Техасец, стр. 2

В узких переулках завывал ветер, монотонно хлестал по лужам нескончаемый дождь.

Тысяча миль. В его мозгу опять мелькнула эта мысль, оставив горький привкус во рту. Тысяча миль — и все впустую.

Он докурил сигарету и взял скатку. Из дома вышла девушка, на ходу поднимая воротник плаща. Она села в повозку и разобрала вожжи. Лошади беспокойно затоптались на месте.

Техасец заметил, что девушка бросила на него быстрый взгляд. Ее лицо было в тени, но во всей фигуре чувствовалось нетерпение.

По-видимому, она ожидала человека, который вдруг вынырнул из двери перед самым носом техасца. Он появился так неожиданно, что Ларри инстинктивно выставил вперед руку, чтобы не столкнуться с ним.

Едва Ларри коснулся его, как человек отпрыгнул в сторону и ощетинился, как перепуганный кот.

— Убери лапы, ублюдок!

Это был молодой парень, едва ли старше двадцати лет. Гибкий, подвижный, с копной светлых волос и суровым лицом с плотно сжатыми губами. Во всей его фигуре и в голосе была агрессивность. Человек был опасен. Ларри сразу почувствовал это. Здравый смысл подсказывал, что нужно быть осторожным, но техасец был в мрачном расположении духа, и в нем закипел гнев.

— А ну-ка — в сторону!

Сзади прозвенел голос девушки:

— Боб! Ради Бога, прекрати!

Ларри шагнул к незнакомцу и презрительно отшвырнул его в сторону. Молодой человек вскочил, в бешенстве схватил огромного техасца за плечо, рывком повернул к себе и влепил ему затрещину. Голос его звучал негромко, но был полон злобы.

— Слушай-ка, ты, здоровяк! Если у тебя чешутся руки…

Не столько удар, сколько тон этого щенка привел Бреннана в ярость. В правой руке он держал скатку;

швырнув ее на землю, он левой рукой схватил парня, уже вытаскивающего револьвер, за кисть. Навалившись всем телом, он прижал своего противника к стене дома и стал выкручивать ему руку. Револьвер упал на мостовую.

Ларри отступил на шаг и ударил его по лицу, потом еще несколько раз в живот, давая выход бушевавшей в нем ярости.

Девушка что-то крикнула, но он не разобрал, что именно. Ее голос раздался уже ближе, резкий и твердый:

— Прекратите немедленно! И не пытайтесь хвататься за свою пушку!

Ларри снова толкнул своего противника к стене, ногой отбросил его кольт подальше, чтобы тот не мог его достать, и обернулся.

Девушка стояла позади него, ее фигура неясно вырисовывалась в тени дома. В руке она держала револьвер. Капли дождя слабо поблескивали на стволе. Парень отклеился от стены и помотал головой, приходя в себя. Он напоминал загнанного дикого зверя, в любой момент готового прыгнуть.

Ларри еле сдерживал свой гнев.

— Это ваш воспитанник, мэм?

— Да, — ответила она. В ее голосе было презрение, которое еще больше распаляло техасца.

— Так заберите его домой и уложите в постельку. Парень рванулся к нему. Ларри быстро обернулся, но девушка уже стояла между ними, направив свой револьвер прямо в живот техасца.

— Хватит на сегодня! — резко сказала она. — Боб, полезай в повозку. Нам еще далеко ехать.

Парень с трудом взял себя в руки. Его лицо попало в полосу света, падавшего из окна дома. Было видно, как на его скулах играли желваки. Затем он подобрал свой кольт и пошел к повозке. Ларри внутренне весь подобрался, но не тронулся с места. Девушка презрительно оглядела его.

— В следующий раз, когда Элисон поручит вам такую работу, выбирайте для нападения место потемней и стреляйте в спину!

Она повернулась, подошла к повозке, забралась в нее и села рядом со своим братом. Лошади тронули, и повозка покатила по улице. Ни парень, ни девушка ни разу не обернулись.

Ярость, кипевшая в Ларри, понемногу стала утихать, уступая место удивлению. Странная пара. Думая, что ему недолго придется пробыть в Дугласе, он постарался забыть о них. На другой стороне улицы виднелась вывеска «Эльдорадо».

Вдруг чей-то голос произнес:

— Такого я еще не видел. Вы первый человек, которому удалось справиться с Бобом Мастерсом!

