилан кое-как встал. Ноги были как ватные, и он едва смог удержаться на них. Мэгги помогла ему войти в дом. Случилось что-то пугающее, непонятное.

– Я вызову врача, – сказала она и, проведя его в просторную гостиную, усадила в первое попавшееся кресло.

– Нет, не надо врачей! – голос Дилана был решителен. Он столько перебывал у врачей за эти месяцы, да и боль в глазах постепенно утихала.

Наконец Дилан с облегчением поднял веки и увидел перед собой чьи-то встревоженные глаза. На мгновение они показались ему знакомыми.

– Что случилось? – обеспокоенно спросила Мэгги, все больше пугаясь.

– Сказать по правде, я и сам толком не знаю, – ответил Дилан. Потом провел рукой по волосам и поморщился. – Такого со мной еще не было. Хотя врачи предупреждали меня о возможных головных болях.

Сердце Мэгги испуганно дрогнуло.

– Врачи? – повторила она.

Дилан утвердительно кивнул.

– Несколько месяцев назад я попал в дорожную катастрофу.

– Несчастный случай? – Мэгги побледнела. – Что случилось? – Она едва вымолвила эти слова, потому что в горле у нее пересохло. Хотя внешне она казалась вполне спокойной, внутри у нее все дрожало.

Дилан, наклонившись вперед, уперся локтями в колени и уставился на свои руки.

– Грузовик внезапно свернул на середину шоссе и сбил мою машину, – произнес он ровным голосом, без каких-либо эмоций.

Мэгги прикусила губу, чтобы удержаться от стона отчаяния, представив себе обмякшее тело Дилана, лежащего без сознания, залитого кровью.

– Как... как сильно вы пострадали? – собравшись с духом, спросила она и увидела, как все его тело напряглось. Она заметила, что Дилан так сильно сжал руки, что даже косточки пальцев побелели.

– Травма головы, сломана ключица, множественные раны, перелом ноги и ушибы. – Дилан равнодушно перечислил все свои увечья, словно список покупок.

Мэгги испуганно втянула в себя воздух. Дилан, увидев, как она побледнела, проклиная себя, встал со стула и склонился над ней.

– Простите меня. Я и сам не понимаю, зачем говорю. – В голосе его было искреннее сожаление. – Но вы первый человек, который спросил меня об этом.

Мэгги слабо улыбнулась, чувствуя, как сильно колотится сердце от близости Дилана.

– Пожалуй, мне лучше уйти, – промолвил он. – Я лишь беспокою вас. Нет... нет... не поднимайтесь, – поспешно остановил он ее. – Я сам дойду.

Повернувшись к двери, Дилан успел сделать не более трех шагов, когда увидел на бюро слева от двери фотографию в бронзовой рамке. Изображение двух человек на снимке заставило его замереть на месте.

Схватив фотографию, Дилан резко обернулся.

– Откуда вы знаете этих людей? Почему эта фотография у вас? – быстро спросил он.

Мэгги испугало выражение лица Дилана. Она не могла понять причину столь странной реакции на снимок в рамке. Ведь Дилан находился в ее доме в тот день, когда был сделан этот снимок. Это случилось пять лет тому назад, в солнечный июньский день, когда тетушка Дилана выходила замуж за Уильяма Фейрчайлда, отца Мэгги.

×