Любовница за миллион, стр. 23

— Тогда вам лучше войти, — посторонился отец, пропуская гостей в дом. Его голос был спокойным. Что творилось у него в душе, знала одна лишь дочь. — И о чем же нам необходимо поговорить, Джеррод?

— О бриллиантах, папа, — вылезла вперед Брайана, заслужив косой взгляд Джеррода.

— Бриллиантах?

— Да, папа, — продолжила она, не обращая внимания на все больше мрачнеющего Джеррода. — Помнишь те четыре розовых бриллианта, которые я обнаружила у себя в сейфе?

— Да, но…

— Они являются частью ожерелья «Роза Блэкстоунов», — вмешался наконец Джеррод, взяв управление беседой на себя.

Рэй моргнул:

— Что?

— Папа, эти розовые бриллианты оказались частью ожерелья «Роза Блэкстоунов», — мягко сказала Брайана. Она прекрасно понимала замешательство отца. — Ты знаешь, как они там оказались?

Рэй покачал седеющей головой:

— Нет. — Затем, поняв, что гостям его ответ кажется слишком коротким, добавил: — Милая, ты же знаешь, Марис всегда поступала так, как ей хочется. Неважно, кто при этом мог пострадать. Пусть она покоится в мире. — На последних словах его голос дрогнул.

Брайана сморгнула слезы, мысленно согласившись с отцом. Марис была именно такой, как он сказал.

— Рэй, — голос Джеррода потеплел, но выражение лица осталось все таким же непреклонным. — Это правда, что когда-то вы с женой работали на Ховарда Блэкстоуна?

— Да. И помню, когда пропало ожерелье.

— Его так и не нашли.

— На что ты намекаешь? — возмутился отец.

— Вы украли ожерелье?

— Какого черта!

— Джеррод! — предупреждающе воскликнула Брайана. Ей не нравилась его бесцеремонность.

— Вы украли «Розу Блэкстоунов»? — совершенно не обратил на нее внимания он.

— Нет!

— Так как оно попало к Марис?

Взгляд Рэя был полон враждебности.

— Ей мог его дать Ховард.

— Если бы оно нашлось раньше, о нем стало бы известно, — Джеррод скривил губы в циничной усмешке: — К тому же я сомневаюсь, что Ховард подарил бы его Марис.

Рей пожал плечами:

— Тогда я ничем больше не могу тебе помочь.

— Барбара…

— Уверяю тебя, моя жена здесь ни при чем, — перебил его Рэй. Казалось, он готов броситься на Джеррода с кулаками.

— Джеррод, прекрати немедленно! — у Брайаны окончательно лопнуло терпение. — Папа уже сказал тебе, что ничего не знает об украденном ожерелье.

— Знает, — не отступал тот.

— Кто дал тебе право приходить сюда и…

— Я взял его, — перебил дочь Рэй.

— Что? — Брайана подумала, что ослышалась.

— Я сказал, я взял ожерелье.

— Папа, нет!

Выражение лица Джеррода стало задумчивым.

— А где пятый бриллиант? — спросил он.

— Я… ээ… продал его.

— Кому?

— Не могу сказать. Это конфиденциально.

— Оно было украдено. О какой конфиденциальности может идти речь? — его взгляд продолжал оставаться задумчивым. — Не думаю, что ты говоришь правду, Рэй. Скорее всего, ожерелье украла твоя жена, — он сделал паузу. — Я прав?

Рэй ничего не ответил. Сделав два шага, он тяжело рухнул на диван. Напряжение в комнате стало таким сильным, что казалось, сейчас засверкают молнии.

— Да, — наконец произнес он.

Мысли Брайаны скакали галопом. Такого просто не может быть! Не может быть, чтобы мама совершила такое!

— Нет, ты ошибаешься, — запротестовала она.

Рэй поднял на дочь глаза:

— Милая, мне очень жаль, но это сделала твоя мама.

— Откуда ты знаешь?

— Потому что я этого не делал.

Ее глаза наполнились слезами.

— Папа, не говори глупостей. Если ты не брал ожерелье, отсюда совсем не следует, что его взяла мама. — Она резко развернулась к Джерроду: — Это все ты! Ты пришел сюда и заставил папу говорить ерунду!

— Брайана, успокойся, — сказал ее отец. — Джеррод просто хочет выяснить правду.

