Котировка страсти или любовь в формате рыночных отношений (СИ), стр. 2

С удовольствием обхватив замерзшими пальцами керамическую чашку, Карина откинулась на спинку сидения и посмотрела в окно. Пейзаж был плохо виден из-за уже сгустившихся сумерек, но он и не интересовал ее. Чай, принесенный проводником, оказался действительно неплохим. Насыщенный оттенок, чистая керамика посуды и приятный аромат барбариса, наполняющий купе, совершенно отличались от далеких воспоминаний голодной студенческой юности. И деликатно напоминали обо всем, чего она смогла достичь. Такие мелочи, как хороший чай и удобства первоклассного спального вагона, зачастую давали ей большую полноту ощущений, нежели все драгоценности, меха и недвижимость, которую она приобрела. Нет, Карина не была «олигархом», но, проведя достаточно времени с таковыми, она научилась весьма удачно улаживать свои дела.

Глотнув ароматного напитка, она отставила чашку на столик. Ей вспомнился незнакомец, с откровенной наглостью курящий под табличкой, запрещающей делать именно это. Он был как раз из тех, у кого она училась. Ей не требовалось много времени, чтобы распознать стальной, хищный блеск в глазах и готовность, более того, способность немедленно разорвать более слабого на куски. Причем, с наибольшей для себя выгодой.

Впрочем, Карина не сомневалась, что осматривая ее — незнакомец думал не борьбе. Не о кровавой, во всяком случае. Так же хорошо, как все эти мужчины умели манипулировать своими капиталами и людьми, она умела управлять ими самими, благодаря чему и была сейчас самой собой. И потому, ей бы и в голову не пришло, будто тот мужчина не проявил к ней интерес. Да и сама Карина обратила на него внимание.

Просто оба знали правила этой игры, и ни один не был заинтересован сейчас в чем-то большем, чем мимолетные взгляды. А удовольствие от созерцания его рук под закатанными рукавами дорогой рубашки и вероятные возможности многообещающего тела не стоили нарушения своих планов. Хотя, он наверняка мощный и выносливый любовник, особенно, если заставить его думать не только о своем удовольствии. И неистовый, ненасытный, если верить глазам.

Но Карина предпочитала более сдержанных партнеров и покровителей. Те были куда больше предсказуемы и легче «позволяли» собой управлять. А никакая внутренняя дрожь предвкушения и вероятный сумасшедший оргазм не стоил потери контроля над событиями, происходящими в твоей жизни. В конце концов, удовольствие можно и самой себе доставить, потом, после. Это правило было одним из первых, которое усвоила Карина, и которое помогло ей столько достичь.

Мягко потянувшись, наслаждаясь каждым движением своего тела, она поднялась, собираясь переодеться в более удобный для сна костюм, и отбросила всякие мысли о мимолетной встрече.

Водитель, встречающий ее у самого вагона, оказался незнакомым Карине. И очень молодым. Она даже немного удивилась, с чего это Дмитрий взял его на работу? Паренек оторопело уставился на нее, хорошо, хоть рот не раззявил. На щеках, еще покрытых юношеским пушком вместо жесткой щетины, проступили неровные красные пятна. Как бы он не грохнулся в обморок от переизбытка гормонов.

Карине очень захотелось рассмеяться.

Но вместо этого она выразительно осмотрела парня с ног до головы, плотнее запахнула полы шубы, и надела солнцезащитные очки, пряча глаза от солнца, слепящего этим утром яркими бликами на снегу.

— Где машина? — Поинтересовалась Карина, видя, что шофер пока не готов держаться адекватно.

Паренек дернулся. Громко сглотнул, так, что выпирающий кадык «подскочил» на горле. Метнувшись к проводнику, который все это время покорно держал багаж Карины, шофер забрал сумки. И, наконец-то вспомнив о своих обязанностях, пошел впереди, нервно пробормотав «сюда».

Детский сад, какой-то. Или Дима просто решил повеселить ее, поднимая настроение, зная, что Карина не особо любит путешествовать поездом? Если так, это ему удалось.

