Техасец, стр. 30

— Все в порядке, — мягко сказал Боб. — Можешь теперь спрятать пистолет, Вэнити.

Вэнити Карсонс будто бы очнулась. Она опустила руку.

— Пойдем, там лошади для нас. Я оставила их в переулке, чтобы Мак-Вэйл ничего не заподозрил. Я наняла их сегодня утром и привела сюда. Нам нужно торопиться.

— Нет! Я не поеду, Вэнити. Не сейчас. До них донеслись отдаленные звуки выстрелов. Боб

замер, прислушиваясь, потом сунул ствол ружья сквозь

прутья решетки.

— Где Мак-Вэйл? — хрипло крикнул он. — Ну, быстро, Кенни, где он?

Добровольный помощник шерифа струсил. Он много слышал о вспыльчивости молодого Мастерса и знал, что тот может запросто пристрелить его.

— Пошел в казино к Элисону…

Мастерс выскочил в офис, оставив растерянную девушку в коридоре. Швырнув ружье и ключи на койку, он принялся шарить в ящиках стола и нашел свой револьвер и ремень.

Вэнити вошла в офис, когда он торопливо застегивал ремень с кобурой.

— Боб! — Она поймала его за руку. — Если мы уедем сейчас, мы будем счастливы! Не ходи никуда! Я ведь сделала это для тебя… для нас! Я знаю, что это не ты убил своего дядю. Я хочу уехать с тобой, жить с тобой где-нибудь далеко отсюда. Разве ты не этого хотел?

Боб оттолкнул ее руку. Сейчас он был неспособен никого слушать. Он вышел из этой камеры с одной только мыслью — убить Мак-Вэйла!

Вэнити бросилась к двери и загородила проход.

— Если ты сейчас уйдешь, Боб, между нами все кончено! Слышишь? Кончено!

Она боролась за свое счастье, как могла. Всю жизнь она была скромной, застенчивой девочкой, послушной воле своего отца. Но когда он приказал ей больше не встречаться с Бобом, она взбунтовалась. Сейчас Вэнити с вызовом смотрела на молодого Мастерса, ее глаза горели.

Боб остановился. Он не хотел терять ее. Вэнити была нужна ему, он понял это с того самого момента, когда впервые увидел ее.

Тихая одинокая девушка прочно заняла свое место в сердце Боба Мастерса. В последние два года они виделись очень часто, несмотря на строгие запреты Карсонса.

И все-таки он не внял ее просьбам. В крови у него сидел дьявол, который не давал ему поступить иначе. Боб обнял девушку и поцеловал. Он вложил в этот поцелуй всю страсть своей необузданной натуры. Потом осторожно отодвинул Вэнити в сторону и вышел.

Он поклялся, что убьет Мак-Вэйла, и ничто не могло остановить его!

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Вэнити стояла, бессильно прислонившись к косяку двери. В камере начал вопить Кенни, взывая о помощи. Девушка ничего не слышала. Она не слышала и Сэма, который звал ее с противоположной стороны улицы. Наконец, Сэм подбежал к ней и встряхнул за плечи.

— Боб Мастерс! — крикнул он. — Господи Боже, девочка, ты его выпустила?

Вэнити устало кивнула. Запертый в камере Кенни сотрясал железные прутья решетки.

— Мы с ним обо всем договорились заранее. Мы хотели уехать вместе. Я думала, что он тоже этого хочет. Я ему верила, а он меня бросил…

— Куда? Куда он пошел? — В голосе Сэма был страх.

— В казино. Он хочет убить Мак-Вэйла. Лицо Сэма побелело.

— Боже мой, девочка, нельзя ему этого делать. Мак-Вэйл — его отец!

Девушка смотрела на него, ничего не понимая. Сэм забежал в офис и схватил с койки ключи от камер.

Кенни тряс решетчатую дверь и звал на помощь. Увидев Сэма, он немного успокоился.

— Девчонка! — возмущался он. — Она угрожала мне пистолетом!

— Бог с ней! — сказал Сэм. — Нам надо остановить парня, пока он не совершил самую страшную ошибку в своей жизни.

— А что случилось? — спросил Кенни. — Я слышал выстрелы.

— Кроуфорд и Ганс ограбили банк. Карсонс ранен, Том Блейн убит. Олбрайт и шериф пытались их задержать. Кроуфорда убили, но и Олбрайт тяжело ранен, Ганс ушел, но за ним гонятся.

— Где шериф?

— Пошел в казино. — Сэм открыл дверь. — Выходи. Надо спасать Мак-Вэйла!

Кенни и Сэм Сократ выбежали из коридора в офис. Кенни взял с койки брошенное Бобом ружье. Сэм схватил другое ружье со стены. Они ринулись к выходу.