— Зачем? Кому нужна эта правда? — выкрикнула Брайана и осеклась, заметив странное выражение на лице отца. — Папа, что случилось? Папа, с тобой все в порядке?

— Боже, — пробормотал тот, — я только что вспомнил. Твоя мать хотела отправить вас с Марис в частную школу. Но у нас не было денег. И тут тетка со стороны матери оставляет вам наследство. Довольно крупную сумму.

— Ты хочешь сказать, что никакой тетки не было? — ошеломленно пробормотала Брайана.

— Да.

— Но мама бы никогда…

— Милая, я очень любил твою мать, но увольнение ее сильно задело. Она никогда не простила этого Ховарду Блэкстоуну, — горько улыбнулся Рэй.

У Брайаны закружилась голова. Ее мама… ее обожаемая мама…

— Вы должны понимать, что полиция обязательно докопается до правды, — деловито сказал Джеррод.

— Но мы же их вернули? — неуверенно сказала Брайана.

— Расследование все равно будет проведено.

Рэй тяжело сглотнул:

— Тогда они узнают и о миллионе долларов.

— Каком миллионе долларов? — сразу насторожился Джеррод.

— Тот, который я украл с секретного счета Ховарда.

— Что за черт!

— Не обращай на него внимания, — быстро сказала Брайана. — Он сам не знает, что говорит.

Рэй покачал головой:

— Не надо. Я виноват и должен отдаться в руки полиции. — Он повернулся к Джерроду: — Помнишь тот миллион, который ты одолжил Брайане?

Глаза Брайаны молили о помощи, и Джеррод кивнул:

— Да.

На его лице стало проступать понимание, смешанное с потрясением.

А Рэй продолжал объяснять, зачем ему понадобились деньги, как дорого стоило лечение жены.

— Я пойду в полицию завтра, — закончил он и тоскливо оглядел комнату. — Ночь я хочу провести в доме, где прожил столько лет с Барбарой.

— Я пойду с тобой, — сквозь слезы прошептала Брайана. — Ты не будешь один.

— Спасибо, милая.

Джеррод откашлялся.

— Рэй, воровство, конечно, останется воровством, но нужно принять во внимание обстоятельства, вынудившие тебя совершить преступление. Я знаю прекрасного адвоката по уголовным делам, который скостит срок тюремного заключения.

При упоминании о тюрьме у Брайаны вырвалось рыдание, но отец сжал ее руку:

— Милая, я совершил преступление. За него надо отвечать. А теперь уходите. Мне нужно кое-что сделать.

— Папа, ты же не собираешься совершить глупость? — с тревогой спросила Брайана.

Его лицо смягчилось.

— Нет, обещаю. Мне просто нужно побыть одному.

— Ладно, — она поцеловала отца в щеку и пообещала: — Завтра утром я буду у тебя.

— Я тоже приду, Рэй, — сказал Джеррод.

Брайана ненавидела Джеррода за то, что он вырвал у отца признание. Но одновременно она не могла не признать, какое облегчение вызвало у всех открытие тайн.

Если бы только она сама могла признаться в том, что лежит у нее на душе! Но это было невозможно. Джеррод ясно сказал, их связывают только постельные отношения. Он не собирался жениться на ней. Так что Брайане придется молчать о своей любви к нему.

Когда они уже ехали в машине, Джеррод с искренней заботой посмотрел на нее.

— Ты в порядке? — спросил он.

Брайана глядела прямо перед собой.

— Пожалуйста, отвези меня домой.

Джеррод подождал, надеясь, что она скажет еще что-нибудь. Но Брайана молчала. И он прибавил газу.

Джеррода мучило чувство вины. Нет, не за то, что он вырвал признание у ее отца. Это было необходимо. Его мучило чувство вины за гадкие мысли в отношении этой женщины.

Брайана была другой. Непохожей на свою сестру, И непохожей на биологическую мать самого Джеррода.

Он задолжал ей извинение. Джеррод поклялся, что сделает все, чтобы загладить свою вину. Если она ему разрешит.

У дверей квартиры Брайана попыталась отделаться от него. Но Джеррод не поддался. Им нужно было поговорить. А ему лично — извиниться.

Брайана молча прошла в гостиную и встала посреди комнаты.

— Ты поступил плохо, вынудив моего отца признаться, — холодно сказала она.

Разговор начался.

— Полиция все равно бы все узнала, — защищаясь, произнес Джеррод. — И потом, я не ожидал услышать признания в краже.

×