В этот момент, привлекая ее внимание каким-то подспудным внутренним ощущением настороженности и опасности, неподалеку прошло несколько человек. Даже не обернувшись, просто ухватив картинку краем глаза, Карина узнала мужчину, которого вчера видела в коридоре вагона. Он уверенно шел по перрону, игнорируя любые препятствия. И, волей-неволей, людям приходилось расступаться, освобождая тому дорогу. Впрочем, мужчина за этим совершенно не следил, похоже, не имея никаких сомнений, что так и должно все происходить во Вселенной. Он с сосредоточенным выражением лица разговаривал с кем-то по мобильному телефону, наверняка, решая сразу уйму вопросов. Иначе, такие как он просто не умели.

Немного сбоку от него, стараясь успеть, шел еще один мужчина, с чемоданами. Судя по одежде и тому, как тот держался — такой же шофер, как и идущий перед ней самой юнец.

Замыкала эту небольшую процессию молодая девушка. На ней была надета норковая шубка, проще, чем у Карины, но куда дороже, чем у многих других женщин. Девушка смотрелась ухоженной и явно старалась держаться гордо. Но, будь Карина чуть более сентиментальной, ей стало бы жалко бедняжку.

Слишком хорошо ей была известна судьба таких «девочек». Любому стороннему наблюдателю было ясно, что для идущего впереди мужчины эта девчонка представляла собой пустое место. Наверняка, он сейчас даже не помнил о ней. А весь ее вид, мелкие, семенящие шажки и попытка казаться незаметной, не отвлекая тем самым мужчину от делового разговора, только вызвали жалость. Такими методами девочка никогда ничего не достигнет в том мире. Ее попользуют и выбросят, даже не утруждаясь запомнить черты лица. И, в конце концов, девочка, рассчитывающая своей тихой незаменимостью завоевать чье-то богатое сердце или, как минимум, признательность, окажется на обочине. Останется только распродавать все «заработанные» подарки и учиться добывать пропитание в других местах и другими методами. Какими именно — будет зависеть от ее живучести и изобретательности.

Карина наблюдала достаточно подобных примеров.

Однако, несмотря на то, что прекрасно представляла себе судьбу этой девушки, она ее все-таки не жалела. Более того, считала глупой и самой виновной в грядущих бедах. Карина никогда бы не позволила себя вот так игнорировать. Никто не стал бы в ее компании разговаривать по мобильному телефону, только с ее, Карины, разрешения.

Никто не имел права игнорировать ее, потому что Карина знала — чтобы добиться чего-то в мире таких мужчин — надо заставить уважать и ценить себя.

Разумеется, ей не подходили для этого те методы, которые использовали они сами. Но умная женщина всегда научится и станет воистину незаменимой для любого мужчины. Главное уметь смотреть, слушать и делать верные выводы. А так же — правильно и разумно расставлять для себя ценности и приоритеты. Иногда своими интересами можно временно и пожертвовать. Так же как и удобствами или комфортом. А иногда — стоит и взбрыкнуть вместо того, чтобы стелиться тряпкой. Сильные люди любят сильных соперников, хоть в бизнесе, хоть в постели.

Потому, лишь снисходительно приподняв уголки губ, она отвернулась и последовала за своим провожатым.

Дмитрий встречал ее в холле номера, что было большой честью. Но Карина удостоилась этого не за просто так.

Роскошные президентские апартаменты давно стали частью ее мира. Потому сейчас она не рассматривала позолоченные вензеля, мраморные колоны и мягкие ковры, в которых тонули высокие шпильки ее сапожек. Просто шла к ожидающему мужчине, зная, что достойна и заслуживает такого приема. А Дмитрий был одним из тех, кто ее к этому приучил.

Этот мужчина не был ее покровителем. Уже не был. Собственно говоря, она давно достигла того статуса в этой среде, который избавлял Карину от необходимости прикрываться кем-то. И все-таки, были люди, которым она никогда бы не рискнула отказать. Дмитрий являлся одним из таких.

Высокий, подтянутый, бодрый. Глядя на этого представительного и собранного мужчину мало кто дал бы ему его пятьдесят три. Проницательные глаза смотрели внимательно, а в густых волосах лишь на висках проглядывали седые нити. Дмитрий очень внимательно следил за своим здоровьем и внешностью. Питание, режим, тренеры — он всегда получал только лучшее. И если его устраивал результат — награда оказывалась очень щедрой. То же касалось и женщин.

×