Бессмертное желание, стр. 70

— Ни в коем случае, — заверила Ли, но тем не менее отдала ребенка матери.

Лисианна и ее муж с умилением воззрились на свое творение. Затем Грег, подняв голову, поинтересовался:

— Кстати, как продвигаются приготовления к свадьбе?

— Полным ходом, — ответила Ли. — Все заботы взял на себя Бастьен.

— Бастьен? — удивилась Лисианна. — Вы поручили организацию своей свадьбы ему?

— Так же как и медового месяца, — засмеялась Ли. — Он сам на этом настоял, поскольку сейчас мне приходится постоянно сновать между Канзасом и Торонто.

— К тому же она беременна, — добавил Люциан, погладив Ли по животу, который был пока вполне плоским.

Она прильнула к его груди.

Судя по всему, зачатие произошло в их первую ночь, и Люциан, конечно же, был чрезвычайно рад ее беременности — он при каждом удобном случае напоминал о данном обстоятельстве в присутствии членов своего семейства. Совершенно очевидно, что факт беременности Люциан воспринимал, как неоспоримое свидетельство своей мужской состоятельности, ведь всем его близким было прекрасно известно, что до нее у него целую вечность не было женщины.

— Но почему именно Бастьен? — не отставала Лисианна. — Ему же нужно организовывать собственное бракосочетание с Терри, он…

— Так он и занимается подготовкой сразу двух церемоний, — с улыбкой объяснила Ли. — Никаких дополнительных хлопот — просто-напросто на все делается дополнительный заказ. И ему помогают Донни с Томасом.

— Н-да… Такие помощнички натворят дел, — скептически заметил Грег.

Ли опять засмеялась.

— Не сгущай краски. Все будет тип-топ, Бастьен их контролирует. И вообще они не настолько плохи, как тебе кажется. Расставшись с Морганом, Донни стал вполне хорошим парнем. Да он, впрочем, всегда таким был. Благодаря тренингам Люциана он значительно продвинулся в своем развитии и теперь хочет стать охотником, выполнять задания Совета.

Люциана немного задели эти слова — слишком уж рьяно она принялась защищать этого рыжего. Хотя, конечно, Ли права — Донни и в самом деле оказался неплохим парнем, его просто угораздило попасть в дурную компанию. После событий в коттедже он проявлял себя лишь с положительной стороны, да и до этого только кусал смертных, но убивать отказывался, чем и вызвал недовольство Моргана. Несмотря на угрозы, он не посягнул даже на жизнь собаки. Именно потому, что его вина была не столь велика, Донни и получил помилование — Совет решил дать ему шанс. Но если он оступится, не оправдает доверия… Люциан искренне надеялся, что такого не произойдет, потому что это стало бы сильным ударом для Ли, а ему самому пришлось бы лично ликвидировать воспитанника. Что же касается Моргана и остальных, то им возможности исправиться не предоставили.

— А от Маргарет что-нибудь слышно? — поинтересовалась меж тем Ли, отвлекая Люциана от размышлений.

Лисианна покачала головой.

— По правде говоря, я начинаю беспокоиться, — нахмурилась она. — Мама уже давно не выходит на связь, что на нее совсем не похоже. Тем более она знает, что я должна родить.

Люциан тоже слегка помрачнел: Маргарет действительно слишком долго не давала о себе знать, — но тем не менее постарался всех успокоить:

— Я уверен, что у нее все хорошо. Если бы что-то случилось, Мария и Витторио наверняка бы позвонили.

— Если у них есть такая возможность… Дело в том, что до них тоже невозможно дозвониться. Все трое выехали из отеля, не оставив никакой информации — ни адресов, ни номеров. Нет, на маму это не похоже.

На пару секунд Люциан свел брови, после чего обратился к Ли:

— Слушай, ты когда-нибудь бывала в Европе?

— Нет, — ответила она, несколько удивленная этим вопросом. — Я никогда не выезжала за пределы Штатов… За исключением, конечно, Торонто.

— А тебе не хотелось бы позавтракать свежеиспеченными круассанами?

Губы Ли растянулись в улыбке.

— Ты имеешь в виду настоящие французские круассаны, испеченные во Франции?

Люциан кивнул.

— Мы могли бы взять один из самолетов компании и перемахнуть через океан, чтобы проведать Маргарет и сообщить ей о том, что она стала бабушкой. — Он ухмыльнулся. — Бабушка… Думаю, это слово не очень-то порадует ее слух.

— Какой ты жестокий, — упрекнула Ли.

— Ну, вообще-то она собиралась в Италию, — заметил Грег.

— В Италию? — удивленно переспросил Люциан.

Грег кивнул.

— Человека, с которым она работает, зовут Кристиан Нотте. Так что скорее всего цель ее поездки именно Италия.

— Нотте… — медленно проговорил Люциан. Это имя что-то всколыхнуло в его памяти.

— Италия тоже отличное место, — заверила Ли. — Я бы не отказалась попробовать настоящую пиццу, сделанную в самой Италии. А еще — джелато!

— Джелато? — повторил незнакомое слово Люциан.

— Ну то есть итальянское мороженое. Насколько мне известно, оно невероятно вкусное.

— В самом деле? — заинтересовался он.

Ли весомо кивнула.

— Ну что ж, Италия так Италия, — согласился Люциан и взглянул на Лисианну. — В общем, прекращай волноваться. Ты только что сама стала матерью, у тебя и без того достаточно поводов для беспокойства. К тому же от переживаний у тебя может прокиснуть молоко, и тогда у твоей малышки разболится животик.

— Все это не более чем выдумки старых кумушек, — сдерживая улыбку, возразила Лисианна.

— Старые кумушки немало повидали на своем веку, так что не стоит пренебрегать их опытом, — выдвинул аргумент Люциан. — В общем, прочь всякие тревоги. Мы с Ли отправимся прямиком в Италию, разыщем твою мать и сообщим ей, что она теперь бабушка. Думаю, она прилетит обратно ближайшим же рейсом.

Уже двинувшись вместе с Люцианом к дверям, Ли сказала:

— Но перед отбытием в Европу мне необходимо побывать в Канзасе. Нужно дать Милли кое-какие указания и…

Он оборвал ее фразу поцелуем, после чего спросил:

— Сегодня я уже говорил, что люблю тебя?

Она мотнула головой.

— Ну тогда я делаю это сейчас… Ли, я люблю тебя! Ты озарила мою жизнь и научила меня снова смеяться.

— Я тебя тоже люблю, — тихо произнесла она и прижала голову к его груди.

Обнявшись, они миновали коридор, и уже у самого лифта Ли вдруг спросила:

— Слушай, у них же в Италии есть биде?.. Мне давно хочется попользоваться такой штукой.

— А мне позволишь понаблюдать за процессом? — улыбнулся Люциан.

Ли шлепнула его по руке.

— Ты только и думаешь, что о еде и сексе! — Они вошли в лифт, и она, развернувшись, чмокнула его в губы. — Впрочем, именно таким ты мне и нравишься.

×