Вэнити поймала Сэма за руку.

— Что с отцом? Я слышала, вы говорили Кенни, что он ранен.

— Да, — ответил Сэм. Ему было жаль девушку. — Ранен, Вэнити, и очень тяжело. Теппл говорит, что он долго не протянет.

Ошеломленная девушка несколько мгновений стояла неподвижно. Потом бросилась бежать к банку.

Бреннан натянул поводья и остановил коня. Остальные столпились вокруг него. Ларри указал рукой на лежавший перед ними Дуглас.

— Что это там такое? — спросил он. — Похоже, это погоня за кем-то или мне нужны очки. Ленни побледнела.

— Не может быть, что это Боб! Только не он! Она замолчала, всматриваясь.

На таком расстоянии не было видно, за кем гонятся люди.

К Бреннану подъехал Тейт.

— Поедем-ка посмотрим, что там стряслось. Может быть и правда, Боб сбежал.

Они поскакали вперед и через несколько минут уже въезжали в Дуглас. Поравнявшись с банком, они увидели Сэма Сократа и Кенни, которые бежали к ним навстречу. Возле банка стояла небольшая группа людей, обступив тело Кроуфорда.

— Бреннан! Малыш сбежал! — закричал Сэм. Он подбежал к техасцу, тяжело дыша. — Боб пошел убивать Мак-Вэйла. Останови его, Бреннан! Он не знает, что Мак-Вэйл его отец!

— Что ты несешь? — изумился техасец.

— Останови его! — кричал старик. — Потом объясню, сейчас времени нет! Шериф — это Джим Мастерс, отец Боба.

— Где шериф? — спросил Ларри.

— В казино. Пошел выгонять Элисона из города. Бреннан пришпорил коня. Его догнал Тейт.

— Я все слышал, — на ходу сказал старый управляющий. — Если Мак-Вэйл дерется с Элисоном, то я тоже хочу принять участие.

Ленни смотрела на Сэма, ничего не понимая.

— Сэм, что ты говоришь? Что случилось?

— Вэнити помогла твоему брату бежать из тюрьмы, — ответил гробовщик. — А Боб отправился в казино, чтобы убить Мак-Вэйла. Но ведь Мак-Вэйл — ваш отец!

Девушка соскочила с лошади.

— Сэм! Откуда ты знаешь?

— Я давно знаю это. Однажды шериф помогал нести тело убитого ко мне в мастерскую и потерял часы. Я их нашел. На крышке часов была маленькая копия того портрета, что стоит у вас на камине. Вся ваша семья. Потом он мне и сам все рассказал. О том, как он оставил твою мать… Он не оправдывался, Ленни. Он не хотел ничего, только жить здесь, в долине Тимберлейк, чтобы иногда видеть тебя и Боба. Больше ему ничего не было нужно.

Со стороны казино послышались выстрелы. Сэм повернулся в ту сторону. Бреннан и Тейт со своими людьми только что подъехали и соскакивали с лошадей.

— Кажется, уже поздно, — тихо сказал Сэм и побрел по улице туда, откуда доносилась стрельба.

Элисон ждал, прислонившись к стойке бара, когда в казино, прихрамывая, вошел Мак-Вэйл.

Шериф оглядел зал. Кое-где за столиками сидели люди Элисона. Шериф понимал, что, может быть, он не выйдет отсюда живым. Но и Элисон должен умереть еще до захода солнца. Так решил он, Джим Мастерс, и никто не может помешать ему.

Это был конец длинного, извилистого пути, пройденного Мастерсом с тех пор, как он оставил Мемфис. Давно уже он поселился здесь, в долине Тимберлейк — молчаливый человек со шрамом, никем не узнанный и одинокий. Он не искал себе оправданий и никого не винил в том, что все так получилось. Жизнь звала его, и он не мог долго усидеть на одном месте. Жена не хотела следовать за ним, и он прожил с ней столько, сколько смог.

Он нашел женщину, которую мог бы любить. Она была танцовщицей на пароходе «Королева Миссури». Нашел — и потерял.

Джим Мастерс никогда не сомневался, что Элисон имеет какое-то отношение к пожару на «Королеве Миссури», но не за это он хотел убить его. Он видел, как Элисон набирает силу, как он прибирает к рукам долину, но не смел стать у него на пути. Чарли слишком много знал о нем, а Джиму не хотелось, чтобы его дети узнали, кто он такой. В конце концов Чарли зашел слишком далеко.

Элисон тоже почувствовал решимость шерифа. Он еле удержался, чтобы не посмотреть наверх, на балкон, где притаился Джонсон, держа шерифа на прицеле.

×