Ночь с незнакомцем, стр. 23

Открыли шампанское. Мать Мэтью решила сама ответить на вопросы журналистов, чтобы дать сыну возможность отпраздновать свой успех с членами семьи.

— Смотри, не задирай нос, — сказал Кайл, хлопнув брата по плечу. — Иначе на поле для гольфа я быстренько приведу тебя в чувство.

— Не сомневаюсь, — весело усмехнулся Мэтью. — Ведь гольф является обязательной дисциплиной во всех летных школах. — (Все засмеялись.) — Хочешь поспорить? — спросил он Йохана, который протянул ему банкноту.

— Не-а. Мы спорили только на то, что ты проиграешь.

— Да? Ну и кто рискнул своим состоянием? — заинтересованно спросил Мэтью.

— Мы унесем этот секрет с собой в могилу, — заявил Себастьян, чем вызвал новый взрыв смеха. Сам он лишь едва улыбнулся.

Эшли посмотрела в сторону Джинджер и ее мужа. Они оба сияли от гордости. В этот день даже присутствие прессы никого не могло заставить скрывать свои чувства.

— Ну и когда мы услышим вашу речь, сенатор? — обратилась к мужу Эшли.

— Скоро. — Мэтью прижался губами к ее виску. Свежий запах лосьона после бритья дразнил и возбуждал. — Но до этого я собираюсь одну минуту провести со своей женой наедине.

— Думаю, никто не удивится тому, что мы хотим немного освежиться, — с самым что ни на есть серьезным выражением лица тихо подтвердила она.

Извиняясь и принимая поздравления, они быстро — Мэтью поторапливал ее — дошли до спальни, которую занимала Эшли, впервые приехав в его дом.

Захлопнув за собой дверь, Мэтью приник к губам жены в испепеляющем поцелуе и прижался лбом к ее лбу.

— Спасибо за то, что ты сделала это возможным.

— Я ничего не делала. Ты бы победил в любом случае.

— Так как в последнее время у меня было немало дебатов, спорить с тобой я не буду, но хочу, чтобы ты знала, как много значит для меня то, что в этот момент ты рядом со мной. Благодаря тебе я теперь немного иначе представляю себе, в каком направлении и как должен двигаться.

Эшли была тронута.

— Спасибо. Ты очень мил.

— Я хочу отблагодарить тебя за это.

— Ты уже меня отблагодарил. У меня есть ты, наша семья, наше будущее.

— Но нет нашего дома.

— Любое место, где мы вместе, станет нашим домом.

— Согласен, но у меня есть кое-что еще.

Мэтью подал Эшли папку, которую она не заметила. Но поцелуи мужа служили достаточным оправданием ее невнимательности.

— Ты купил «Бичкомберз»? — прочтя несколько строк, недоверчиво спросила Эшли. — Но как?..

— Как мне это удалось? Себастьян при составлении договора купли-продажи скрыл мое имя. Теперь этот дом принадлежит мне, то есть нам. Разумеется, большую часть времени мы будем проводить в Вашингтоне, но и забывать наши корни не следует, верно?

— Но ведь твои корни в Хилтон-Хед.

— Ну и что? Чарлстон недалеко от Хилтон-Хеда, и это очень удобно для семейного гнезда, тем более что бывший каретный сарай отлично подходит для холостяка, но никак не для женатого мужчины, который все свое свободное время намерен посвятить жене и детям.

— Ты прав абсолютно во всем, — улыбнулась Эшли мужчине, который украл ее сердце, отдав взамен свое.

×