ГЛАВА ВТОРАЯ

Ларри обернулся. В дверях стоял сухощавый мужчина в длинном черном сюртуке и цилиндре. Свет падал сзади, и черный силуэт его фигуры четко выделялся в дверном проеме. Ларри нахмурился, почувствовав в голосе незнакомца нечто большее, чем праздное любопытство.

— Хорошо еще, что его сестра оказалась рядом, — продолжал человек. Он говорил так, будто что-то держал во рту. Он немного повернулся, свет упал на его лицо, и Ларри увидел трубку, сделанную из кукурузной кочерыжки.

— Да, — повторил он, — вам повезло, что его сестра оказалась рядом. Только Ленни Мастерс в состоянии сдержать малыша.

— Что, вздорный характер? — спросил Ларри. Тут он заметил ружье, прислоненное к косяку двери, и понял, как близко от него была смерть. — Что-то многовато друзей у парня с таким вздорным характером, — сказал Ларри. Он перевел взгляд с улыбающегося лица человека на витрину за его спиной и прочитал надпись над ней:

«Сэм Люс, предприниматель».

— Меня зовут Люс, — спокойно сказал человек. — Кое-кто называет меня Сэм Сократ, потому что я задаю много вопросов.

Ларри переложил скатку из руки в руку. Сэм неожиданно спросил:

— Работаете на Чарли Элисона?

По навесу над головой барабанил дождь. Техасец снова почувствовал усталость. У него не было никакого настроения, чтобы вести беседы подобного рода.

— Нет, — коротко ответил он и повернулся, чтобы уйти.

— Подождите.

Нахмурившись, Ларри оглянулся через плечо.

— Не обижайтесь, это честный вопрос, — сказал предприниматель.

— Послушайте, — устало сказал Ларри, — я здесь чужой. Приехал сюда пятнадцать минут назад к человеку по имени Джеф Хэлидей…

— Вы опоздали, — сказал Сэм. Он выбил трубку о притолоку. — Зайдите. Я вам покажу то, что осталось от Джефа.

Ларри заколебался. Хэлидей ничего не значил для него, и он вовсе не горел желанием увидеть его труп, но все же двинулся вслед за гробовщиком.

Комната, служившая приемной для родственников усопших, была обставлена мягкой мебелью, набитой конским волосом. В ней витал слабый запах цветов и смерти. Сэм открыл дверь, которая вела в его мастерскую.

На простом деревянном столе лежало тело, покрытое саваном. Гробовщик поманил Ларри к себе, и когда тот подошел ближе, приподнял край савана.

Ларри увидел худощавое лицо человека лет пятидесяти с лишним. Сэм опустил саван. Ларри отошел от стола и свернул сигарету.

От запаха смерти и химикатов его слегка мутило. Он глубоко затянулся и посмотрел на Сэма.

— Я слышал, что Хэлидея убили дубинкой. Сэм кивнул. Он запустил свою трубку в клеенчатый кисет и утрамбовал табак большим пальцем.

— Джефа убили в его комнате в «Эльдорадо» чуть больше часа назад. Его племянник, Боб Мастерс, — последний, кто видел его живым.

Ларри нахмурился.

— Племянник?

— Вы еще услышите разговоры о том, что Боб убил своего дядю в ссоре, — сказал Сэм, зажигая спичку о штаны и раскуривая трубку. — Боб, конечно, дикий, — признал он, выпустив облако дыма, — но Джефа он не убивал.

Ларри молчал.

— Джеф был моим близким другом, — продолжал гробовщик. — Мы вместе приехали в эту долину. Дуглас тогда еще был маленьким поселком на перекрестке дорог. Там, где сейчас ранчо «Косое Н» и «Пиковый Туз», паслись олени.

Он замолчал и посмотрел на Ларри, как бы раздумывая, многое ли можно ему рассказать. Техасец молчал.

— Сейчас идет борьба за контроль над долиной, — наконец сказал Сэм. — На роль хозяина долины претендует Элисон. Ему принадлежит ранчо «Пиковый Туз» на другой стороне реки от «Косого Н». В последние месяцы в городе вертится много всяких отпетых личностей, которых он охотно нанимает.

Ларри пожал плечами, а Сэм задержал взгляд на его бедре, где. под плащом выделялся револьвер.

— Боб Мастерс принял вас за одного из них.

— Резонно, — заметил Ларри. Потом, вспомнив о своих проблемах, спросил:

×