Тайна древней гробницы, стр. 2

Недолго думая они выбрали состязание и отказались от наследства. И вот тут у них начались сплошные неприятности. Раньше Эми думала, что соревнования — это как волейбол, и надо только научиться, как Кортни Катовски, забрасывать мяч головой через сетку. Но все оказалось не так просто. Их соперниками были не просто опасные, а смертельно опасные люди, вроде Ирины Спасской. Та была готова на все: угрозы, шантаж и даже убийство. Одним словом, профессионал.

Отдышавшись, дети снова отправились в путь. Но чем дальше они шли, тем больше Эми казалось, что они ходят кругами. Как в кошмарном сне. Только вчера они были в Сеуле, а до этого в Токио и Венеции. А еще раньше в Зальцбурге и Вене и, наконец, в Париже и Филадельфии. И даже в какой-то момент делали посадку в России.

Раньше у нее никогда не было стольких секретов.

Раньше она не понимала, что такое настоящий страх.

Раньше она и не догадывалась, что может быть такой храброй.

Еще несколько дней назад их чуть было заживо не похоронили в Сеуле. Их предали те, кому они доверяли. Иан и Натали Кабра. Нет… лучше она не будет об этом думать. Не будет думать о нем. Не станет вспоминать, как, держа ее за руку, он обещал ей быть другом. И он был им. Правда, всего пару часов. До первой возможности бросить в беде.

Она не будет. Думать. О нем.

Их единственным настоящим другом, которому они всецело доверяли, был дядя Алистер. Но и он в последний момент перехитрил их и бросил одних. Инсценировал собственную гибель, а сам благополучно остался жив.

Зачем они прилетели в Каир? Да они и сами толком не знали. Просто после всех этих предательств им надо было как-то жить дальше и показать, что они могут быть достойными соперниками. Единственной их ниточкой сейчас были расшифрованное слово и треугольник, Сехмет и пирамида. Богиня-львица. Эми купила несколько книг, когда они еще были в Корее, и прочитала все, что возможно, об этой богине, но так и не поняла, откуда следует начинать поиски… а точнее, что именно они должны искать в Каире.

Струйка пота заскользила по ее спине. Было больше тридцати градусов. Волосы прилипли к затылку и противно щекотали шею. Она снова подумала об Иане. Он всегда умел выглядеть так, словно только что принял прохладный душ.

Она не будет. Думать. О нем.

Уши заложило от какофонии экзотических, не слыханных ранее звуков восточного города: на все лады гудели автомобили, громко переругивались торговцы, кричали разносчики, приглашали в кафе зазывалы и отовсюду звенели мобильники.

— Не отставай, тормоз! — вдруг произнес кто-то на английском. Ой. Да это же Дэн. — Русская шпионка уже близко!

Ирина шла по улице, заглядывая во все окна. Не дожидаясь, пока она их заметит, Эми втолкнула Дэна в ближайшее кафе. За столиками сидели посетители и пили чай. Одни вели мирную беседу или читали газеты; другие, отдыхая от жары, расположились в креслах, пили сок и листали путеводители. Пробираясь между столиками, Эми случайно толкнула рюкзаком очень полного господина со стаканом мятного чая. Стакан опрокинулся, и чай вылился на белый костюм.

В кофейне воцарилась полная тишина. Все одновременно посмотрели на Эми. Игроки в нарды замерли. Эми почувствовала, как ее лицо заливается краской. Она ненавидела быть в центре внимания. Тем более когда с ней случались такие оплошности.

— П-п-п-простите, — пробормотала Эми. Она всегда начинала заикаться, когда нервничала, и ненавидела себя за это. Эми схватила салфетку и стала вытирать стол.

— Все в порядке, барышня, не беспокойтесь. Это всего лишь чай, — улыбнулся ей господин в белом костюме и подозвал официанта.

Эми подняла глаза и неожиданно прямо перед собой увидела большое старинное зеркало, висящее на стене, а в нем — растрепанную и раскрасневшуюся себя, свои мельтешащие над столом руки, глаза хозяина, входную дверь и…

Ни темные очки в модной белой оправе, ни одежда обыкновенного туриста — ничто не могло скрыть ее солдафонской походки. Резко, словно полиция нравов, в кафе ворвалась Ирина.

