Коррумпированный Петербург, стр. 83

Кроме того, хорошая оперативная связь позволяет локализовать ситуацию — вовремя убрать все следы (спрятать документы, спрятаться самим и т.д.), чтобы не позволить организовавшим задержание работникам правоохранительных органов проследить всю цепочку появления на границе контрабандного груза.

Во время описываемых событий сотовые телефоны еще не обеспечивали связи с Петербургом, скажем, из Себежа. Это возможно было только благодаря спутниковой связи. У контрабандистов такая связь была, у преследовавших их работников РУОПа — не было. Впрочем, в большинстве случаев, не было у них и ничего другого из перечисленной аппаратуры. Так что оперативникам приходилось проявлять чудеса изворотливости, чтобы не упустить груз и не свести на нет всю проделанную раньше работу.

Верхом технического оснащения пасущих контрабанду руоповцев были «Жигули» девятой модели и милицейская рация, по которой, как мы уже заметили, связаться с Петербургом нельзя. Поэтому оперативники, как правило, в принципе не могли быстро и адекватно среагировать на любой неожиданный поворот событий на трассе. Так что основная цель группы преследования в том и заключалась, чтобы неожиданностей не допустить. Для этого использовалась тактика «естественного отсечения».

Например, по дороге к таможенному посту неожиданно появлялись инспекторы ГАИ, которые останавливали какой-нибудь автомобиль сопровождения и под любым предлогом не позволяли ему двигаться дальше. А каждому автомобилисту известно, что в природе не существует машины, к которой у российского гаишника не возникло бы серьезных претензий. Однако такой способ повторить дважды нельзя, чтобы не вызвать подозрений — поэтому основные события развивались собственно на границе, в таможенной зоне…

Машины сопровождения миновали таможенную зону довольно быстро и без особых проблем оказались по ту сторону границы, где, облегченно вздохнув, боевики стали ожидать сопровождаемые ими грузовики. А грузовики стояли в длинной очереди, которая грозила растянуться на несколько суток, что для таможенного поста Могиль Себежской таможни было в то время вполне привычным явлением.

Преследовавшие колонну работники РУОПа не могли ждать так долго, они подъехали к таможенному посту и попросили его работников досмотреть интересовавшие их машины вне очереди. Таможенники согласились, однако возникло неожиданное препятствие в лице капитана погранвойск Тимошенко, который наотрез отказался пускать руоповцев в таможенную зону и приказал даже своим солдатам пригрозить оперативникам автоматами. Чуть позже капитана Тимошенко арестовали работники ФСБ по подозрению в пособничестве контрабанде, но в тот момент руоповцам попасть в таможенную зону так и не удалось.

Грузовики досмотрели прямо в очереди, развернули и отправили в Петербург. Позже узнавшие об этом бойцы сопровождения не поняли даже, кто именно задержал груз, они решили, что его исчезновение — дело рук «солнцевских» бандитов, поехали перехватывать грузовики на московскую трассу, где их, естественно, не оказалось.

Через некоторое время в Большом доме на Литейном проспекте, где в то время располагался питерский РУОП, появился высокий молодой человек мощного телосложения, весь в синяках и очень испуганный. Он был «контролером» на этом таможенном посту, а потому потеря металла грозила ему самыми страшными последствиями. «Контролер» предложил руоповцам 100 тысяч долларов, выразил готовность сознаться в чем угодно, только бы ему вернули металл и позволили тем самым избежать очень серьезных неприятностей.

«Контролера» вместе с его сотней тысяч долларов отпустили, его дальнейшая судьба нам не известна… Говорят, правда, что серьезные проблемы возникли после этого задержания не только у него, но и боевиков сопровождения, проморгавших груз. Ходят слухи, что ведущего того сопровождения застреливши, а владельца «джипа» «опустили», — он продал «джип», квартиру в Риге, стал бомжом и влачит теперь довольно жалкое существование. Но это всего лишь слухи…

А задержанный руоповцами металл принадлежал вовсе не «Икотеку», а одной московской фирме, руководитель которой, некий Юра, гражданин Латвии, приехал в Москву специально, чтобы заняться бизнесом. Он купил в российской столице квартиру, открыл фирму и занялся контрабандой цветных металлов.

Фактически Юра ничего не покупал и не продавал, он лишь обеспечивал реализацию контракта между Красноярским горно-обогатительным комбинатом и одной латвийской фирмой, которой упомянутый металл и требовался. Фирма эта напрямую перевела деньги за металл на расчетный счет комбината, при этом металл на комбинате был отгружен некоему красноярскому малому предприятию, которое сразу же отправило его в Петербург на склад «Икотека».

На этот же склад, располагавшийся на Якорной улице, прибыли латвийские боевики, в сопровождении которых груз и направился к Себежской таможне. «Контроль качества» произвел уже знакомый нам эмиссар Левине, а за успешное прохождение таможенного поста Могиль отвечали латвийские бандиты, которые и обеспечивали безопасность всей сделки.

Организовавшая все это московская фирма вообще ни в одном официальном документе не фигурировала.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

«Продолжение следует», — именно такими словами нам придется закончить эту книгу, у которой нет счастливого финала: порок не наказан, а добродетель не восторжествовала. Пока мы писали главы этой книги, жизнь поставляла нам все новые и новые факты, она дополняла то, что по разным причинам и обстоятельствам пришлось оставить за кадром. История коррумпированного Петербурга, несомненно, еще далека от своего завершения, и журналистам нашей службы расследований не придется скучать без дела в оставшиеся до конца века годы.

Составляя эту книгу, мы отдавали себе отчет в том, что многое из сказанного в ней может стать предметом долгих тяжб и судебных разбирательств, а потому поведали вам, уважаемый читатель, далеко не все из того, что знаем. Недосказанное еще требует тщательной проверки и сбора так называемой доказательной базы. Никто не может быть назван преступником до приговора суда, а моральные оценки в нашем обществе, во многом утерявшем ориентиры гуманизма и социальной справедливости, увы, могут остаться непонятыми. Мы знаем, что многие из упомянутых нами в книге фактов так и не дойдут до суда и останутся лишь пятнами на сановных и чиновничьих мундирах. Однако мы категорически уверены в том, что говорить об этих пятнах необходимо — ибо, как известно, «жена Цезаря должна быть вне подозрений». А если эти подозрения все-таки есть, их следует либо убедительно развеять, либо расстаться с мундиром и перестать быть «женой Цезаря».

Граница дозволенного и недозволенного, стандарты здоровой морали — все это пока находится в стадии становления. Мы заинтересованы в том, чтобы наш город стал здоровым. Мы любим этот город. И потому надеемся, что эта книга хотя бы немного поможет его очищению: ведь взяточники и прочие проворовавшиеся, несмотря на всю уверенность в своей безнаказанности, продолжают опасаться одного — огласки.

В заключение мы хотели бы сказать особые слова благодарности всем тем, кто помогал нам писать эту книгу. Тем людям, которые находили в себе смелость поделиться с нами информацией. Коллегам-журналистам из других изданий города. Работникам правоохранительных структур Петербурга, консультации и комментарии которых оказали нам неоценимую помощь. Мы надеемся на то, что наше сотрудничество будет и дальше продолжено. До новых встреч, уважаемый читатель!

×