Еще секунда — и она заметит их, и тогда…

Глава 2

Толстый дяденька поднялся со стула и стал отряхивать свой костюм. Спрятавшись за его спиной, Эми с Дэном, не теряя времени, прошмыгнули за небольшую занавеску.

Они прошли по маленькому коридору и через служебный вход выбежали на узкую пустынную улочку на задворках магазинов. В любое мгновение Ирина появится здесь. Они рванули вперед и врезались в тележку с деревянными ящиками, спугнув мирно спящего на них местного жителя. Влетев в первую попавшуюся дверь, дети оказались на складе какого-то магазина. Там было темно и пыльно. Дэн сразу начал кашлять и хрипеть.

— Где твой ингалятор? — спросила Эми.

— У Нелли, в рюкзаке, — выдавил Дэн. У него начинался приступ. Он ненавидел моменты, когда это происходило. Словно кто-то высасывает твои легкие. Причем в самое неподходящее время. Как обычно.

— Ну, ты нашел место… Пойдем скорей отсюда! Они прошли в магазин и зажмурились от яркого света и сверкающих блестками костюмов для танца живота.

— Добро пожаловать! Не желаете костюмчик? Даю отличную цену!

— Мне такое не идет! — ответил Дэн, выбегая через главный вход. — Но все равно большое спасибо!

Пробежав еще несколько кварталов, Эми остановилась.

— Все, кажется, мы от нее оторвались.

— Думаю, что ненадолго. — Вдруг Дэн схватил ее за рукав. — Смотри…

«СЕХМЕТ», — прочитали они на вывеске напротив. В витрине, красиво задрапированная в красную ткань, стояла одинокая фигурка. Голубоватый камень. Львиная голова. Высокая и гордая.

Эми и Дэн переглянулись и вошли в лавку.

Подойдя поближе и внимательно рассмотрев фигурку со всех сторон, они убедились, что это очень древняя вещь. Поверхность потерта, на голове не хватает одного львиного уха.

Хозяин, молодой человек в черных брюках и белой рубашке, поспешил к ним навстречу.

— Я вижу, вы заинтересовались? Она прекрасна. Оригинал. Из личной коллекции Наполеона. У вас отличный глаз, молодые люди!

— Наполеона? — переспросил Дэн. — Но это же паста, с соусом…

— Это у тебя в голове соус! Вместо мозгов… — Эми закатила глаза. — На-по-ле-он, дурень! Император Франции и завоеватель мира. Помнишь, мы видели его портрет в штаб-квартире Люциан в Париже? Тоже Кэхилл. Наш дальний родственник.

Люциане были все как на подбор гениальными стратегами. Но со временем их гений деградировал в подлых и коварных потомков. Таких, как Кабра и Спасская.

— Думаю, он не случайно выбрал именно эту статуэтку, — сказал Дэн.

— А я думаю, что все не так просто, — ответила Эми.

— А почему все должно быть непросто? — раздраженно спросил Дэн.

Продавец снова попытался привлечь их внимание.

— Я вижу, она заинтересовала вас. У Наполеона действительно было много сокровищ. Что-то он отправлял во Францию, а что-то хранил здесь.

Он нежно погладил статуэтку.

— Вы здесь с родителями? Я мог бы предложить вам выгодную цену. Мы работаем только с серьезными клиентами.

— Спасибо, не надо, — быстро ответил Дэн. Как страстный коллекционер, он знал, что лучший способ сбавить цену — показать свою полную незаинтересованность. — Пойдем, Эми, поищем где-нибудь еще. И все-таки, почему Наполеон не все свои сокровища перевозил во Францию?

— Наполеон захватил Египет в тысяча семьсот девяносто восьмом году, — начала вспоминать Эми.

— О, барышня интересуется историей? Я был бы счастлив, если бы эта вещица оказалась в руках такой любознательной особы. Вот. Подержите ее. — И продавец протянул статуэтку Эми.

Как странно. Держать в руках то, чего когда-то касалась рука самого Наполеона. Эми все еще никак не могла привыкнуть к мысли, что ее ДНК был напрямую связан с генами величайших людей планеты. Наполеон!

— И всего две тысячи! — заметил продавец.

— Что? Две тысячи долларов?! — Эми даже подпрыгнула.

— Ну, ладно. Для вас — полторы. У меня уже есть на нее покупатель. Из Музея Каира. Он будет здесь к четырем часам.

×